У СТРАХА НЕТ ЛИЦА

В мире
№28 (586)

Мы еще помним времена яростного спора между физиками и лириками. Они, увы, безвозвратно ушли. Уходят и времена бесконечного спора между пессимистами и оптимистами. Пессимисты побеждают. И могут сейчас утешать себя тем, что знали обо всем заранее. Оптимистам остается лишь надеяться, что если станет совсем уж плохо, значит это - к лучшему. Исходя из закона оптимизма: у каждого конца света - свой свет в конце туннеля.
И все-таки нынешние “пророки” приближающегося конца Израиля неправы. Израиль переживет и “пророков”, и всех своих врагов. Ибо, как говорили настоящие пророки еще 3000 лет назад, в конце времен объединятся против Израиля все народы. И грянет тогда великий Суд, на котором проклинающие тебя (еврейский народ) будут прокляты, а благословляющие – благословлены.
Если вдуматься, то этот Суд уже начался. Посмотрите на Европу, которая испокон веков враждебно относилась к евреям. Это же прогнившее почти до самых корней дерево. Если мусульманские врачи-дилетанты ввергли в шок всю Англию, не убив ни одного человека, то что будет, когда на улицы выйдут тысячи “шахидов” и начнут взрывать автобусы и кафе, как они делают это в Израиле? Европа безропотно ляжет под исламским серпом, как трава - под крестьянской косой.   
“Чудесное” освобождение ХАМАСом корреспондента Би-би-си Алана Джонстона, о котором взахлеб пишут британские газеты, заслонило другое, знаковое, на мой взгляд, событие. Ивонн Ридли, британская журналистка, которую в 2001 году арестовали в Афганистане талибы, трудоустроилась на иранском телевизионном канале Press TV, который начал выходить в Тегеране на английском языке. Она пробыла в плену всего 11 дней, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы воспылать любовью к исламу. В 2003 году она стала мусульманкой. Это был осознанный выбор человека, за плечами которого 30 лет работы в британских средствах массовой информации, в том числе в таких ведущих изданиях, как The Sunday Times, The Observer, Independent и Express. Затем Al Jazeera и наконец «свободный канал», который, по ее словам, верит в правду.
«Правда» Press TV началась с того, что был решительно отвергнут исламский след в несостоявшихся терактах в Лондоне и Глазго. Если следовать иранской версии, то это не что иное, как инсценировка британского правительства с целью «нанести как можно больший ущерб мусульманскому миру, протестующему против посвящения отщепенца и предателя Салмана Рушди в рыцари и награждения его международной Букеровской премией».
Напомним, что за голову индийского писателя, книгу которого “Сатанинские стихи” в исламском мире сочли богохульной, Иран назначил премию в 2,8 миллионов долларов.
Впрочем, Ивонн Ридли это не сильно печалит. Она устала от «западной пропаганды». И от жизни. Вспоминать и в самом деле особо нечего, кроме разве что о трех разводах. А вместо детей - полная противоречий карьера. И духовная пустота.
Ридли – лицо современной Европы, уставшей от жизни, детей, друзей, стремительно дряхлеющей и импотентной. Ее ждет судьба Византии. Что ж, каждому – свое. Думаю, гораздо интересней проследить за судьбой Алана Джонстона. Если Ридли хватило 11 дней, чтобы усомниться в «западных ценностях» и сделать Коран настольной книгой, то как долго продержится “друг ХАМАСа” Джонстон, который тесно соприкасался с исламом на протяжении 114 дней заточения? Британские газеты этим вопросом не задаются, но мы, оптимисты, живем только потому, чтобы узнать, что будет завтра. Хотя и без того ясно, что жизнь - пустыня, а ее оазисы – миражи.
Знаете, почему нет мира на Ближнем Востоке? Потому что мир принадлежит кучке людей, а остальные - всего лишь зрители. И если вам что-то принесут даже на серебряном подносе, это будет всего-навсего счет.
Мир заменили символами, за которые тоже требуют плату. Возьмите набившую оскомину формулу «территории в обмен на мир». Южный Ливан “обменяли” и получили Вторую Ливанскую войну. Газу тоже “обменяли”. Что в результате – не мне вам говорить. Ну и что? В Тель-Авиве русскоязычные журналисты встретились с делегацией Европейской комиссии во главе с  Рамиро Сибрианом-Узалой. Он рассказал о том, что делают европейские страны для оказания “гуманитарной” помощи вечно страдающему палестинскому народу.
Но самое интересное было дальше. Сибриан-Узал настоятельно подчеркнул, что Евросоюз выступает за палестинское единство как в национальном, так и в географическом понимании. «Это необходимо для прогресса в мирном процессе и создания жизнеспособного государства, мирно сосуществующего с Израилем», – пояснил он.
То есть Хамастан так Хамастан, но единый и неделимый.
Отвечая на реплику о передаче так называемого Западного берега под юрисдикцию Иордании (о конфедерации Хашемитского королевства с палестинской автономией сейчас заговорили и в Вашингтоне), Сибриан-Узал отметил, что Евросоюз категорически против подобной инициативы: «Наша позиция остается неизменной: мы выступаем за создание независимого палестинского государства в границах 1967 года».
