Тайна “Хамелеонов. Из цикла “Криминальный архив”

Литературная гостиная
№47 (866)

 

Шеф полиции Лондона Джон Филдинг вызвал к себе Джереми Уилкли и указал рукой на стул перед своим столом. Филдинг был слепым, и вошедший первым подал свой голос, чтобы показать, где он находится.
 
- Вы хотели меня видеть, сэр? - эти слова были не совсем уместны в подобной обстановке, но Джереми понял это, когда фраза уже слетела с его языка.
 
- Да, - начальник взял в руки газету, которую не мог прочитать и помахал ей над головой. - Вон что о нас пишут? И это во всех газетах!
 
Уилкли вздохнул:
 
- По их данным, количество преступлений в 1767 году выросло по сравнению с прошлым годом почти на двадцать процентов. Это очень серьезная цифра, даже если она и немного завышена.
 
- Беда в том, что она занижена, Джереми, - вздохнул Филдинг. - Наши парни не справляются со своей работой, а помощи ждать неоткуда. Нам сейчас необходимо раскрыть какое-нибудь важное дело, целую цепочку преступлений, чтобы мы могли показать окружающим, как достойно действуем в столь сложных условиях.
 
- Участились ограбления и кражи на Линдан-стрит и в районе порта, - заметил Уилкли. - Судя по всему, там действует одни и те же грабители, отличающиеся наглостью и ловкостью. Они проникают в жилища горожан, выпытывают у них с помощью угроз места хранения денег и драгоценностей, и, забрав их, бесследно исчезают. Причем, первый, кому открывают обычно дверь, постоянно переодевается, вводя в заблуждение хозяев: они видят перед собой молочника, рассыльного, даже почтальона, а потом в дом врывается несколько грабителей. Они часто применяют маски и мало кто смог описать их лица. Мы исходим только из внешних данных, а тут, сами понимаете, сэр, мало чего добьешься. Причем, потерпевшие путаются в показаниях.
 
- Надо внедрить к ним своего человека или пообещать хорошее вознаграждение за помощь в поимке. У вас же немало доносчиков!
 
- Доносчиков хватает, но они стали побаиваться работать, после того, как в доках нашли Генри с перерезанным горлом. А ведь Генри считался лучшим из лучших!
 
- Не напоминайте мне о нем! - покачал головой Филдинг. - Нам так и не удалось выследить его убийц или убийцу... И это одна из самых больших моих неудач на этом посту...
 
Уилкли знал, что шеф переживал не меньше него и страшно жалел, что не удалось создать конные разъезды на дорогах, о которых он мечтал еще до своего вступления в должность - у них просто не хватило средств на содержание подобного подразделения: бюджет городских властей был весьма ограничен.
 
- Поговорите с Данкиным. Нет, лучше вызовите его сюда, - попросил Филдинг. - Это человек, который нам сейчас нужен.
 
- Не думаю, что сейчас от него будет какой-нибудь прок, сэр, - заметил помощник. - Его последний раз видели мертвецки пьяным в одном из притонов на севере города. Если мои парни сейчас его разыщут и доставят к вам, он все равно не сможет внятно понять, чего вы от него хотите. Ведь это Данкин!
 
- Да, он пьяница, но вряд ли вы найдете кого-то с лучшим нюхом, чем у него. Он способен, как хорошая охотничья собака, найти именно ту добычу, которая вам нужна.
 
- Слушаюсь, сэр.
 
* * *
 
Немолодой мужчина твердо стоял на ногах, и только икание выдавало в нем не успевшего опохмелиться выпивоху.
 
- Здравствуйте, Данкин! - сказал Филдинг, легко узнававший посетителей по голосу. - Как он, Уилкли, в норме?
 
- Пришлось потратить на него два ведра воды, сэр, но моим ребятам удалось привести его в чувство.
 
- Отлично. Так вот, Данкин, мне понадобились ваши розыскные способности. Вы слышали, что в районе севернее порта и его окрестностях замечена банда грабителей, прибегающая к постоянным переодеваниям?
 
