Наука убивать

В мире
№28 (586)

Известно, что русский язык весьма охотно включает в свой словарь иноязычные термины. Может быть, это и хорошо. Плохо то, что зачастую при этом происходит своеобразное облагораживание отрицательных понятий, выражаемых заимствованными словами. Так, наёмный убийца становится киллером, проститутка – путаной, а бандит, захватывающий чужое предприятие, – рейдером. С некоторых пор террористы-самоубийцы в российской прессе стали именоваться шахидами, и это не может не вызывать недоумения, так как нигде в мире, в том числе и в умеренных мусульманских странах, в указанном смысле слово «шахид» не применяется. Лишь на сайтах исламистских террористических организаций оно используется так же, как и в российских СМИ.
Чтение русскоязычных исламистских интернет-ресурсов утомительно. Тем, кто читал в своё время передовицы «Правды», ясно, о чём идёт речь. Мне даже порой кажется, что, по крайней мере, для одного из них, «Палестинского информационного центра», который функционирует в Санкт-Петербурге, пишут материалы ушедшие на покой ветераны советской партийной печати. Поэтому статья с необычным для этого жанра заголовком «Психология личности шахида», помещённая на этом сайте, привлекла моё внимание.
Увы, оказалось, что её содержание   не оправдывает столь наукообразного названия, хотя в ней и презентуется «первое в арабском мире исследование, касающееся ряда аспектов психологии шахидов». На самом деле «исследование» оказалось магистерской работой студента арабского университета в Восточном Иерусалиме, который с трудолюбием, достойным лучшего применения, пытается подвести научную базу под варварскую практику террористов, взрывающихся в израильских городах.
К сожалению, в материале не упомянута дисциплина, магистром которой намеревался стать этот студент. Во всяком случае, социологией здесь не пахнет. Хотя бы потому, что в описываемом исследовании под названием «Черты и факторы, толкающие шахидов на самопожертвование» описано лишь 173 случая взрыва-самоубийства, что намного меньше минимальной выборки, необходимой для получения достоверных данных об изучаемом процессе. Впрочем, эти нюансы не интересовали юного исследователя. Может быть, ему, как это часто бывает у студентов, не хватило времени для опроса семей остальных самоубийц (по его словам, таковых более трёхсот) или остальные просто не подтверждали заранее заданных «результатов».
В начале статьи я упомянул о том, что применение термина «шахид» в смысле «террорист-самоубийца» не приветствуется в мусульманском мире. «Тот, кто намеренно убьёт себя, будет наказан вечным пребыванием в аду», – говорится в одном из исламских текстов. А об убийстве невинных людей Мухаммед говорил так: «Не трогайте тех, кто не участвует в войне, и не оскорбляйте своими действиями человеческое достоинство тех, кто уже убит». Неужели эти постулаты ислама не знакомы палестинским студентам и их преподавателям? Конечно, знакомы. О них знают и руководители террористических организаций. И тем не менее одни оправдывают практику террористических самоподрывов, а другие продолжают их планировать и осуществлять. Причины этого - политические амбиции отдельных мусульманских лидеров и низкая религиозная грамотность мусульманского населения.
Террорист-смертник - это порождение своеобразной исламской ереси, разработанной основателями египетской «Ассоциации братьев-мусульман». Они в корне пересмотрели понятие «джихад», переведя его из плоскости личного духовного усилия верующего на пути познания Аллаха на уровень вооружённой борьбы с неверными, - вне зависимости от того, военные они или гражданские. На основе этих положений создатель террористической организации ХАМАС Ахмед Ясин, начинавший свою деятельность именно у «Братьев-мусульман», ввёл в практику «добровольную смерть во имя божественной цели».
