Без тормозов

В мире
№29 (587)

Первую скрипку нынче почему-то играют не президенты или премьер-министры (генсеки, на худой конец), а обычные полковники, пусть даже от политики. Они ничего не забыли, но и ничему не научились. Смотрят в оптический прицел истории широко раскрытыми глазами, как дети, впервые попавшие на цирковое представление.
Возьмите конгрессмена Кита Эллисона, выдвинувшего себя кандидатом в президенты (только не подумайте, что, глядя именно на него, американский избиратель, если верить социологам, уже не против и чернокожего главы государства). Первый мусульманин в Палате представителей начал свою избирательную кампанию в Миннесоте, где проходил конгресс “Атеисты за права человека”. Вообще-то его предвыборная программа акцентируется в основном на проблемах образования и здравоохранениия, но поскольку ислам относится к атеистам, как к язычникам, то новообращённый мусульманин Эллисон решил воспользоваться неожиданной возможностью предостеречь заблудших соотечественников от угрозы «тоталитаризма, авторитаризма и диктатуры».
Пообещав, что в его лице атеисты всегда найдут друга, товарища и брата, Кит Эллисон решил блеснуть познаниями в истории, сравнив Джорджа Буша с Адольфом Гитлером. Посмотрите, дескать, разве не напоминает уничтожение башен-близнецов в Нью-Йорке поджог рейхстага в 1933 году? Тогда нацисты обвинили коммунистов в заговоре и наделили Гитлера чрезвычайными полномочиями. В результате были отменены все гражданские свободы и введена жесткая цензура. Этого, по мнению Эллисона, добивался и Джордж Буш. Атеисты, как сообщает британская газета The Sunday Telegraph, встретили эту “аналогию” бурными аплодисментами.
Ну чем не поступательное движение истории вспять? Это Виктор Гюго мог сказать: «Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие». В его времена ещё отличали искренние аплодисменты от купленных. А сейчас и на его родине всё продается оптом и в розницу. Кристин Бутен, которую новый “проамериканский” президент Франции Николя Саркози назначил министром жилого строительства и развития городской инфраструктуры, тоже считает, что о событиях 11 сентября 2001 года мы судим, опираясь только на информацию официальных источников. Когда бравший у неё интервью режиссёр Карл Зеро спросил: «Не полагаете ли вы, что за этими терактами может стоять президент Буш?», мадам Бутен не стала жеманиться: «Да, я думаю, что это возможно». И добавила: «Если об этом столько написано на различных сайтах, где люди до сих пор живо обсуждают альтернативные варианты, то наиболее популярные версии, видимо, не лишены основания». 
Что остаётся Джорджу Бушу, которого обвиняют во всех смертных грехах, кроме разве что государственной измены? Воевать до победного конца. На прошлой неделе он провёл в Белом доме пресс-конференцию, полностью посвятив её положению в Ираке. Поводом стал отчёт, подготовленный (по требованию Конгресса) сотрудниками Госдепартамента и Пентагона. Это первый, промежуточный, отчёт (второй – окончательный – должен быть представлен к 15 сентября). Без него законодатели отказались выделить дополнительные средства на боевые действия в Ираке.
Рапортовать в принципе не о чем, поэтому президент занял наступательную позицию. Дескать, хоть иракское правительство и добилось незначительных успехов, в целом у Америки очень хорошие шансы на победоносное завершение войны. И если что и беспокоит, то только неумение или нежелание багдадских политиков договориться по вопросам честного распределения доходов от продажи нефти и политического примирения. Перебежчики-республиканцы, выступающие за вывод войск из Ирака, только головами качали: разве, мол, можно после таких речей обвинять нас в предательстве?
 Как бы то ни было, позиции Буша в этой политической шахматной партии явно сильней. До середины сентября, конечно, ничего не изменится, но и уход из Ирака – это, по сути, уход и с Ближнего Востока. «Я знаю, что американцы устали от войны, - сказал президент. - И понимаю их. Это тяжёлая война. Но она необходима для защиты Америки от глобального террора».
Сегодня Бушу, как это ни парадоксально, легче, чем было полгода назад. Информация военной разведки о том, что “Аль-Каеда” полностью восстановила свою сеть как в Соединённых Штатах, так и вокруг них и ей вполне по силам новые масштабные теракты, заставила прикусить языки многим его оппонентам.
Пентагон тоже попытался спрогнозировать ситуацию, которая сложится в случае ухода из Ирака к 1 апреля 2008 года, как того требует нижняя палата Конгресса, принявшая соответствующий законопроект. Результат получился неутешительный. Шииты очистят от суннитов провинцию Анбар. На юге страны начнётся гражданская война, в которую рано или поздно вмешается Иран. Курды объявят независимость и попросят США разместить на своей территории военные базы. В итоге, как сообщает газета The Washington Post, Ирак в любом случае распадётся на три отдельных государства. Вопрос лишь в том, как много сумеет урвать для себя Иран и смогут ли помешать ему Соединённые Штаты.
