Дефиле в красном

Культура
№47 (866)
Ярко-красный Адам
вдалеке появляется в красках...
 
Иосиф Бродский
 
Великий колорист Василий Кандинский говорил, что настоящий красный цвет доступен только русскому художнику. Так ли это – если попытаться взглянуть на живопись во всей её красочной всеохватности и всевременности. Но по отношению к нашей современнице Зое Фроловой утверждение гения – истинная правда.
 
На сегодняшней выставке в одной из любимейших наших галерей Мими Фёрзт исполнила Зоя торжествующе звучную ультрамодернистскую живописную симфоническую поэму, где каждый аккорд завораживает гармоничной алостью. В поэме единой сюжетикой связанные одиннадцать глав, как правомерно можно было бы назвать эти одиннадцать буйным красным пламенем пылающих холстов. «Сила красного» – так озаглавила художница маслом написаное своё эссе. Я бы добавила: «Кровавая мощь власти».
 
Войдём же в огромный храмовый зал галереи и зарядимся невероятной энергетикой каждой картины Фроловой. Не стану повторять всё то, что совсем недавно рассказывалось в нашей газете о художнице и её творческой манере («Русский Базар» № 794 за 2011год). Но в нынешнем, поражающем мастерской нюансировкой красного цвета цикле, Фролова превзошла себя.
 
«Кардинал». Здесь не только кардинальская мантия, такая же насыщенно красная, как и тот кровавый путь, который прошёл этот хищный, жаждущий чужой, разумеется крови и власти человек. Непомерной власти. Чья символика всегда окрашена цветом крови: красная мантия, красным бархатом обитое тронное кресло, да и красное знамя тоже. Власть, власть... Удвоенная, утроенная, многократно умноженная... Любыми силами – не потерять. «Что есть ночь могущества? Одна ночь могущества лучше  тысячи месяцев».
 
Власти всегда недостаточно: добился кардинальской алой шапки – нужна папская тиара. Вот и крадётся он, неслышно ступая в красных своих туфлях, к папскому трону. А к нему самому, надев алые шнурованные сапожки, подбирается смерть. Её власть непререкаема, в какие бы цвета она ни рядилась.Она ведь всегда побеждает – собственными немеренными силами или с чьей-то подачи: самодержца любого ранга столкнёт. Туда – в преисподнюю. Где гореть ему в адском пламени, таком же жарком, таком же кровавом, как роскошное бархатное облачение всех этих королев и королей всех веков и всех даже весьма демократических титулов, почитающих себя близкими солнцу, а, на поверку, самое верное, что сделала художница, – вместо лица украсила шею властителя пустым пятном. На обязательном красном фоне.
 
Так что решение тут у Фроловой не только бешено колористическое (и бешено экспрессивное), но ещё и исторически-философское, а владение кистью мастерское. «Вы подразумевали и некую революционность?» – спросила я у художницы. «Нет-нет, ни в коем случае, только энергию, праздничность и непременную властную символику красного цвета».
 
Ну, что ж, дорогие друзья, не грех этой энергией подзарядиться. Для чего вам нужно побывать в галерее Mimi Ferzt , расположенной в Нижнем Манхэттене, в Сохо, на 81 Greene Street  (поезда метро N, R, W до Prince Street)