- А я должен был слышать об этом? - Данкин задумался.
 
- Наверняка. О ней много говорят, особенно в притонах. Якобы грабители неуловимы и похожи на животных из Африки, меняющих свой цвет кожи в зависимости от обстановки. Они зовутся “хамелеонами”.
 
- Нет таких преступников, которых вы рано или поздно не поймаете, - заметил Данкин. - А потом и повесите. Только сейчас трудно будет на них выйти...
 
- Почему? - спросил Уилкли.
 
- Причина простая. Попадаются в основном мелкие воришки, или те, кто занялся этим промыслом только что. Если человек давно находится в деле, то знает кое-какие приемы, позволяющие ему ускользнуть от ваших ребят.
 
- Какие же? - поинтересовался Филдинг.
 
- Все очень просто, ваша честь, - ухмыльнулся Данкин. - К примеру, пара или тройка молодчиков ограбила какого-нибудь банкира или богатого человека. Что ему интереснее: вернуть назад свои деньжата и барахлишко или увидеть преступников перед лицом закона? Конечно, первое. Потому он обратится к сыщику и подробно расскажет ему о том, что с ним случилось, намекнув, что хочет вернуть большую часть украденного. У нашего сыщика есть свои доносчики, и он обращается сразу к ним. Деньги труднее найти, надо иметь точные приметы грабителей, а вот ценные вещи очень быстро всплывут у скупщиков. Тут надо держать ухо востро. Сыщик, взяв двоих-троих дюжих молодцов, отправляется к вору или к главарю банды и выкладывает перед ним все карты. Или ребята, возвращайте незаконно присвоенное, или вам грозит виселица. Потому бедолагам делать нечего и они обычно идут на сделку, оставив себе мизерную долю “за труды”, из которой еще хапнет себе кое-что и наш вездесущий сыщик. А остальное он отнесет хозяину, взяв с того вознаграждения. Вот потому это дело очень выгодное и порой сами сыщики выступают в роли наводчиков, чтобы потом получить свой процент и с тех, и с других.
 
- Но наши молодцы действуют иначе! Ведь к нам обращаются пострадавшие!..
 
- Да, однако, ваши “хамелеоны” - не новички в воровском деле: у них прикормлены свои скупщики, которые их не выдадут, а продадут товар в надежном месте, где его никто и никогда не найдет. Но если вы дадите мне пару дней, то, вполне возможно, я скажу еще что-то о них, или, по крайней мере, укажу на человека, который с ними связан. Для этого мне придется посетить несколько питейных заведений...
 
- Откуда вас опять придется вытаскивать в безжизненном состоянии? - спросил Уилкли.
 
- Я не пьянею, я - сосредотачиваюсь, - пояснил Данкин. - Ведь вы предлагаете мне непростую и опасную работу. Тут вполне можно получить увесистой дубинкой по голове, скажи я кому-то по глупости не то слово.
 
- Уверен, что вы останетесь в безопасности и с хорошей наградой, - заверил Филдинг. - Идите, и не забывайте о своем задании.
 
- Буду помнить о нем до конца оставшейся жизни, - сострил доносчик и вышел.
 
- Я бы не стал полагаться на его сведения, - вздохнул Уилкли. - Заплати ему побольше, и он сдаст нас со всеми потрохами.
 
- Но тогда мы выдадим его и все, что нам о нем известно, - сказал Филдинг, понимая, что его слова будут переданы Данкину. - А сейчас пригласите ко мне того парня из Уэльса.
 
* * *
 
- Питер Грейс, сэр, - молодой человек стоял перед столом почти навытяжку. - Мне сказали, что вы тут главный.
 
- Так и есть, - улыбнулся Филдинг, - у вас отличный уэльский акцент. Сразу видно, что вы недавно приехали в Лондон.
 