У страха нет лица. Можно простить журналистов за то, что они не забросали “посла мира” тухлыми яйцами или гнилыми помидорами, хотя он того и заслуживал. Но вопросы, которые они задавали, не выдерживают никакой критики. Ну кому интересно, например, когда приступит к своим “дирижерским” обязанностям на Ближнем Востоке “усмиритель” Северной Ирландии Тони Блэр? Если он настолько талантлив, то пусть начинает не с Израиля, а с Ирака, где, между прочим, воют и его солдаты. Пусть сначала помирит суннитов с шиитами. Только не по Блэру эта “шапка”. И ХАМАС  ему не по зубам. Спрашивать надо было совсем о другом: сколько десятков миллиардов долларов готова заплатить Европа Израилю в качестве компенсации? Да, пора уже начать принимать советы вместе с чеками. Тогда и советчиков не будет.
И вообще, кто ходит за советом к без пяти минут покойнику?
Концепция «территории в обмен на мир» такая же глупость, как американо-китайская конфедерация. В Израиле об этом постоянно твердит только один человек. Нет, не Биньямин Натаниягу, а бывший начальник генштаба генерал Моше Яалон. Тот самый Яалон, который не боялся сказать правду в глаза Ариэлю Шарону, за что и был уволен. Кому нужны “правдоискатели”? Захват Газы ХАМАСом стал «последним гвоздем, забитым в крышку гроба» всем “мирным инициативам” Запада, лопающимся одна за другой, как мыльные пузыри, считает отставной генерал. О формулу «земля в обмен на мир» поломал зубы еще Билл Клинтон, когда семь лет назад Эхуд Барак предложил в Кэмп-Дэвиде отдать под палестинское государство 95% территории Иудеи и Самарии с восточным Иерусалимом в придачу. Но Ясер Арафат бежал от Мадлен Олбрайт, как от чумной. Ему был нужен “джихад”, а не земля.
«Все наши уступки только ставят под угрозу безопасность страны, - говорит Аялон. – Заодно они ослабляют позиции и Запада, и арабских союзников Америки. Мы должны относиться к Газе как к иранскому анклаву и прекратить поставку продовольствия, воды, электроэнергии и любых других товаров».
А как быть с Абу-Мазеном, который висит сейчас на волоске? Пусть управляет автономией, но под полным израильским военным контролем. И как долго? Всегда, потому что арабы не заинтересованы в мире с Израилем. Можно не соглашаться с этой позицией. Но опровергнуть аргументы Аялона непросто. Арабы и в самом деле не заинтересованы в мире.
На днях лопнул еще один мыльный пузырь – так называемая “саудовская инициатива”. А ведь как все хорошо начиналось. Перед очередным саммитом Лиги арабских стран в Эр-Рияде американские, израильские и саудовские дипломаты провели в Женеве тайные переговоры, чтобы убрать последнюю преграду – проблему “палестинских беженцев”. Саудовский посол в Вашингтоне принц Бандар Бин Султан не скрывал удовлетворения. Договорились, что “беженцам” разрешат вернуться на территорию палестинской автономии, куда хлынут миллиарды долларов на их обустройство и трудоустройство. Те же, кто пожелает остаться в странах проживания, получат денежную компенсацию.
Саудовский король Абдалла снял еще одно препятствие – “помирил” в Мекке Махмуда Аббаса с “сирийцем” Халедом Машалем и “газовцем” Исмаилом Ханией. Палестинцам в королевском дворце Сафа в Мекке явно понравилось. «Мы не уедем из этого святого места, пока с помощью Аллаха не примем правильного решения», - заявил репортерам Абу-Мазен. “Мир” закончился короткой схваткой, в которой сильней оказался ХАМАС. И король Абдалла сломался, передав через Хосни Мубарака, что отказывается от  “саудовской инициативы”, поскольку сейчас уже «бессмысленно говорить о создании палестинского государства в обмен на признание Израиля». Лучше уж «полностью отмежеваться от попыток разрешения израильско-палестинского конфликта».
Не глуп этот Абдалла. Быстро понял, что ставка на Абу-Мазена бессмысленна, поскольку у него нет никакого авторитета ни у “палестинцев”, ни в арабском мире. А изоляция ХАМАСа только подтолкнет его в объятия Ирана. Впрочем, и сам ХАМАС сделал свой выбор - в пользу Тегерана. В недавнем телефонном разговоре с иранским министром иностранных дел Манучером Моттаки все еще “законно избранный” палестинский премьер-министр Исмаил Ханийя сказал, что «основным врагом были и остаются сионисты». Моттаки возражать не стал, пожелав “палестинцам” поскорее объединиться, ибо «победа возможна лишь при совместных усилиях».
То, что ХАМАС бросился в иранские объятия, – на самом деле хороший знак.  Иран все-таки один, а у арабов 22 государства и, как нас постоянно убеждают, это не предел. Но ведь у Ирана не сегодня завтра будет атомная бомба! К тому же Махмуд Ахмадинеджад уже договорился с Башаром Асадом о размещении в Сирии своих «скадов» и «шихбов» с дальностью полета от 600 до 2000 километров. А бывший спецпосланник США на Ближнем Востоке Деннис Росс предупреждает, что Дамаск может начать войну с Израилем со дня на день. Поэтому, дескать, надо немедленно приступить к переговорам. Иначе Иран, Сирия, “Хезболла” и ХАМАС объединятся. И что тогда будет...
Ничего не будет. Ни Асада, ни Ахмадинеджада, ни “Хезболлы”, ни ХАМАСа с “Аль-Аксой”. Любая широкомасштабная война на Ближнем Востоке, если она даже не перерастет в ядерную, станет войной мировой. И я не уверен, что мир готов заплатить сегодня столь высокую цену. Поэтому все разговоры о войне - не более чем спекуляции. «Не бывает мрачных времен, - говорил Ромен Роллан, - бывают только мрачные люди». Так что, если намерены оставаться пессимистами, то хотя бы неунывающими.