BORО-графия Нью-Йорка: БОРО-ПАРК

Нью-Йорк
№29 (587)

Историки до сих пор продолжают спорить, кто из европейцев впервые ступил на территорию бруклинского района Боро-парк – итальянцы, ирландцы или датчане. Из обрывочных сведений, дошедших до наших дней, известно, что первые здешние бизнесы по производству посуды и ремонту обуви принадлежали именно итальянцам. Первые здания построены в неповторимом датском стиле. А первым избранным старостой района был выходец из Ирландии МакАдамс.
Небольшая территория будущего Боро-парка привлекала колонизаторов своей превосходной природой и удачным месторасположением. Район находится в непосредственной близости от популярных Бенсонхерста, Бэй-Риджа и Сансет-парка. Дорога до заливов и морских портов занимала всего 20 – 25 минут. 
Еще в начале XIX века несколько влиятельных нью-йоркских землевладельцев условились, что территория Боро-парка должна сохраниться в первозданном виде. «Освоение земель в Бруклине продвигается гигантскими темпами, - писал своим коллегам землевладелец Джанлука Тордо летом 1824 года. – Если вырубка лесов не будет приостановлена, город превратится в пустыню. Нам нужен природный заповедник наподобие куска неосвоенной земли в Манхэттене (имелся в виду будущий Центральный парк – прим. авт.) Думаю, он должен расположиться на юго-западе...»
Землевладелец Артур Бенсон, в честь которого впоследствии был назван Бенсонхерст, не согласился с Тордо: «Я выкупил земли не для того, чтобы их границы упирались в поляну с цветами. Лучше подумайте о новых рабочих местах. Боро-парк – прекрасное место для развития бизнеса».
Однако вплоть до 1887 года они не были проданы. Малочисленное местное население, состоящее преимущественно из отставных моряков и военных, регулярно подвергалось поборам со стороны всякого рода аферистов, утверждавших, что именно они приобрели эту землю.
Судьба района решилась в один день. Известный архитектор Электус Литчфилд приехал в Бруклин, чтобы выбрать участки для строительства коттеджей, в которых он намеревался разместить прибывающих из Европы рабочих. Увидев роскошные земли Боро-парка, он сказал своему подчиненному: «Я покупаю этот район. Цена меня не интересует».
На следующий день Литчфилд стал единоличным обладателем земли в Боро-парке. Как ему это удалось, остается загадкой - ведь за привлекательную территорию грызлись не менее десятка бруклинских землевладельцев.  Ходят слухи, что Литчфилд находился в хороших отношениях с действующим тогда президентом Соединенных Штатов Гровером Кливлендом и поэтому мог приобрести любые земли за бесценок.
Литчфилд был потрясающим архитектором. За 10 – 15 минут он мог подробно набросать планы зданий, на разработку которых у его коллег уходили долгие месяцы. Дизайн всех домов, построенных в Боро-парке с 1887 по 1890 годы, он разрабатывал сам.
Первыми «официальными» жителями района стали выходцы из Италии. Стоит заметить, что они заметно отличались своим поведением и стилем жизни от земляков из Бенсонхерста. В Боро-парке не было представителей мафии. Перестрелки и заказные убийства происходили в крайне редких случаях.
«На рубеже XIX и XX веков Боро-парк окончательно превратился в рабочий район, - рассказывает историк Брут Зайген. – Порядка 80% населения зарабатывали деньги за его пределами. Мужское население работало на железных дорогах, судоверфи, на стройках. Район не жаловали туристы и обеспеченные бизнесмены, потому что развлекательные заведения, вроде дорогих кабаре и ресторанов, здесь отсутствовали. Боро-парк просыпался в пять утра и засыпал в девять вечера».
В начале XX века район прославился своими курами, которых разводили на небольших местных фермах. Например, в 1903 году в одном только Боро-парке насчитывалось шесть магазинов, торгующих исключительно куриными яйцами. Приезжали покупатели не только из Нью-Йорка, но и с Нью-Джерси, Коннектикута, Пенсильвании.