- Все правильно. Дядя советует мне поработать переписчиком, но у меня другие планы, и они привели меня к вам, на Боу-стрит. Я много читал о работе ваших полицейских, и о том, как трудно бороться с преступностью...
 
- Наша работа, действительно, не лишена трудностей, - шеф полиции подумал, что тут неплохо было бы подойти к юноше и пожать ему руку, но, будучи слепым, он вряд ли сумеет осуществить свое желание. - Вы делаете правильный выбор! Столице нужны честные парни с пылкими сердцами, готовые трудиться ради безопасности и блага ее граждан!
 
- Да, моя цель состоит именно в этом, - бесхитростно выложил Грейс. - Я мечтаю поскорее получить красный жилет и стать полицейским.
 
- Вы еще успеете полюбоваться собой в новом обличье, - сказал Филдинг. - Но, прежде всего, я хочу дать вам особое задание. Вас никто не знает в Лондоне, ни один человек не видел вас в форме полицейского, да и вы ни с кем здесь не знакомы. Между тем, нам не дает покоя одна банда грабителей, работающая по хитроумной схеме. У них наверняка есть наводчики, помогающие найти нужные дома: они действуют, как правило, на рассвете, когда люди еще не успели отойти от сна и теряют обычную подозрительность. В дверь стучит молочник, рассыльный, возчик или доставщик газет. Особо не думая, хозяин открывает, и тотчас у него дома оказывается несколько вооруженных грабителей в масках, тут же начинающих допытываться - где он прячет деньги и ценности, а при случае применяющих силу и к другим членам семьи. Мы никак не можем найти грабителей, они ловкие, верткие, отчаянные в своей наглости и потому успевают вовремя скрыться. К тому же, показания свидетелей, как правило, путаны, будто некто сбивает нас со следа. И поэтому нам нужен человек, способный стать для них “своим”, оказаться внутри банды, чтобы затем выдать всех грабителей. Никто, как мне кажется, лучше вас на данную роль не подходит...
 
- Но я же не вор и совсем не разбираюсь в этих делах, - растерялся Грейс. - А в Лондоне всего две недели.
 
- И хорошо. Просто вы станете для них “золотым мальчиком”, рассказавшим о богатых земляках, обосновавшихся в столице, и выведете на одного из них, а там банду будет ждать наша засада.
 
- Вряд ли они мне поверят, - покачал головой приезжий.
 
- Решение этой задачи предоставьте нам, - сказал Фулдинг. - Мы так устали от этих грабителей и издевательских статей в газетах о нашей беспомощности, что приложим все усилия для поимки этой шайки.
 
* * *
 
Вскоре Данкин снова оказался в кабинете шефа лондонской полиции.
 
·           Есть у меня кое-что для вас, - сказал он. - Я знаю одного парня, связанного с “хамелеонами”. Теперь дело за вами.
 
·           - Нет, дело снова за тобой, - развел руками Филдинг. - Ты должен описать ему приключения одного юноши из Уэльса, которого ищут там за убийство. Он оказался в Лондоне и жаждет к кому-нибудь присоединиться, так как не привык блуждать в одиночестве, тем более, в чужом городе. И у этого малого есть что порассказать грабителям в качестве входного билета.
 
- Мудреная задача, - почесал свою шевелюру Данкин. - Одно дело - вывести вас на банду, другое - подобная рекомендация серьезным джентльменам. А если те не поверят мне на слово и потребуют доказательств?
 
- Сделай все, чтобы тебе поверили.
 
* * *
 
Питер Грейс не удивился, когда к нему за стол подсели два молодчика в черных цилиндрах.
 
- Вы, говорят, из Уэльса? - спросил первый. - И натворили там кое-чего?..
 
- Не стану отрицать, - ответил Грейс. - Бывало всякое.
 
- А зачем подались в Лондон? - поинтересовался второй. - Ведь легче было бы уплыть куда-нибудь, где вас никто не достанет.
 
- Меня и здесь вряд ли будут искать, - усмехнулся Питер. - Тем более, что здесь из “наших” только богачи, а я к ним никогда не относился.
 
