THE TRUTH IS ОUT OF THERE...

В мире
№26 (584)

При всем неприятии философии Александра Дугина мне очень нравятся некоторые его определения. Например: «Конспирология – веселая наука постмодерна». Так Дугин назвал предисловие к своей книге «Конспирология», откуда взята мною и фраза, которой я озаглавил статью. Потому что сегодня мы  упражняемся именно в этой науке.
Во всем, что связано с иранской ядерной темой, меня всегда настораживала некая двойственность: с одной стороны – воинственные заявления иранских официальных лиц о том, как эта страна продвинулась в технологии обогащения урана, с другой – регулярно появляющиеся сообщения серьезных аналитиков о том, что успехи Ирана не столь велики, как это пытаются представить. Похоже на то, что Исламская республика сознательно провоцирует мировое сообщество, отвлекая его внимание от чего-то более значительного для нее, что она предпочитает осуществлять в полной тайне. Если это так, то мир столкнулся с весьма успешной операцией по его дезинформированию, и если учесть масштабы этой операции, может оказаться, что ею прикрывается что-то не менее страшное, чем наличие у аятолл атомной бомбы.
Я бы нисколько не удивился, если бы стало достоверно известно, что, шантажируя мир не существующей у Ирана атомной бомбой, группа очень влиятельных людей, используя государственный механизм этой страны, руководит глобальной террористической сетью, подготавливающей создание всемирного исламского халифата. Почему я так считаю? Судите сами.
Главным врагом современной цивилизации (европейской по своей сути) объявлена «Аль-Каеда». Многие террористические акты, совершенные за последние годы, а также и те, что удалось предотвратить, казалось бы, однозначно указывают на принадлежность их исполнителей к этому центру терроризма. Время от времени в зонах различных конфликтов появляются люди, называемые высокопоставленными эмиссарами «Аль-Каеды». Однако никто не знает, есть ли у этой организации руководящий центр, так как нельзя считать таковым скрывающегося неизвестно где Бен Ладена, образ которого предельно демонизирован. Аналитики сетуют на то, что эта организация не имеет четкой структуры, что неизвестны способы коммуникации между ее членами и руководителями. Всякий раз, когда происходит нечто, приписываемое «Аль-Каеде», я вспоминаю роман Станислава Лемма «Насморк»: есть факт преступления, есть жертвы, но нет преступника. И если в романе происшедшее объяснялось запутанным сочетанием различных маловероятных обстоятельств, то в жизни все объясняется проще.
В январе этого года в Ираке, где идет настоящая война между суннитами и шиитами, многонациональные войска задержали пятерых работников дипмиссии Тегерана. На основе изучения захваченных у иранцев документов американская разведка, по сообщению газеты New York Sun, заявила о том, что шиитский Иран сотрудничает с обеими враждующими сторонами: шиитскими добровольцами и суннитскими террористическими организациями. Оказалось также, что между суннитскими группировками, взорвавшими золотой купол главной шиитской мечети Ирака “Аль-Аскария” в феврале этого года, и иранской группировкой “Аль-Кудс” существует негласное сотрудничество.
Влияние Ирана прослеживается и в зоне арабо-израильского конфликта. Если поддержка Ираном шиитской группировки «Хезболла», действующей в Ливане, выглядит логично, то связь с Тегераном суннитского движения ХАМАС в глазах умеренных арабских режимов и Саудовской Аравии представляет собой едва ли не ересь. Тем не менее такая связь никем не отрицается.
Вернемся, однако, к Ливану. Несколько дней назад на юге этой страны, в зоне ответственности временных сил ООН (ЮНИФИЛ), в результате дистанционного подрыва, как считают специалисты, стоявшего на обочине автомобиля погибли испанские военнослужащие. «Хезболла» через свой телеканал «Аль-Манар» осудила этот теракт.   Скорее всего, Хасан Насралла и его люди действительно к нему не причастны. В противном случае правительство Ливана не запросило бы помощи у мирового сообщества: «Мы призываем все международное сообщество помочь Ливану. Оставить его в одиночестве нельзя. Крах в Ливане приведет к краху ситуации во всех странах региона», а парламентское большинство Ливана не возложило бы ответственность за этот взрыв и гибель миротворцев на Сирию, что совершенно однозначно адресует упрек к Ирану.
Пока никто не взял на себя ответственность за совершенный теракт, который мировое сообщество резко осудило.
Никто, однако, не сопоставил это нападение на войска ООН в Ливане с острейшим политическим кризисом, связанным с противостоянием армии Ливана и экстремистов из «Фатх эль-Ислам» на севере страны, начавшимся в конце мая в северо-ливанском городе Триполи и вскоре перекинувшимся на расположенный поблизости лагерь «Нахр эль-Барид», являющийся основной базой этой группировки. Между тем, отношение правительства Ливана к этой группировке и к привычной уже «Хезболле» разительно отличается. «Мы никогда не пойдем на переговоры с экстремистами, у этой группировки есть только два выбора - либо сдаться, либо подвергнуться военному уничтожению» - заявляют власти Ливана по поводу столкновений с «Фатх эль-Ислам», тогда как о «Хезболле» здесь говорят как об одном из элементов политического устройства современного Ливана. Военные считают, что «это не палестинская группировка, в нее входят граждане многих арабских и мусульманских стран, в том числе Иордании, Саудовской Аравии, Сирии, сами ливанцы, есть и небольшое число палестинцев». По словам жителей лагеря «Нахр эль-Барид», члены «Фатх эль-Ислам» говорят не на палестинском диалекте. Они опасаются выдать свое происхождение, а потому предпочитают говорить на литературном арабском языке, «но большинство из них изъясняется на смеси литературного языка и сирийского диалекта».
Откуда появляются эти «воины Аллаха» и куда они уходят? Что еще они продемонстрируют миру, и насколько ужасна будет эта демонстрация? Кто правит этими людьми? На все эти вопросы ответов нет. Пока нет.
Провокация считается одним из инструментов постмодернизма, о котором упоминалось в начале статьи. Я хочу надеяться, что данный провокативный материал может побудить читателя к самостоятельным наблюдениям, которые, не совпадая с моими «конспирологическими упражнениями», все же приведут его к постижению истинного состояния дел.