Чужая тайна

Литературная гостиная
№48 (867)
Если откровенно, я немного теряюсь, встречаясь с “новым” поколением, к которому отношу всех особей мужского и женского пола с трехлетнего до двадцатилетнего возраста. Пытаться проникнуть в их мир для меня - столь же тяжкая задача, как исследовать некую “терра инкогнита” в составе экспедиции Христофора Колумба. По общим биофизическим показателям вроде бы ничем друг от друга не отличаемся, но заглянешь внутрь - и все: темнота, пустота и тысяча непонятных знаков. Возможно, с инопланетянином, прилетевшим к нам с очередной Альфы Центавры, куда проще найти общий язык. Он, по крайней мере, будет к этому стремиться.
 
Посему я несколько настороженно отнеслась к юной девице, сидящей напротив. Причем, сидела она просто, спокойно, без вызова, не в столь знакомой позе “нога за ногу”, а послушно и покорно, положив руки на коленки, словно прилежная ученица за первым столом в классе. Таких любят учителя и обожают директрисы. Вероятно, это была всего лишь “обертка образа”, приемлемая для женщины моих лет. Если вы им понадобитесь, будьте уверены, они сделают все, чтобы привлечь вас на свою сторону. А когда надобность отпадет, небрежно пройдут мимо, не вспомнив вашего имени и не удостоив кивком. Такое оно - наше будущее!
 
Тем не менее, Аля пришла ко мне, Аля жаждала говорить со мной, но когда дело дошло до сути разговора, девушка замолчала, замкнувшись на собственных переживаниях, и вытянуть ее оттуда было потруднее, чем напуганную черепашку из ее панциря. Но кое-что выведать мне все-таки удалось...
 
 
 
* * *
 
В ту пятницу ее потянуло к его дому. Удачно выходило, что напротив находился маленький сквер, где можно было сидеть часами, не привлекая к себе внимания. Положишь книжку на коленки, развернешь газету и спокойно наблюдай за его окнами.
 
Сначала там никто не показывался, затем появилась его жена - аккуратная, причесанная, похоже, даже при макияже, в розовой майке. По-видимому, она возилась на кухне: что-то готовила.
 
Глядя на нее, Аля вздохнула - красивая женщина, прекрасно смотрится, даже дома следит за собой. Да и выглядит на пять-шесть лет моложе своего возраста. Интересно, за что он ее полюбил? Только за красоту? Вряд ли... Кстати, сын очень похож на нее. В таком случае, как говорит поверье, вырастет счастливчиком. А я вот удалась в маму...
 
Продолжить размышления Але помешало появление того, ради кого она сюда пришла. Он появился из-за угла с двумя пакетами - должно быть, наведался в ближайший магазин за покупками. Пакеты простенькие, из дешевой лавки. Что ж, в период экономического кризиса всем надо экономить.
 
Захлопнув книгу, Аля торопливо направилась к его подъезду, однако он успел войти туда первым. Когда она влетела вслед за ним, мужчина уже находился в кабине лифта, но услышав торопливые шаги, придержал дверцу.
 
“Интеллигентный”, - с какой-то горечью подумала Аля.
 
Вам на какой этаж? - спросил он на русском (ах да, у нее ведь в руках томик Дарьи Донцовой!).
 
- Нажимайте, мне выше, - подавив спазм в горле, сдавлено ответила она.
 
- Как скажете.
 
Протянув руку, мужчина нажал кнопку третьего этажа. Лифт стал плавно подниматься вверх. Чувствуя на себе его внимательный взгляд, Аля невольно сжалась. Нет, приставать он не будет. Не должен. Натура другая.
 
- У вас что, клаустрофобия? - сочувственно поинтересовался он.
 
- Нет... - слегка мотнула головой Аля. - Почему вы так решили?
 
- Просто вы выглядите испуганной и побледнели...
 
- Это от недостатка кислорода. На улице сегодня страшная жарища.
 
- Июль, - виновато улыбнулся он. -  Самое пекло! Ничего, сейчас выйдем - и под кондиционер.
 
Словно сглазил. Лифт остановился, но двери почему-то не открылись.
 
- Вот те раз, - растеряно пробормотал он, - неужели мы застряли? В Израиле со мной подобного еще ни разу не случалось...
 
- Попробуйте нажать на красную кнопку, - предложила Аля.
 
Попробовал, но без какого-то результата. Лифт упрямо висел между вторым и третьим этажом, и не подавал никаких признаков жизни, кроме светящейся панели.
 