- Богатые нас интересуют, - улыбнулся первый. - Подскажешь пару адресков по случаю знакомства? Меня зовут Проныра, а это - Дэвид.
 
- Грейс, - представился приезжий. - Могу подсказать, где их искать, да и сам, вместе с вами, поищу при случае. Всегда приятно в чужом месте встретить земляков.
 
- А у парня хорошее чувство юмора, - заметил Проныра, - Смит будет им доволен.
 
- Пожалуй, - согласился Дэвид. - Придешь сюда завтра, в это же время, и захвати все свои пожитки, если такие имеются. Будем переселять тебя на новую квартиру.
 
* * *
 
- Это не настоящие имена, а клички, - заявил Филдинг. - Дэвид, Проныра, Смит. Чем проще, тем легче пользоваться. Договоримся с вами так, Питер. Вы отправляетесь к грабителям и дадите им для начала три адреса. У нас нет возможности организовать засады во всех трех домах, потому бандитов будут ждать только в первом и третьем. Второй дом просто закрыт, там никого нет. По моему опыту, грабители начнут с третьего, а если выйдут на второй, то поймут, что жившие там перебрались обратно в Уэльс...
 
- Но мне придется грабить с ними! - ужаснулся Питер. - А если они заставят меня кого-нибудь убить?!
 
- Могут... - прикинул шеф полиции, - но до подобных осложнений дело, надеюсь, не дойдет. Мы не дадим им действовать: тотчас же схватим с поличным на месте - большего нам и не надо.
 
- Иметь бы мне при себе склянку с бычьей кровью, - сказал Грейс. - На всякий случай. Ведь они не будут меня обыскивать.
 
- У грабителей это не принято. Я понял, какая у тебя возникла мысль и полностью ее поддерживаю. Вот еще что. После того, как бандиты покидают место преступления, и до прибытия наших ребят, обычно еще пропадает одна - другая ценная вещь, а свидетели путаются в показаниях. Это тоже довольно странно и относится только к “хамелеонам”. Если тебе удастся открыть эту тайну, очень хорошо. Словом, присматривайся ко всему, что происходит вокруг, и не упускай ни одной детали.
 
* * *
 
В банде оказалось шесть человек. Незнакомые Грейсу Смит, Весельчак и Адам выглядели довольно добродушными. Был еще и главарь, называвший себя Кромвелем. Но он предпочел не показываться на глаза новичку из Уэльса. О Кромвеле грабители говорили с уважением и опаской.
 
- Мы грабим богачей, чтобы самим стать немного богаче, - заметил Весельчак, знакомясь с Питером. - О тебе говорят хорошее, но кто в наше время верит разговорам? Ты пойдешь с нами в качестве переводчика: вдруг кто-то из твоих друзей до сих пор плохо понимает английский?!
 
Бандиты рассмеялись.
 
- Кромвель решил проверить твои способности. Сегодня ночью ты отправишься со мной, Пронырой и Весельчаком, - сказал Смит.
 
- Потрясти земляков? - спросил Грейс.
 
- Нет. У меня есть на примете одна квартира, где нас давно ждут... денежки, драгоценности и красивые вещи! И мы решили прекратить их терзания!
 
* * *
 
Проныра переоделся рассыльным и постучал в дверь.
 
- Мистеру Сордвилу послание, - прокричал он, - велено передать в собственные руки!
 
- В такую рань... - послышался внутри сонный голос. - А попозже нельзя?
 
- Позже мы уже не работаем, - ответил Проныра. - И не забудьте о чаевых для курьера!
 
- Еще и чаевые, - продолжал возмущаться хозяин, но дверь приоткрылась.
 
Тут же в нее с дубинками вломились Смит и Весельчак, а секундой позже сам Проныра и Питер.
 
- Присмотри за ним, - Смит сунул в руки Грейса кастет, - а мы полюбезничаем с хозяйкой. В таких делах женщины всегда сговорчивее мужчин.
 
