Оружие: прощай или до свидания?

В мире
№29 (587)

В иврите (по крайней мере, в той его части, что я успел изучить) нет аналога русскому «прощай». При расставании говорят «леитраот», что дословно означает «увидеться». Вот почему, заголовки вроде «Прощай, оружие», появляющиеся на русскоязычных сайтах Израиля, кажутся мне намеком на неизбежную будущую встречу.
О разоружении палестинских боевиков речь идет уже много лет. Если бы в автономии была только одна вооруженная организация, подчиненная одному командованию, то, возможно, это и можно было бы сделать. При наличии, разумеется, договоренности с этим командованием (я не рассматриваю здесь возможность вооруженного подавления боевиков). Дело осложняется тем, что, во-первых, количество вооруженных группировок не поддается подсчету, а во-вторых, группировки эти размножаются, подобно амебам, путем почкования: как только некая группировка, хотя бы на словах, начинает склоняться к мирному диалогу с Израилем, из нее тут же выделяется «вооруженное крыло», как нынче модно говорить. После этого обе организации, и прежняя, ставшая «политическим крылом», и вновь образованная, живут как бы сами по себе – одна вполне может вести переговоры, другая же борется с «сионистским образованием». Это, по сути, всегда заводит любые переговоры в тупик.
Тем не менее, Израиль, пользуясь конфронтацией между ФАТХ и ХАМАС, в очередной раз рискнул поверить президенту автономии Махмуду Аббасу, пообещавшему убедить вверенных ему вооруженных людей сдать оружие и прекратить террористическую деятельность. Деньги на дороге не валяются, а за «возобновление мирного процесса» палестинцам обещаны большие деньги.
Как сообщают палестинские СМИ, в настоящее время уже большая часть разыскиваемых Израилем боевиков из «Бригад мучеников Аль-Аксы», (вооруженного крыла ФАТХ) сложили оружие и пообещали прекратить теракты против еврейского государства. Среди них есть даже террористы, которые не были включены в список амнистированных активистов ФАТХа, и которые теперь требуют внести их в списки. Так, в Шхеме документы о прекращении терактов и выходе из рядов группировки подписали 13 активистов боевого крыла ФАТХа, и, если верить представителям Аббаса, они сдали все имевшееся в их распоряжении оружие. Всего в Шхеме согласились на предложенную Израилем сделку 93 боевика.
Я не знаю, что это – эйфория или головокружение от успехов, но материалы в израильских СМИ о ситуации в Шхеме напоминают статьи в некоторых европейских изданиях, описывающие порядок и законность, воцарившиеся в Газе после того, как власть там захватил ХАМАС. Так, газета «Гаарец», сообщает, что «на улицах города сейчас практически не встретишь людей с автоматами. Несколько палестинцев, которых видели корреспонденты, имели при себе пистолеты».
Корреспондент этого издания встречался с командиром превентивной службы безопасности в Шхеме, который заявил, что «все бойцы Аль-Аксы в районе Наблуса согласились прекратить действия против Израиля». При этом командир подчеркнул, что от террора отказались все боевики ФАТХ – в том числе, те, кого пока не включили в список амнистируемых.
Как пишет «Гаарец», иммунитет, гарантированный боевикам ФАТХ, подписавшим декларацию об отказе от террора, будет продлен, если в течение трехмесячного испытательного срока они не нарушат данное обещание. Отмечается также, что руководство ФАТХ выражает надежду на полную амнистию всех боевиков ФАТХ.
В то же время, реальная ситуация на Западном берегу, несколько отличается от того, что пишут газеты. До того, как ХАМАС захватил власть в секторе Газы, на Западном берегу насчитывались не менее пяти тысяч боевиков ФАТХ из «Бригад мучеников Аль-Аксы», милиции «Танзим» и других мелких группировок. Только в одном Шхеме, по данным израильской разведки, действовали группировки общей численностью до тысячи человек. Очевидно, пока речь не идет о полном разоружении этих группировок. Аббас действует через полевых командиров, пытаясь склонить их к сотрудничеству. Более того, палестинцы говорят о невозможности полной конфискации оружия, мотивируя это необходимостью быть готовыми к отражению попытки военного переворота со стороны исламистов. Да и вообще, неизвестно, есть ли у палестинской администрации реальная возможность заставить боевиков разоружиться. Поэтому главные усилия Аббаса и его правительства сейчас направлены лишь на то, чтобы убрать оружие с улиц городов на Западном берегу, что должно показать, что ФАТХ не хуже чем ХАМАС может решить эту проблему. Это позволит ему рассчитывать на дополнительную финансовую помощь Запада.
А где же ХАМАС? Неужели он ушел с Западного берега?
В том то и дело, что никуда он не уходил. ХАМАС затаился. Его люди, как это ни смешно звучит, сбрили бороды, спрятали автоматы и прочее вооружение, и ждут сигнала. Есть все основания опасаться того, что, получив деньги откуда только возможно, Аббас помирится с исламистским вождями. Ведь и Арафат в свое время «распускал» и «запрещал» различные «бригады» исламистов, и даже арестовывал наиболее одиозных из их руководителей. Но это все были маленькие тактические уловки, направленные на то, чтобы в очередной раз заставить сердобольных европейцев раскошелиться. Несмотря на то, что Махмуд Аббас на словах признает все достигнутые ранее договоренности с Израилем, и даже право Государства Израиль на существование, он обставляет процесс урегулирования конфликта условиями, которые Израиль заведомо не может принять.
В том случае, если Израиль полностью доверится Аббасу, даст зеленый свет организации ФАТХлэнда на Западном берегу, и полностью выведет своих солдат с этой территории, никто не даст гарантий, что и оттуда на израильские города не полетят «кассамы». В этом случае под ударом будет находиться практически весь Израиль.
Я не пугаю читателя, и не призываю правительство Израиля не говорить с Аббасом. Я только хочу еще раз напомнить всем, что для достижения прочного мира нужны прочные гарантии. Пока мы таких гарантий не имеем.