Аля потянулась к кнопке вызова диспетчера, он сделал то же самое, отчего их руки на мгновение соприкоснулись. Девушку тут же бросило в жар. Господи, какие теплые у него ладони! И пальцы красивые, длинные, как у музыканта. И сам он красивый...
 
Отдернув руку, она отступила к стене.
 
- Простите, - кашлянул он, и повторил попытку. Но кнопка не реагировала.
 
- Делать нечего, - усмехнулся мужчина. - Надо вызывать “службу спасения”! Он достал мобильник и нажал на одну из кнопок:
 
- Ирка! Не поверишь! Я застрял в лифте! Как в каком? В нашем, собственном. На полэтажа от тебя. Не один, а с хорошенькой девушкой... Почему она должна меня бояться? Мы вполне мирно сосуществуем, прямо как Израиль с Египтом. Да, с нетерпением жду освобождения.
 
Он отключил сотовый телефон и посмотрел на Алю: “У меня такая жена - через несколько минут мы будем свободны! Кого хочешь на ноги поднимет, включая и самого мэра!”
 
- Это хорошо, - кивнула Аля. - Вам повезло.
 
- А вам разве нет? - улыбнулся мужчина. - Красивая, стройная девушка, читающая умные книги... Такую сейчас почти не встретишь!
 
- Во-первых, книжка не очень умная, - отпарировала она. - А во-вторых, откуда у вас такой опыт по части молодых и красивых?
 
- Не подумайте ничего плохого, - усмехнулся попутчик. У меня сын почти ваш ровесник. Вот его жалобы на счет местных девиц мне постоянно приходится выслушивать. Собирается после армии отравиться в Украину, в поисках невесты.
 
- Понятно. Вы, выходит, оттуда?
 
- Нет, я из большого областного российского города. О нем мало говорят, зато все знают. А вы, по-видимому, наша новая соседка? Наверху все время квартиры сдаются...
 
- Нет. У меня в вашем подъезде подруга живет. Снимает комнату.
 
- Ясно. Учитесь или в армии?
 
- В университете, второй курс.
 
- И кем же будете?
 
- Археологом.
 
- Да... Страна такая, что и в самый жуткий кризис без работы вы не останетесь: кругом одни древности! - Точно.
 
- Здорово! А у моего шалопая на уме совсем другое. Те же девицы... И в армии, и в интернете, и в пабах... С ним трудно найти общий язык. Словно не чувствует, не реагирует. Впрочем, он парень с характером, служит в элитном подразделении, а мужчины предпочитают не показывать своих эмоций.
 
- А дочка? Вы хотели бы, чтобы у вас была дочь?
 
- Дочь? Пожалуй... Но нам с женой пришлось ограничиться рождением одного ребенка. Увы...
 
Аля хотела сказать, что это поправимо, но в это время на лестнице раздались звучные голоса. Домком привел с собой какого-то парня и спустя несколько секунд дверцы кабины отворились.
 
* * *
 
Домой Аля вернулась грустная. Мама сразу поняла причину. Подавая ужин, тихо спросила: “Опять ходила к его дому?”
 
- Ходила, - отводя глаза, сказала Аля.
 
- Так и думала. Зачем? Кто тебя просил?
 
- Просто захотелось рассмотреть его поближе.
 
И что? Рассмотрела?
 
- Да, представь. Мы с ним застряли в лифте.
 
- Но как же тебя это угораздило?! Зачем ты пошла в его подъезд?!
 
- Больше не могла. Но... ничего не сказала. И... папа ни о чем не догадался.
 
- Конечно! Ведь он и понятия не имеет, что ты появилась на свет. И ты бы не знала ни о чем, если бы кое-кто держал язык за зубами!
 
- Кое-кто почти двадцать лет молчал, - вышел из своей спальни дед. - Прости меня, Лара! Ну, сцепился я по глупости тогда с Алькой, она на полную громкость свою музыку включила, стариковская голова и не выдержала, выдала не ту информацию. Что с идиота возьмешь, если он уже почти ничего не соображает?! В сердцах и выпалил, сгоряча, не подумав... А может, наоборот, подсознание заело. Меня ведь все время точила эта мысль: Игорь здесь, в Израиле, а о существовании своей дочки не догадывается! Трудно молчать всю жизнь...
 
- Раньше надо было думать, папа, - помотала головой мать. - Сказанного не воротишь. Ты брякнул, а нам с Алькой теперь расхлебывать!
 
