Роман со смертью

В мире
№48 (867)

 

Об итогах операции “Огненный столп” напишут еще немало – кто скупо аналитически, кто гневно, кто с пафосом, кто - с горечью и болью. Оставлю под конец рассуждения и эмоции, а начну, как это ни покажется странным, с курьеза, имевшего место в эти непростые ноябрьские дни.
 
На второй день операции один средних лет израильтянин позвонил жене и сообщил, что его, как и многих военнослужащих запаса Армии обороны Израиля, срочно вызывают в часть. “Заскочу домой за обмундированием, бритвой, зубной щеткой – и сразу туда. Да, я возьму твою машину, моя-то, ты же знаешь, в ремонте”. “Конечно, дорогой, бери. И береги там себя!”
 
На тревожные звонки из дома резервист отвечал по-мужски сдержанно: “Все в порядке. Стоим, ждем. Кормят сносно, не переживай. Вот только холодновато немножко. И устаю слегка, много работы с техникой...”
 
Правда, однажды жене ответила какая-то девушка, которая сказала, что, из соображений секретности,  солдатам и офицерам пришлось сдать свои мобильные телефоны. И вот ей, тоже военнослужащей, поручено отвечать на их сигналы из специально защищенного от “прослушки” и пеленга места хранения аппаратов.
 
А спустя еще пару-тройку дней жене снова позвонили. “Ваша машина перегородила дорогу к бакам, наш мусоровоз подъехать не может. Срочно отгоните ее, иначе мы вызовем эвакуатор!”  “К каким еще бакам?” “Так к мусорным же! Это возле гостиницы (и говоривший назвал отель, которого в прифронтовой зоне быть никак не могло). “Гостиница?! Моя машина – на юге, на границе, я даже не знаю, где...”
 
“Да в Эйлате, где ж еще?! – воскликнул начавший терять терпение “санитар города”, - Короче, прекращайте этот балаган, выходите сейчас же и переставьте машину!” “Но как вы узнали номер моего телефона?”, - спросила женщина. “Так у вас же машина от фирмы? Название – на заднем крыле. Мы позвонили вашему начальству и нам дали номер. И хватит уже выяснять – у нас из-за вас работа стоит!”
 
И тут обманутая жена поняла все. Никакой повестки ее благоверный не получал, а взял “под шумок” да и отправился с любовницей на курорт. И пока другие действительно ждали приказа на вход в сектор Газы и готовились ко всему, он развлекался с молодой подругой.
 
Какие неприятности ждут офицера запаса за подобную спекуляцию во время проведения военной операции, можно только догадываться...
 
Смешно? Это – как посмотреть... 
 
Может быть, кому-то покажется занятным и то, что на “народных гуляниях” по случаю “победы над сионистским врагом” в Газе были убиты шальными пулями четверо палестинцев.
 
Палили из автоматов в воздух, куда ни попадя, и попали в своих же. Если бы эти четверо (неизвестно даже были они боевиками ХАМАСа, “Исламского джихада” или просто гражданскими лицами) погибли от израильских бомб и снарядов, их бы занесли в список героических жертв “священной войны”.
 
А так – куда занесут? Чай, не Ходынка, после страшной давки на которой по случаю коронации Николая II 18 мая 1896 года, семьям почти полутора тысяч погибших раздавали по 66 целковых и бутылке мадеры? Не жуткое столпотворение в Мекке, где шесть лет назад расстались с жизнью 350 паломников.
 
Или восторг – патриотический или религиозный - все спишет, в том числе - человеческую жизнь?   
 
Смерть человека – всегда трагедия, с чьей бы стороны она ни была. И на той, не торжествовавшей стороне, в последний день операции “Облачный столп” тоже получил смертельные ранения при обстреле палестинцами израильской территории “русский” резервист Борис Ярмольник. Это была шестая жертва среди израильтян.
 
Борис умер в госпитале, когда перемирие было уже “на кончике пера”, и стало ясно, что этому лейтенанту не придется войти в Газу в составе своей боевой части. Но он-то погиб при исполнении...
 
Палестинцы, убитые “праздничным салютом” тоже погибли при исполнении. При исполнении чудовищного трагифарса, когда ХАМАСу было смертельно важно объявить свою победу, хотя любой здравомыслящий человек вряд ли увидел бы таковую за лежащими в руинах Рафиахом и Газой.
 
За разрушенными тоннелями, по которым переправлялись не только ракеты, но и продовольствие, лекарства и стройматериалы.
 
За разбитыми в пух и прах мостам, газопроводам, электростанциям. За унижением, с которым власти сектора умоляли Египет уговорить израильтян перестать бомбить Газу в ответ на годами не прекращавшиеся атаки террористов.
 
Но все – побоку! Главное для ХАМАСа – это отчитаться перед Ираном, “Хизбаллой” и прочими интересантами ближневосточного конфликта в том, что в будущий гроб “сионистского образования” вколочен еще один гвоздь.
 
Что он вбит ракетами “Фаджар”, долетевшими до Тель-Авива, Холона и Ришон ле-Циона, “касамами”, падавшими на детские сады и школы Ашдода, Ашкелона, Беэр-Шевы, и бомбой заброшенной в автобус 142-го маршрута, везший пенсионеров и студентов по мирной тель-авивской улице Шауль ха-Мелех.
 
А что в самой Газе не хватит теперь уже обычных гвоздей (арматуры, бетона, кирпича), чтобы восстановить угробленное за дни бессмысленной войны – до того ХАМАСу дела нет.
 
У палестинских террористов – вечный кошмарный роман со смертью, неутолимое желание завладеть всем, что создали и вырастили израильтяне, путем изгнания или полного уничтожения ненавистных соседей.
 
На меньшее ХАМАС не согласен, о чем заявлял и заявляет открыто.
 
Эта его всепоглощающая страсть не щадит и собственный народ, палестинцев. И что такое рядом с этим пошлая интрижка израильского вруна, укатившего с любовницей в Эйлат под видом участия в борьбе с исламским террором?..  

Комментарии (Всего: 1)

Это не роман со смертью. Я бы назвала это "Роман вопреки Смерти" или "Война интрижке не помеха"

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *