ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Америка
№26 (584)

Что такое преступность? Нормальная реакция нормальных людей на ненормальные условия жизни, утверждают остряки. Ведь благодаря преступникам мировая культура обогатилась детективным жанром. Уголовный кодекс подходит к этому иначе: преступление не окупается, потому что если бы оно окупалось, то называлось бы по-иному. Как обстоит дело с преступностью в Соединенных Штатах? Живет и даже процветает. Специалисты Джорджийского университета подсчитали, что только преступления, которые можно трактовать как злостное хулиганство, приносят ежегодные убытки в 70 миллиардов долларов. Это больше федеральных затрат на образование ($67.2 миллиардов) и чуть меньше ущерба, нанесенного ураганом “Катрина” (примерно $80 миллиардов). Жертвами хулиганов каждый год становятся около 3 миллионов американцев. Из них, согласно криминальной статистике, погибают 17000 человек, а свыше 2 миллионов получают ранения и травмы.
Федеральное бюро расследований тоже ведет статистику. Недавно  опубликован предварительный отчет о преступности в стране за прошлый год. Первое, что бросается в глаза: количиство уголовных преступлений выросло за год на 1.3%, а краж, наоборот, уменьшилось на 2.9%. Грабежей стало на 0.6% больше. Число убийств тоже увеличилось, правда, незначительно - на 0.3%. Зато уменьшилось количество изнасилований - на 1.9%. Меньше всего преступлений в процентном отношении в сравнительно небольших городах с населением до  500,000 человек. А в городах-«миллионерах» количество убийств подскочило сразу на 6.7%. На 0.2% увеличилось число краж со взломом. В целом же количество краж уменьшилось на  3.5%. Стало меньше и угонов автомобилей - на 4.7%. Но нам от этих цифр ни холодно ни жарко.
“Глобализация” коснулась и преступности. Она в принципе всегда была интернациональной. Особенно если говорить о наркобизнесе. Не случайно террористические группировки самым тесным образом связаны с торговлей наркотиками. Это и деньги, и связи, и “бойцы”. Второй неиссякаемый источник - сбыт оружия и торговля людьми.
Воры тоже поумнели. Зачем рисковать жизнью ради украденного кошелька или видеоаппаратуры? Можно неплохо жить, продавая редких животных, радиоактивные отходы, краденые картины или антиквариат. Широкое поле деятельности – манипуляции с банками индивидуальных данных и кредитными карточками.
В преступном мире, как и везде, полное разделение труда. Одни готовят фальшивые документы, другие специализируются на “отмывании” денег, третьи оказывают юридические, финансовые и бухгалтерские услуги. За примером ходить далеко не надо. Один из старейших банков страны, вашингтонский Riggs Bank, среди клиентов которого и американские президенты, и дипломаты многих стран, выплатил в качестве штрафа 25 миллионов долларов. И, надо признать, еще легко отделался. За “отмывание” денег президента Экваториальной Гвинеи и содействие финансированию террористов он вполне мог лишиться и лицензии. Подобных скандалов становится все больше. И это лишний раз подтверждает, что преступность вышла за рамки теневой экономики.
В последнее время вновь разгорелся спор на старую, как мир, тему: откуда берется преступность. Что это – реакция на социальные пороки общества или нечто большее, не зависящее от самого человека? В той стране, откуда все мы родом, таких вопросов не возникало. Пережитки капитализма - и точка. “Капиталисты” ставят вопрос шире. Многие теологи и философы придерживаются мнения, что, оказавшись перед альтернативой, человек свободен в своем выборе. Социологи, в свою очередь, считают, что выбор заранее предопределен, поскольку строится на личном опыте, жизненных ценностях, сложившихся предпочтениях и мнениях окружающих. Следовательно, поведение можно прогнозировать. Ведь не случайно же люди покупают одни и те же вещи и в тех же магазинах или заказывают в ресторанах, как правило, те блюда, к которым привыкли. Даже средства массовой информации  предсказывают сейчас исход президентских и парламентских выборов с точностью до одного-двух процентов.
Криминологов, понятно, тоже очень интересует, насколько  прогнозируемо человеческое поведение. От этого зависит не только процент раскрываемости преступлений, но и профилактическая работа с правонарушителями. Если, скажем, исходить из того, что наше поведение - результат свободного выбора, то и уголовный кодекс должен строиться на принципах “кнута и пряника” – наказывая одних, необходимо стимулировать других, внушая, что «преступление не приносит выгоды». Но, с другой стороны, если все наши поступки заранее “запрограммированы”, тогда придется учитывать многие факторы - социальные, финансовые, психологические, эмоциональные...
