Летающий шезлонг

Досуг
№29 (587)

Знаете ли вы, что такое “американская мечта”? Конечно же, первым на ум приходит страстное желание американца обладать собственным домом. Историки  расширяют это понятие до “идеалов свободы и открытых возможностей для всех”, какой, согласно политической мифологии, видели “американскую мечту” отцы-основатели Соединенных Штатов Америки.
Не знаю, как было на самом деле, но, похоже, именно эти принципы “свободы и открытых возможностей для всех” неосознанно бродили в голове нашего современника, 47-летнего Кента Кауча, владельца бензозаправки из города Бенд в  Орегоне, когда он мечтал о своем чудном и чудном – с ударениями на первом и последнем слогах – воздушном путешествии.
Кауч - последний подражатель Лэрри Уолтерса, который четверть века назад взлетел над Лос-Анджелесом в поднятом воздушными шарами... шезлонге. Авиадиспетчеры городского аэропорта были буквально в шоке, услышав взволнованный голос одного из пилотов, сообщавшего, что только что пролетел мимо какого-то парня, безмятежно парившего в небе в легком раздвижном кресле. Уолтерса тогда оштрафовали за нарушение правил воздушного движения на полторы тысячи долларов - за удовольствия, как известно,  нужно платить.
Мысль о подобном полете посетила Кента, когда он однажды лежал на траве, глядя в небо с плывущими в нем облаками. “Кажется, они так близко, что вам стоит только подпрыгнуть, - рассказывал он потом корреспонденту местной газеты. – А когда вы в детстве держите в руках шарик с гелием, это само приходит на ум”.
Свой первый полет на гирлянде шаров, наполненных летучим газом, Кауч совершил в прошлом сентябре. Тогда он пробыл в небе около шести часов. Как и Уолтерс, он использовал пневматическое ружье, чтобы расстреливать воздушные шары при снижении, но спуск неожиданно превратился чуть ли не в падение, и “пилоту” пришлось воспользоваться парашютом.
К новому полету он готовился более тщательно. “Друзья пытались меня отговорить. Жена тоже была против”, - вспоминает Кент. “Но когда он вобьет себе что-то в голову, уже ничего не сделаешь”, - замечает его супруга Сьюзен.
В субботу 7 июля Кент Кауч уселся в шезлонг, к которому были привязаны 105 больших разноцветных шаров, наполненных гелием. Без привязного ремня современный Икар решил обойтись, зато, как и в прошлый раз, надел парашют. В качестве балласта использовал четыре полиэтиленовых пакета с пятью галлонами воды в каждом. Повернул краник, выпустил воду и поднялся в орегонское небо.
На сей раз связка шаров имела иную конфигурацию. При снижении из них можно было постепенно выпускать гелий вместо того, чтобы просто отсекать баллон за баллоном.
Отчаянный полёт начался в 6 утра. Поцеловав жену и потрепав по загривку собачку Изабеллу, воздухоплаватель поднялся в воздух и со скоростью 25 миль в час направился в сторону соседнего штата Айдахо. Внизу за ним следовал караван из трех автомобилей с друзьями, семьей и собакой. И как рассказывал потом Кауч, он еще долго слышал раздающиеся с земли радостные крики детей.
С собой доморощенный летчик захватил приборы для измерения высоты и скорости полета, портативную радиостанцию, цифровую видеокамеру, сотовый телефон и переносной приёмник глобальной навигационной системы.
Сам полёт он описал как мирный и безмятежный, за исключением случайной встречи с небольшой зоной турбуленции. Однако до Айдахо Кент всё же не добрался. Через девять часов после старта он решил прекратить полёт, когда увидел внизу грозные острые скалы Адского каньона. Он расстрелял несколько воздушных шаров и благополучно приземлился на фермерском поле около городка Юнион, приблизительно в 193 милях от дома. Едва успел коснуться земли ногами, как сильный ветер тут же унёс шезлонг с оставшимися воздушными шарами и видеокамерой, с помощью которой Кауч снимал документальный фильм о полёте.
Правда, остались снимки  “пилотируемого шезлонга”, которые сделал пролетавший рядом на небольшом самолете владелец компании Professional Air, обслуживающей местный аэропорт. А Кент надеется, что кто-нибудь еще вернёт ему и его кинокамеру.
Пока же неугомонный орегонец уже задумывается о следующем полёте. Но при этом с опаской посматривает на жену. “На этот раз его мечта исполнилась, - говорит Сьюзен. – Но больше он не полетит, поскольку такие вопросы в семье решаю я”.