Урановый бум

Америка
№27 (585)

Благодаря (хотя вряд ли это слово стоило употреблять в данном случае) Ирану с его ядерной программой и делу “разоблаченного” руководством собственной страны агента ЦРУ Валери Плейм, тема урана в последнее время не сходит с полос американских газет и телевизионных экранов. Однако при ее освещении корреспондентов и обозревателей больше интересует политика, оценка же ситуации, складывающейся в мире и в самих Соединенных Штатах вокруг разведки и добычи этого радиоактивного элемента, волнует их гораздо меньше.
А ведь из урана производят не только начинку самых разрушительных бомб, но и топливо для множества атомных электростанций. И в этом качестве он не менее привлекателен.
В 1950 годы гонка ядерных вооружений породила первый урановый бум, который поддерживался потом развитием мирной ядерной энергетики. Но к началу 90-х рынок затопил уран из списанных советских боеголовок, а окончательно подорвала его неудача со строительством одной из американских ядерных электростанций. Цены упали настолько, что урановая отрасль удержалась на плаву только в таких местах, как Канада, где добывалась особо качественная руда.
Уже в 2002 году цена урана опустилась ниже 10  долларов за фунт, а в наши дни поднялась до 138 долларов. Именно этот 14-кратный взлет цен, похоже, и возвращает к жизни захиревшую за последние десятилетия урановую промышленность нашей страны.
...Возведенный на утесе над городом Moab в штате Юта особняк разведчика урана возвышается над берегами реки Колорадо, погребенными под грудами опасных отходов. Появившиеся здесь в результате деятельности бывшего хозяина дома, они занимают, ни много ни мало, 130 акров, или более 50 гектаров земли, надолго, если не навсегда, выведенной таким образом из полезного оборота.
Казалось, ничто не предвещало возрождения былых надежд местного населения, но вот уже не первый год самые активные его представители с небывалым энтузиазмом роются в потрепанных топографических картах и рыскают по самым диким местам, стремясь поскорее застолбить перспективные участки. В одном прошлом году они подали на них 32 тысячи заявок. А вышедшие на пенсию бывшие геологи и шахтеры превратились с недавнего времени в самых востребованных консультантов.
Канадские фирмы раскупают старые, когда-то известные американские шахты. Семь их уже открыты в пяти Западных штатах. В том числе повторно открытая в 2006 году шахта Pandora в Юте, тогда же возобновившие работу две шахты в штатах Колорадо и Небраска и еще две новые шахты в Техасе.
Правда, не все жители в этих штатах спешат радоваться пришедшему в их края буму. Доходы от урана когда еще будут, если будут вообще, рассуждают самые осторожные, а вот нарушить природное равновесие и тем самым подорвать основы достаточно развитого здесь туризма возрождаемая отрасль вполне может. Именно поэтому председатель комитета по ядерным отходам группы Sierra Club’s Glen Canyon в юго-восточной Юте Сара Филдс предлагает в первую очередь “направить усилия не на поиск новых, а на расчистку старых участков”.
Тем временем потребности в уране растут – в мире строится сейчас 31 ядерная станция, главным образом, в России, Индии и Китае. Запланировали создание ряда новых станций и Соединенные Штаты. А из-за резкого роста цен на нефть и природный газ интерес к ядерной энергии в развитых странах повысился еще больше.
Возросший спрос снова искушает разведчиков - мечтателей и прожектеров из Юты. “Они расстилают на кухонных столах старые карты, - говорит работающая в одном из местных туристических центров Сьюзен Шомейкер. – Но сегодня эти люди ищут на них не маршруты для горных велосипедов, как раньше, а что-то совсем другое”.