Местный фермер Эндрю Полк в 1905 году получил приз в $150 от местного населения за то, что сумел первым продать в Боро-парке 500 тысяч яиц. Позднее он даже предложил изобразить курицу на гербе Боро-парка, однако это предложение не было поддержано. С исчезновением ферм Боро-парк лишился былой славы «куриного района».
1904 и 1910 годы отмечены массовым переездом русскоговорящих евреев из нижнего Ист-Сайда (Манхэттен), вследствие чего в Боро-парке стремительно развиваются малые бизнесы, открываются синагоги.
На протяжении всего XX века сюда иммигрируют евреи из разных стран мира. По большей части, из Восточной Европы.
Сегодня одна из центральных улиц Боро-парка носит название Bobover Promenade - в честь династии хасидов Bobov, насчитывающей около 2 тысяч религиозных семей. В Боро-парке сосредоточено самое большое в мире количество представителей Bobov. Филиалы династии есть также в Канаде, Англии, Бельгии и Израиле.
На 13-й авеню, длиною в одну милю, распложены десятки магазинов, где можно купить кошерные продукты, религиозные еврейские атрибуты одежды, справочную литературу об иудаизме. Кстати, в 1999 году здесь открылась 52-комнатная кошерная гостиница The Avenue Plaza Hotel. Она уже успела завоевать популярность у туристов Нью-Йорка.
Из-за большого количества ортодоксальных евреев, проживающих в Боро-парке, Министерство образования Нью-Йорка (New York City Department of Education) решило сократить количество государственных школ в районе. Дело в том, что следующие религиозным традициям местные жители привыкли отдавать мальчиков в иешивы, а девочек в такие школы, как Bais Yaakov.
К примеру, государственная школа № 164, расположенная в Боро-парке, ежегодно набирает не более 89% от положенного количества учеников. Здесь самая низкая во всем Нью-Йорке наполняемость классов, а преподаватели знают каждого своего подопечного по имени. 
В Боро-парке сосредоточено большое количество банков. Например, Apple, North Fork, Washington Mutual, Sovereign Bank, Berkshire и Commerce Bank. Примерно 15% населения задействовано в банковской и страховой сферах. Любопытно, что около 7% жителей работают дома через интернет.
Особо стоит отметить, что в Боро-парке отмечен самый высокий в Бруклине показатель рождаемости. В 2004 году газета New York Times назвала район «территорией демографического взрыва». Тогда за один только год в Боро-парке родились 4 523 ребенка. Сегодня этот показатель по-прежнему остается на высоком уровне: 24.4 новорожденных на каждую тысячу жителей. В районе немало многодетных семей, в которых насчитывается по 7 – 10 детей.
Боро-парк нередко называют центром ортодоксальных евреев Америки. Ежегодно здесь проходят пышные торжества по поводу главных еврейских праздников, на которые съезжаются не только евреи из других штатов, но и иностранные туристы.
Боро-парк, расположенный между 36-й и 65-й улицами и между 8-й и 16-й авеню,  граничит с крохотным районом Мейплтон, который многие бруклинцы называют «младшим братом Боро-парка». Мейплтон, полностью застроенный в период с 1913 по 1919 год, известен прежде всего знаменитой Бруклинской государственной библиотекой (Brooklyn Public Library).  
В голливудских фильмах пейзажи Боро-парка, в отличие от других районов Нью-Йорка, встречаются крайне редко. В частности, режиссер Джулиан Темпл использовал одну из центральных улиц района в эпизоде фильма «Пуля» (Bullet, 1996). Когда главные герои едут на машине под линией метро, вы можете увидеть десятки малых бизнесов с вывесками на иврите. 
К сожалению, уровень преступности в Боро-парке находится на достаточно высоком уровне. Здесь нередко происходят угоны автомобилей и квартирные кражи. В этом году несколько человек были задержаны за незаконное хранение оружия, а полиция пресекла несколько массовых драк с участием молодежи. Однако преступления в основном происходят в вечернее и ночное время суток. Днем там спокойно.
Побывать в Боро-парке обязательно стоит. Он совершенно не похож на другие районы Нью-Йорка. Здесь вы сможете ознакомиться с традициями и стилем жизни ортодоксальных евреев и узнать много интересного.