Для психологической подготовки самоубийц существуют специальные лагеря, а для повышения материальной заинтересованности в Палестинской автономии с 2005 года действует подписанный Махмудом Аббасом закон, в котором устанавливается звание «шахид», являющееся наивысшей честью для погибшего мусульманина. Семья каждого самоубийцы получает ежемесячное пособие от руководства автономии в размере 250 долларов. Если террорист был женат, его семье полагается надбавка в размере 50 долларов, а если у него были дети - жена смертника получает ежемесячно ещё по 15 долларов на каждого ребёнка. Закон устанавливает также целый ряд надбавок семьям шахидов, в том числе и единовременное пособие в сумме не менее 25 тысяч долларов.
Эту суицидальную вакханалию оплачивают европейские налогоплательщики. В 2004 году вокруг расходования денег, поступавших от Евросоюза на развитие автономии, даже разгорелся громкий скандал, когда инспекторы отдела по борьбе с экономическими преступлениями ЕС попытались выяснить, действительно ли на европейские деньги Арафат финансировал террористов. По словам бывшего палестинского министра по делам молодёжи и спорта Абделя Фаттаха Хамаела, в течение нескольких лет «Бригады мучеников Аль-Аксы» каждый месяц получали 50 тысяч долларов из международных средств, из которых должна была оплачиваться работа сотрудников общественных служб, образовательных и здравоохранительных учреждений в Палестинской автономии.
После того как автор магистерской работы привёл данные о том, что «30,6 процента шахидов являются выходцами из семей, где ежемесячный доход составляет около трёх тысяч шекелей, 33,5 процента семей шахидов имеют доход в пределах одной-двух тысяч  шекелей, а 35,8 процента шахидов из семей, где доход колеблется от двух до трёх тысяч шекелей (при том, что один доллар составляет около четырёх шекелей)», становится ясным, что аббасовский закон является самым мощным стимулом продолжения «борьбы».
Далее читаем: «Неженатые составляют подавляющее число людей, решившихся на акцию самопожертвования, - 71,1 процента, имевшие семью – 15,1 процента, помолвленные – 12,7 процента. 63 процента совершивших акции самопожертвования входили в возрастную группу от 17 до 24 лет; 31,2 процента - от 25 до 30 лет; шахидов в возрасте старше 31 года всего 5,8 процента». Именно для преобладающей среди самоубийц категории молодых неженатых мужчин «Братья-мусульмане», а за ними и отец ХАМАСа Ясин канонизировали постулат о том, что в раю у террориста-самоубийцы будет 72 жены-девственницы.
Но автор диссертации, конечно же, не афиширует перечисленные выше побудительные мотивы самоубийц. «Самопожертвование ради достойной жизни своего народа, протест против унижения, угнетения и бесчестия, которому подвергается умма, подражание выдающимся палестинским лидерам, желание обрести рай» – вот что он считает их основными чертами. В этом пассаже особенно умиляет упоминание о «выдающихся палестинских лидерах», которые, как известно, совсем не горят желанием умирать. Они предпочитают жить, и жить безбедно. Не будем тревожить тень Арафата, неизвестно куда девшего огромные деньги автономии, упомянем лишь о другом «выдающемся палестинском лидере» - Мухаммаде Дахлане, незаконно присвоившем семь миллионов долларов, переведённых в автономию различными зарубежными спонсорами, включая США и Саудовскую Аравию.
Я думаю, что этого достаточно. Не стоит пересказывать остальную часть статьи, посвящённой абсолютно никому, кроме самого соискателя, не нужной диссертации. Отмечу лишь, что он закончил свою работу словами о необходимости дальнейшего изучения причин, которые «толкают молодых людей выбирать путь шахида». И он будет изучать. И не только изучать. Он, может быть, даже станет «выдающимся палестинским лидером», посылающим на смерть других ради подтверждения своих извращённых людоедских концепций. Только так можно охарактеризовать главный вывод, который он сделал в конце своей работы: «Попранное достоинство палестинского народа – один из главных факторов, который в течение последних десяти лет подталкивает шахидов на различные виды самоубийства, при котором погибают сотни евреев».