Год спустя: The soldiers cannot be found

В мире
№28 (586)

Год назад, 12 июля 2006 года на ливано-израильской границе два израильских солдата были похищены боевиками «Хизбаллы». Большинство ведущих израильских интернет-ресурсов на пять минут прекратили свою работу. Адреса сайтов вели к стандартной странице с сообщением об ошибке, надпись на которой гласила: «The soldiers cannot be found».Это первый случай, когда СМИ, работающие круглые сутки координировано прекратили свою работу.
За истекший год произошло много событий, и лишь в судьбе похищенных солдат нет никаких изменений. Более того, неизвестно даже, живы ли они.
Во Второй Ливанской войне, начавшейся с похищения израильских солдат, Израиль существенно ослабил военную инфраструктуру «Хизбаллы», однако, как и много раз до этого, международное сообщество не позволило довести операцию до логического конца, то есть до полного разгрома террористов. Теперь, после того, как Сирия и Иран, несмотря на присутствие в Южном Ливане международных сил ЮНИФИЛ, восстановила наступательный потенциал террористов, руководители «Хизбаллы» не только не лишились политического веса в самом Ливане, но и странным образом приобрели определенную «легитимность» на международной арене: в Париже скоро состоится саммит  представителей ливанских фракций, для участия в котором приглашена и «Хизбалла». Недавно избранный президент Франции Николя Саркози считает, что участие представителей “Хизбаллы” в саммите необходимо для усиления существующего ливанского правительства, что не может не вызывать недоумения: известно, что «Хизбалла» делает все, чтобы свалить это правительство.
Саркози, имеющий опыт борьбы с деструктивными элементами внутри Франции (вспомним, хотя бы историю с молодежными беспорядками в пригородах), явно неудачно начинает внешнеполитическую деятельность на восточном направлении. Он то ли всерьез считает, что  «Хизбалла» уже стала политической партией, то ли надеется на то, что ее удастся склонить к такой трансформации. Скорее всего, предстоящий саммит, несмотря на то, что у Франции исторически сильные позиции в этом регионе, не приведет к существенным прорывам.
За спинами Ливана и Сирии маячит новый игрок, с которым Франция еще не сталкивалась – Иран. И Сирия, ощущая поддержку, уже считает возможным куснуть Францию.
Так, одна из сирийских государственных газет осудила то, что Николя Саркози назвал группировку «Хизбалла» террористической организацией. Газета недоумевает, каким образом «борцы за свободу и независимость» превратились в террористов с точки зрения французского президента.
Сирия требует (поскольку газета государственная, то ясно, что это не личная точка зрения редактора) от Франции «сбалансированного и честного подхода» к ближневосточным событиям, подчеркнув, что нельзя поддерживать только одну определенную сторону в ливанском кризисе. «Мы надеемся, что Франция сможет вернуться на правильный курс», - говорится в этой статье.
Конечно, сможет. И вернется. В Европе это сейчас любимое занятие: не занимать конкретной позиции, учитывать мнения всех сторон, входить в положение. Даже то, что о похищенных солдатах в течение года нет никакой информации, не мешает европейцам говорить о страданиях в израильских тюрьмах осужденных террористов, хотя израильские власти разрешают посещать заключенных, даже и тех, кто отбывает наказание за десятки убийств. Израиль позволяет заключенным получать письма и посылки, обеспечивает им медицинскую помощь и даже высшее образование.
Но это так, к слову. Что же касается самой «Хизбаллы», то ее руководители не просто воспринимают свое участие в предстоящем саммите как нечто само собой разумеющееся, но и ведут терминологические споры: поскольку, мотивируя необходимость участия «Хизбаллы» в саммите, Николя Саркози все же назвал эту организацию террористической, ее представители сочли это оскорбительным.
Буквально за день до годовщины похищения солдат, их семьи встретились с Николя Саркози и обратились к нему с просьбой оказать давление на правительство Ливана и добиться выполнения резолюции ООН, которое приведет к освобождению узников. К сожалению, правительство Ливана, нуждающееся в усилении, по словам французского президента, «Хизбаллой», - совсем не тот адресат, к кому можно было бы обращаться по поводу освобождения солдат.