Особенности наднационального хедхантеринга

В мире
№26 (584)

С проблемой трудоустройства сталкиваются все, кроме коронованных особ. Даже президенты и премьеры, по истечении срока каденции, вынуждены задуматься над тем, как снискать хлеб насущный. Тони Блэр, например, после ухода с поста премьер-министра Великобритании, решил поработать на дипломатическом поприще. Несмотря на блестящие рекомендации, его сначала обнадежили, но затем попросили «позвонить позже».
За многовековую историю дипломатии члены этой таинственной международной корпорации накопили огромный арсенал терминов, при помощи которых они общаются друг с другом. Если для профана «озабоченность» и «серьезная озабоченность» почти синонимы, то уже третий советник посольства чувствует здесь определенные нюансы. Кроме терминов, в дипломатической практике применяются различные демонстративные действия, разница между которыми также мало понятна непосвященным. Так, можно «отозвать посла», а можно «отозвать посла для консультаций». Дружеские отношения между государствами часто выражаются в награждении покидающего свой пост руководителя одной страны орденом другой страны. С недавних пор, однако, этот прием был усовершенствован: теперь стало возможным, в зависимости от принесенной пользы, одних бывших руководителей иностранных государств награждать трудоустройством на хорошее место, в то время, как другим, наоборот, ставить палки в колеса. Что и произошло с Блэром, претендующим на пост спецпосланника ООН по ближневосточному урегулированию.
Занимавший прежде эту должность Джеймс Вулфенсон подал в отставку в прошлом году, как сообщалось, разочаровавшись в работе. Новому спецпосланнику будет вменено в обязанность продвижение переговоров между Израилем и Палестинской автономией и посредничество при разрешении внутрипалестинского конфликта.
Решение о назначение Тони Блэра должно было быть принято на проходившем в 27 июня Иерусалиме совещания представителей «ближневосточного квартета». До самого последнего момента считалось, что назначение произойдет, хотя и с существенным ограничением полномочий спецпредставителя, однако позже представитель ЕС в “ближневосточном квартете” сообщил, что с назначением Тони Блэра на пост специального посланника  возникли непредвиденные осложнения. Как выразился господин Отте, «русские не приняли» предложение о назначении Тони Блэра.
СМИ поспешили сообщить, что таким образом министр иностранных дел России Лавров отомстил Блэру и США, за отказ поддержать российскую инициативу по проведению объединенной конференции по проблемам Ближнего Востока в Москве, но мне думается, что это не так. В нынешней России вопросы подобного рода решаются не на Смоленской площади, а в том кабинете Кремля, где до утра горит зеленая лампа, и где человек, склонившийся над картой мира, думает о судьбах человечества. А Тони Блэр имел неосторожность обидеть этого человека совсем недавно, заявив о рискованности британских инвестиций в российскую экономику. Кроме того, призыв Тони Блэра к западному миру прекратить извиняться за то, что он делает правильные вещи, идет в разрез с линией Москвы, которая все еще надеется на восстановление «палестинского единства», особенно после того, как Махмуд Аббас отложил свой визит в Россию после обострения обстановки в Палестинской автономии, тогда как ХАМАС в своих информационных материалах продолжает восхвалять Кремль за поддержку этого «единства».
Наблюдатели сообщают, что возникший конфликт грозит развалом «ближневосточного квартета», на что Россия, очевидно, не пойдет. Блэра, скорее всего, заставят подождать, и все же утвердят. Так часто поступают чиновники рекрутинговых агентств, если на некую должность претендует человек, лично им несимпатичный, но очень нужный заказчику.
В начале статьи я упомянул о том, что некоторым высшим государственным деятелям, уходящим на покой, все же везет с трудоустройством. Такие случаи, действительно, были. Например, случай с бывшим немецким канцлером Герхардом Шредером. Ему, в силу его заслуг (чуть не написал – перед родиной), помогли после ухода с поста канцлера стать главой комитета акционеров основного оператора Северо-Европейского газопровода - швейцарской компании North European Gas Pipeline Company. Причем, помогли те же, кто мешал Тони Блэру.