Произвела впечатление на законодателей и информация, полученная от отставного генерала иранского Корпуса стражей исламской революции Али Резы Аскари, исчезнувшего 7 февраля в Стамбуле и объявившегося месяц спустя на одной из американских военных баз в Германии. Аскари рассказал, что помимо центрифуг Иран использует для обогащения урана лазерную технологию. По оценкам экспертов, ядерное оружие будет у Ирана максимум через три года. А заместитель госсекретаря Ник Бернс, выступающий, кстати, за исключительно дипломатические меры воздействия на Тегеран, считает, что не стоит ожидать прогресса на переговорах, если они даже и начнутся к январю 2009 года, то есть до смены хозяина Белого дома.
Учитывая это, Джордж Буш, по мнению лондонской газеты The Guardian, всё больше прислушивается сейчас к Дику Чейни, требующему решить иранскую проблему до президентских выборов. После многочисленных доказательств непосредственного вмешательства Тегерана в иракский межэтнический конфликт, а также замаскированные поставки вооружений вышедшим из подполья афганским талибам Белый дом всё больше убеждается, что без военного давления Иран не остановить. Правда, против войны пока выступает не только Кондолиза Райс, но и министр обороны Роберт Гейтс. Но у них нет уверенности в том, что с Ираном можно договориться. Кроме того, Буш опасается, что бесконечные американские колебания заставят в конце концов Израиль взять в свои руки инициативу - у него просто не будет другого выбора. 
У Джорджа Буша непростая дилемма: либо дать отмашку Израилю, свыкшись с мыслью, что мусульманские “союзники” всё равно обвинят во всём Америку, либо самому предпринять самые решительные действия. Израилю, скорее всего, запретят нанести превентивный удар. А насколько эффективно сработает американский флот, сказать трудно. Сейчас у берегов Ирана сосредоточена почти половина из 277 боевых кораблей, входящих в две ударные авианосные группы. На подходе третья – во главе с самым мощным авианосцем Военно-морского флота - USS Enterprise. В её составе ракетный крейсер USS Gettysburg, атомная подводная лодка SS Philadelphia, эсминцы и корабли обеспечения. Пентагон рассматривает возможность развёртывания в Красном море ещё одной - четвёртой по счёту -  группировки, которая должна будет обеспечивать безопасность судоходства в Средиземном море, включая и Суэцкий канал.
Психологически это, безусловно, давит на Тегеран. Хотя пока морская армада бездействует. И было бы, наверное, глупо использовать её лишь для морской блокады иранского побережья.
Махмуд Ахмадинеджад делает вид, что американская игра мускулами его волнует меньше всего. Тегеранские газеты пестрят его цветастыми цитатами. Вот одна из них:  «Иран разработал технологию производства ядерного топлива и теперь похож на поезд, устремившийся по одноколейному пути. Остановиться уже нельзя: нет ни заднего хода, ни тормозов. Только вперёд!».
Вперёд-то вперёд, но без тормозов далеко не уедешь. Иран заинтересован в дестабилизации обстановки где угодно, лишь бы отвлечь внимание от себя.
Али Лариджани продолжает тянуть время, попеременно “разводя” Хавьера Солану и Мухаммеда аль-Барадеи. Солана жалуется на иранское коварство, но верит в “священную корову” по имени переговоры. Аль-Барадеи тоже проникся вдруг доверием к Тегерану, который, по его словам, «готов рассмотреть возможность проведения прямых переговоров с Соединёнными Штатами по ядерной программе». Его заместитель Олли Хейнонен тоже вернулся из Тегерана с «хорошими результатами». Что под этим понимать, не ясно. Международное атомное агентство добивается от Ирана полного отчёта о его ядерной программе... до 2003 года.
Сами иранцы, если верить опросу, проведённому общественной организацией “Свободное от террора завтра”, меньше всего думают о войне. 70% населения выступает за нормализацию отношений с Соединёнными Штатами, готово признать Израиль, не желает, чтобы Иран был спонсором террористов, и выступает за полную прозрачность в ядерной сфере. А те, кто высказывал своё мнение по телефону, пишет Wall Street Journal, и вовсе в подавляющем большинстве  выступают против религиозного засилья. 88% беспокоят экономические проблемы, а 79% - будущее детей. Как видим, вполне нормальная реакция нормальных людей. Впрочем, и немцы 70 лет назад тоже были абсолютно нормальными...