Пока “теоретики” спорят, “практики” действуют. Политкорректность уже добралась и до судов. К примеру, окружной судья Джеффри Шеврон из  Небраски запретил употреблять в ходе судебных слушаний такие термины, как “насилие”, “сексуальное нападение”, “секс” и “половая связь”. Причем слушалось дело не об угоне машины или грабеже, а об изнасиловании. Чем же мотивировал судья это свое, мягко говоря, странное решение? По его мнению, подобная терминология «юридически безграмотна» и вводит в заблуждение присяжных. Например, если свидетели будут использовать такие термины, то может возникнуть впечатление о виновности подсудимого.
Адвокат потерпевшей лишь развел руками: «Это все равно что сказать жертве грабежа: тебя, милый, не грабили, а просто приставили пистолет ко лбу и попросили отдать свое имущество». Это, кстати, не единственный случай. Недавно, к примеру, окружной апелляционный суд Калифорнии запретил использовать слова “брак” и “семейные ценности”, поскольку это, дескать, провоцирует... ненависть.
И все-таки наиболее острым вопросом остается смертная казнь. Несмотря на то, что в большинстве стран так называемого “свободного мира” она отменена или на нее введен мораторий, дебаты по поводу того, насколько оправданна “высшая мера наказания”, не утихают. Не обошли эту проблему и ученые. Так, социологи университета Эмори выяснили, что каждая казнь преступника предотвращает в среднем 18 убийств (у их коллег из других учебных заведений цифры несколько иные - от 3 до 14, что тоже в общем-то неплохо). А специалисты Хьюстонского университета подсчитали, что введенный 7 лет назад мораторий на смертную казнь в Иллинойсе так или иначе спровоцировал убийство 150 человек всего лишь за четыре года. Более того, по их мнению, чем быстрее смертный приговор приводится в исполнение, тем сильнее это действует на преступников. Так, сокращение ожидания казни на 2,7 года удерживает преступников как минимум от одного убийства.
Критики обвинили хьюстонцев в подтасовке фактов, намекая, что они фактически защищают узаконенную в Техасе практику смертной казни.
Техас и в самом деле лидирует по количеству приведенных в исполнение приговоров. На днях к смертной казни приговорен некий Лайонел Родригес, убивший молодую женщину по имени Трейси Ги и выбросивший ее труп прямо на улицу. Он стал шестнадцатым по счету преступником, приговоренным к смертной казни в нынешнем году, и 395-м с 1982 года, когда в родном штате президента была восстановлена смертная казнь. Хьюстонцы от критики отмахнулись: мол, вместо того, чтобы перепроверить наши данные, нам говорят, что «исследование само по себе неверное».
В этом они, безусловно, правы. Тем более что, как выяснила специализирующаяся на социологических опросах служба Gallup, 66% американцев считают смертную казнь «морально оправданной». Сейчас высшая мера наказания применяется более чем в половине штатов. В основном преступников умерщвляют на электрическом стуле или с помощью смертельной инъекции. В трех штатах закон позволяет приводить приговор в исполнение через повешение и расстрел, но этими “варварскими” методами давно уже не пользуются.
Опрос специалистов Gallup выявил еще одну интересную закономерность: Америка, оказывается, весьма консервативная страна, где религиозные ценности занимают не последнее место. Если к смертной казни американцы относятся с пониманием, а потому и спокойно, то, предположим, внебрачные связи подавляющее большинство (91%) считает аморальными. Если 65%  не возражают против разводов, то 90% категорически против полигамии. 86% не приемлют клонирования человека, 63% не одобряют азартные игры, а 59% - медицинские эксперименты на животных.
Не обходится, конечно, и без курьезов. Англичанка из Ноттингемпшира Трейси Коуп вышла недавно замуж за Джеймса Льюиса Моргана, приговоренного к смертной казни за убийство десятилетней давности. Она переехала в Северную Каролину и будет встречаться еженедельно с мужем по полтора часа, общаясь через стеклянную перегородку. А в Объединенной методической церкви свои страсти. Ее президент Клейтон Чилдерс сравнил американский флаг с... нацистской свастикой. Что же так возмутило преподобного отца? А возмутило его стремление патриотически настроенных прихожан водружать национальные символы прямо в храмах. Методическая церковь насчитывает более 8 миллионов человек. Правда, в последнее время ежегодно теряет до 50,000 своих последователей. Но к преступности это никакого отношения не имеет. И к борьбе с ней тоже. Главное понимать, что опасны не улицы, а опасны люди на улицах, как шутил мэр Филадельфии Франк Риццо.