Питер остался возле связанного мужчины в ночной рубашке, и приложив палец к губам, прошептал:
 
- Если вы будете правильно себя вести, то все похищенное к вам вернется. Я работаю на Боу-стрит. Все ясно? Быстро говорите, где спрятаны ваши драгоценности и деньги, а потом притворитесь потерявшим сознание.
 
Ему пришлось повторить это дважды, чтобы они дошли до сознания перепуганного мужчины. Только после того, как он кивнул и вполголоса выложил все, что хотел Грейс, тот вынул склянку с бычьей кровью и забрызгал ей голову хозяина. А потом стал звать своих компаньонов по грабежу.
 
Первым появился Весельчак.
 
- Что у тебя? Неужели укокошил?
 
- Нет. Я выбил из него все секреты, но, кажется, несколько перестарался...
 
- Это не страшно. Так где он прячет свои кровные? Хозяйка, как выяснилось, не допущена мужем до кое-каких секретов.
 
Питер назвал места тайников, и воры быстро покинули дом с хорошей добычей.
 
- А ты малый что надо, - похвалил его Смит. - Кромвель будет тобой доволен.
 
- Но он не участвует в нашем деле? - спросил Питер.
 
- Как раз и участвует! - улыбнулся Весельчак. - Да так, что ни одна бестия нас потом не поймает!
 
И все дружно засмеялись.
 
* * *
 
На следующую ночь грабители пошли по третьему адресу, названному Грейсом (тут Филдинг не ошибся), и напоролись на полицейскую засаду. Остолбеневшие от подобной неожиданности, они сдались без сопротивления. Последних двух и одного из наводчиков взяли в притоне, где любила проводить время банда, и только Кромвель остался на свободе. Но Грейсу во время недолгого пребывания в рядах грабителей удалось узнать о нем кое-какие сведения. В частности то, что главарь любит играть в карты в одном доме, выигрывая и проигрывая довольно большие суммы: разумеется, под другим именем. А также то, что он уже был судим за мелкое воровство - около девяти лет назад.
 
Джон Филдинг, не мешкая, отправил своих полицейских в вышеуказанный дом, где они задержали шестерых человек, среди которых мог быть и Кромвель. Всех доставили в кабинет шефа полиции, и он потребовал от каждого назвать свое имя и фамилию, после чего они будут отпущены. В процедуре не было ничего опасного, и задержанные охотно согласились.
 
Когда дошла очередь до четвертого тот, стараясь говорить искаженным голосом, произнес “Джеймс Милгерн”, но Филдинг, внимательно прислушавшись к голосу преступника, его перебил:
 
- Вы - Джим Хартни, и в 1757 году были осуждены за воровство! Значит, теперь удача повернулась к вам лицом, и вы возглавили целую шайку, мистер Кромвель?!
 
Тому ничего не оставалось, как тяжело вздохнуть и опустить голову. В ходе последовавшего допроса он открыл главную тайну “хамелеонов”: оказывается, вслед за грабителями к пострадавшим приходил Кромвель - в красном жилете, с накладными усами или бородой, и задавал множество сбивающих их с толку вопросов, а также и прихватывал какую-нибудь вещь, уцелевшую во время набега. Мошенник обладал отличным чутьем, и ему всегда удавалось уйти за пять-семь минут до появления настоящих полицейских, которым было трудно расспрашивать потерпевших, запутанных их “коллегой”. Так как никому в голову не могла прийти мысль о том, что кто-то из бандитов рискнет переодеться в полицейского, о Кромвеле не упоминали в дальнейших свидетельствах.
 
* * *
 
Современники утверждали, что Джон Филдинг, прослуживший на посту шефа полиции Лондона до 1780 года, мог распознавать по голосам более трех тысяч преступников, но, несмотря на все старания, так и не сумел покончить с преступностью в городе: слишком мало людей и средств находилось в его распоряжении.
 
“Секрет”