Всего за 125 долларов в год любой из них может застолбить права на имеющиеся в недрах выбранного участка полезные ископаемые. Эта система существует с 1872 года, и Конгресс собирается пересмотреть ее с целью повышения лицензионных платежей. Если в связи с этим у индивидуальных владельцев возникнут материальные трудности, им придется передать свои права крупным компаниям. Собственно говоря, такой процесс уже начался. Например, компания Trigon Uranium Corp. из Британской Колумбии заключила соглашение с авторами 73 заявок на участки под поиски и разведку урана в Юте. Другие канадские фирмы - Denison Mines из Toronto и SXR Uranium One из Ванкувера - выкупают права у американских горнопромышленных компаний и заново открывают их давно заброшенные производственные объекты. “Конечно, возрождение промышленности с нуля – дело не быстрое, - говорит президент Trigon Сидни Химмель. - Если уподобить его трехтомной саге, мы теперь начинаем только второй том”.
У новых хозяев возникают трудности с оборудованием. Например, электронные приборы на принадлежащей компании Denison шахте Pandora хранятся на пыльных полках еще с 1960-х годов. Несмотря на возраст, их все-таки пытаются пустить в дело. А нехватку приборов Denison пытается возместить, создавая свои собственные, менее сложные, измерители гамма-излучения.
Возникают проблемы и с опытными работниками. “Когда промышленность находится в застое долгое время, такие люди попросту исчезают, - рассказывает Питер Фармер, президент компании Denison. - Мы все же нашли нескольких старых профессионалов и с их помощью обучаем группу молодых людей. Но это, как вы понимаете, требует времени”.
Один из ветеранов, Джим Фишер, который трудился на шахте с 1966 года, работает сейчас суперинтендантом компании. “Это - захватывающее время для всей отрасли, - говорит он. - Многие люди возвращаются и получают здесь гораздо больше, чем на старой работе”.
Некоторые из пожилых местных жителей, которые когда-то работали на шахтах, плохо помнят былое. Ричардсон из города Moab добывал уран с 1956 по 1966 год, после чего его здоровье стало сдавать. Он вспоминает, что регулярно подвергался под землей воздействию газа радона, содержание которого в воздухе было в 80 раз  выше предельно допустимого. “Босс всегда знал за неделю вперед, когда приедут инспекторы и к их прибытию вычищал все”, - говорит Ричардсон.
Сейчас многое делается совсем по-другому. Тот же Фишер перечисляет меры по поддержанию безопасности шахтных работ: мощную вентиляцию, буры, которые периодически распыляют воду для гашения пыли, регулярные измерения доз облучения, которому подвергается каждый шахтер. Инспекторы  Администрации по поддержанию здоровья и безопасности в горной промышленности (Mining Safety and Health Administration) без предварительного уведомления раз в квартал приезжают на шахты, чтобы познакомиться с обстановкой, отчетами и побеседовать с шахтерами.
Охрана окружающей среды также улучшилась. Груда отходов в пойме реки “протекала” во время дождей и постоянно загрязняла реку ураном и аммиаком. После вмешательства Министерства энергетики, заставившего принять необходимые меры, “течь” удалось ликвидировать. Принято также решение о переносе отходов в другое, более надежное место.
Как сообщает вебсайт Мировой энергетической информационной службы (World Information Service on Energy), множество старых шахт и обогатительных фабрик были полностью восстановлены и очищены, а несколько других определены федеральным Суперфондом (Superfund) как следующие объекты для аналогичных работ.
В 2005 году индейское племя навахо объявило производство урана на его землях незаконным. Вожди племени жалуются на то, что вследствие продолжительного проживания в домах, построенных из камня, взятого из отходов урановых шахт и обогатительных фабрик, у индейцев наблюдается повышенная заболеваемость.
Защитники окружающей среды также обеспокоены действиями геологов-разведчиков, нарушающих целостность легкоранимых целинных земель. “Здесь фантастически красивые пейзажи, и портить их прокладкой новых дорог для горной промышленности - преступление”, - говорит Лиз Томас, адвокат организации Southern Utah Wilderness Alliance в Moab. Вечный и почти неразрешимый конфликт между дикой природой и наступающей цивилизацией.