Фрида кало

Культура
№28 (586)

В этом году весь июль Мексика с невероятной гордостью отмечает столетие со дня рождения своей главной героини - художницы Фриды Кало.
Её жизненный путь - это нескончаемый поток боли, физической и эмоциональной. Боли, вследствие которой рождались её пронзительная любовь к странному и эгоистичному Диего Ривера, её манера преподносить себя всему миру революционеркой в национальном костюме, её анатомический натурализм в живописи и её бесконечные связи с самыми одиозными персонажами ушедшего XX века...

Не было бы счастья, да несчастье помогло
Никто не знает, как сложилась бы судьба Фриды Кало и узнал ли бы вообще о ней когда-либо мир, не сядь она в злополучный день 17 сентября 1925 года в типичный для того времени мексиканский автобус с тонкими деревянными стенками. Водителей таких автобусов до сих пор называют в Мексике «тореадорами», и сейчас, как и тогда, у  каждого из них на ветровом стекле неизменно висит образок Девы Марии Гвадалупской, хранящей пассажиров от несчастья.
Но в тот день Святая Дева, засмотревшись,  видимо, на старые фасады домов, выстроившихся вдоль Кальсада-де-Тлалпан, к обязанностям своим защищать и оберегать отнеслась халатно, отчего и произошло страшное столкновение автобуса и троллейбуса, покалечившее десятки людей.
Больше всех досталось Фриде - её позвоночник был сломан в трёх местах, сломаны были ключица, несколько рёбер, одиннадцать переломов пришлось на правую ногу, на левом плече разорванными оказались все связки, металлический поручень автобуса буквально лишил её девственности, прошив тазовую область насквозь. Ни один врач больницы, куда доставили девушку спустя несколько часов после аварии, не давал ни единого шанса, что она вообще выживет. Но они просто не знали Фриду - она выжила, привыкла к боли и все 29 последующих лет жизни ловко использовала эту боль, чтоб удерживать около себя тех мужчин, которых сама и выбирала.
Но тогда, будучи 18-летней девушкой, прикованной к постели и зажатой со всех сторон гипсовым «саркофагом», она страдала от отсутствия любви гораздо в меньшей степени, чем мучилась от банальной скуки. Кисти, краски и холст, от отчаяния подаренные Фриде её матерью, стали тем инструментом, которые превратили навсегда искалеченную выдумщицу в талантливую художницу. Она ещё больше года после трагедии не могла уверенно ходить ногами, но её художественный потенциал раскрывался полным ходом.

Мексиканские страсти
Фрида любила повторять: «В моей жизни было две аварии: первая - когда автобус врезался в троллейбус, вторая - это Диего». Тот самый Диего, полное имя которого звучало как Диего Мария де ла Консепсьон Хуан Непомусено Эстанислао де ла Ривер-и-Баррьентос де Акоста-и-Родригес, но которого весь мир знает под именем Диего Ривера. Сам себя мексиканский художник-монументалист любил называть толстобрюхим мачо с женским сердцем в руке...
Их первая встреча произошла, когда Фрида была ещё совсем ребёнком, а Диего - маляром, расписывающим стены школы. Проходя мимо, она на минуту задержалась возле лестницы, на которую взобрался толстый неуклюжий Ривера, и громко сказала своей подруге: «Однажды я выйду за него замуж и рожу от него сына».
Спустя несколько лет, после нескольких трагедий, тридцати двух операций Фриды и двух женитьб Диего, они действительно встретились вновь, полюбили друг друга и поженились. Этот брак очень сложно назвать счастливым, но определенно он был невероятно плодотворным. Отталкиваясь и сближаясь вновь, эти две творческие, чрезвычайно страстные натуры подарили миру не один десяток шедевров.
Однако бесконечные измены Диего и необузданный характер Фриды привели к тому, что в 1939 году их брак распался. Последней серией в мексиканской мелодраме «Фрида-Диего» стала сцена, одну из главных ролей в которой сыграл Лев Троцкий. Может, это палящее солнце ацтеков или самогон из кактусов так распалили его воображение, но, по воспоминаниям несчастной тогдашней жены его, Натальи Седовой, он буквально волочился за Фридой, настигая её в каждом углу знаменитого «Голубого дома». Того самого фамильного дома семьи Фриды, куда она привела в 1929 году своего мужа Диего и где изменила ему с Троцким после того, как Диего изменил ей с её кровной сестрой Кристиной.
Несколько лет спустя Фрида написала свой очередной автопортрет, довольно недвусмысленный - с физиономией Льва Троцкого у себя на груди и лицом его обманутой супружницы во лбу.
Сразу после смерти 58-летнего «красного комиссара» пути Диего и Фриды разошлись - он уехал в Сан-Франциско, она - в Париж, на подготовку к персональной выставке. Там, в мировой столице искусств, она без труда пленила ещё одного друга своего бывшего мужа. Его звали Пабло Пикассо...
Но не прошло и года, как Диего и Фрида вторично сыграли свадьбу. «Мексиканский дуэт» возобновился с удвоенной страстью.

Век «фридомании»
Её картины у многих вызывают шок. Они зачастую жестоки и конфликтны с действительностью, эпатажны в той же степени, какой была и сама Фрида. Но то, что вокруг личности художницы в последние годы XX века возник неподдельный ажиотаж, плохо поддается рациональному объяснению.
Фрида никогда не исповедовала феминистской идеологии, но именно «женское движение» сделало мексиканскую художницу своим кумиром. Она была человеком искусства гораздо в большей степени, чем патриоткой, но на родине её возвели в статус национальной героини - борца за свободу коммунистической Мексики. На свою последнюю выставку Фрида Кало прибыла прямо из больницы, где ей ампутировали правую ногу. Её мучения были написаны на лице, но, несмотря на весь сюрреализм происходящего, газетчики всего мира отметили в своих статьях, как необыкновенно хороша была художница в день своего триумфа...
День её смерти, 13 июля 1954 года, вообще потряс репортёров, как потусторонний перфоманс, давший достаточную пищу для журналистского воображения,  - едва только почти невесомое тело Фриды, завёрнутое в знамя коммунистической партии Мексики, внесли в зал для кремации, на глазах ошалевшей толпы горячий воздух из печи поднял её почти вертикально, «оживив» гладкие чёрные волосы, обрамлявшие лицо...
На протяжении всей жизни Фрида вела дневник, последними словами в котором стали: «Я весело жду день своего ухода. И надеюсь никогда не возвращаться». Однако с этим она просчиталась. Со временем её слава только крепла, обрастая новыми шокирующими подробностями её жизни и новыми легендами. Её работами гордятся величайшие музеи мира, о ней снят превосходный фильм в Голливуде, по её воспоминаниям создаются театральные постановки, дневник Фриды постоянно переиздаётся на многих языках.
Недавно банк Мексики объявил о намерении выпустить к 2009 году банкноты с автопортретом Фриды, а весь 2007 год на родине художницы одна за другой проходят экспозиции её живописных полотен, рисунка, графики, скульптуры.
Знаменитый «Голубой дом», бывший надёжным пристанищем Фриды и Диего при их жизни и ставший музеем художников после их смерти, в этом году покажет уникальную коллекцию вещей: бытовые принадлежности, письма, дневники, наброски, картины, которые по завещанию Диего Риверы не должны были выставляться перед зрителями в течение 15 лет после его смерти...
Мексика с благодарностью отдаёт свою скромную дань, объявив 2007 год годом памяти Фриды Кало, художницы, которая жила так, словно приносила свою жизнь в жертву с той же страстью, как древние ацтеки приносили жертвы к священным алтарям...