 
 
* * *
 
История была простая, наивная и довольно банальная. Игорь и Лара учились в одной школе, любили друг друга, и не скрывали своих чувств. После выпускного бала они затерялись в одном из классов пустой школы, где все и произошло. А потом судьба напрочь их развела. Лара поступила в педагогический институт, а отец повез Игоря в другой город, в институт с военной кафедрой (подобная давала отсрочку от армии и возможность надеть погоны уже в офицерском звании). Первые два месяца они еще писали друг другу, а потом переписка оборвалась. Видно, ни Лара, ни Игорь, не смогли войти в русло эпистолярного жанра - немногим это удается. А еще через месяц Лара узнала, что беременна.
 
Проявила характер, отбила атаки родителей, собиравшихся идти к отцу Игоря, разом перекроила бытие, вынудив близких переселиться в другой город, подальше от их областного центра с негромким именем. Там на свет и появилась Аля, Аленька, Аленушка...
 
К тому времени как ребенок стал задавать вопросы, была придумана красивая история об отце-летчике, погибшем при испытании самолета нового типа, и фотография неизвестного, улыбающегося мужчины появилась на стене в комнате девочки.
 
Жить без отца было достаточно трудно, но Лара делала все возможное, чтобы ее дочка этого не чувствовала. Часть забот взял на себя дед, оставшийся к тому времени вдовцом, и посвятивший все свободное время воспитанию внучки. Аля не знала, были ли в жизни у ее мамы другие мужчины. Скорее всего, учитывая общительный характер, обаяние, темперамент и умение подходить к любому человеку, имелись. Но все это происходило “вне дома”. Тут царствовал ее погибший отец-летчик, которого девочка боготворила. Правда, рассказывая о нем, дед частенько путался в деталях, но затем, усмехаясь, пенял на склероз и обстоятельства жизни.
 
“Ты ведь знаешь, милая, - говорил он, - самолеты развивают такие скорости - не уследишь. Так и в жизни летчики снуют туда-сюда, встаешь утром, а он уже уехал. Ложишься - еще не вернулся с полетов. Мы с ним почти и не общались. А уж когда начинались заграничные командировки, то он пропадал на два-три месяца...”
 
Девочка пыталась узнать об отце больше, но дед прикрывался статусом секретности и бормотал о военной тайне. В детские годы словосочетание “военная тайна” завораживает.
 
Кто знает, может быть именно для избавления от Алькиных вопросов, они и решились на репатриацию в Израиль в начале двухтысячных... Новая страна все спишет, в том числе и старые сказки. Все оказалось иначе.
 
Аля, дорвавшись до современных технологий, довольно быстро определила человека на вырезанной из журнала фотографии, к лицу которого привыкла за несколько лет, и предъявила правду матери и деду.
 
“Не хотели тебе нагружать, - сказала мама. - Ты не несешь ответственность за своего отца, как и я за человека, в которого когда-то была влюблена. Он, узнав о моей беременности, просто напросто сбежал. До сих пор, наверное, где-то парится в России, если не спился, и не умер на мусорной свалке. Хочешь поискать его и познакомиться лично, милости прошу - тут же дам все, имеющиеся у меня, данные мерзавца!”
 
Но после таких слов у Али подобного желания не возникло. Когда умирает сказка, много лет подпитывающая тебя своим светом и энергией, после нее остается боль и горечь. Характер девочки резко изменился, стал портиться, и она быстро оказалась в плохой компании и на учете в полиции...
 
 
 
* * *
 
- И как ни странно, - сказала Аля, - помог мне выбраться из этого омута снова он... отец... После очередного “происшествия”, когда мама и дед (последний держась правой рукой за левую половину груди - сердце прихватило) на полицейской “станции” уболтали все-таки офицера, после чего девушку выпустили, мама резко заметила своему отцу: “А что с нее взять - она вся в отца! Такая же натура! Бузит, вытворяет глупости, а наступят трудные времена - предаст, не задумываясь!” Во мне словно что-то взорвалось, пришло какое-то осознание... Нет, на следующий день я не стала “тихой девочкой”, но переоценка произошла. Как и изменения, последовавшие за ней. Постепенно, медленно, но без смены курса.
 
- Вы стали хорошо учиться и поступили в университет? - спросила я.
 
- Мне ничего другого не оставалось. Тем более что я не просто так выбрала археологию. В “той жизни”, о которой сейчас лучше не упоминать, я связалась с одним парнем, спекулирующим древними артефактами. Какие-то подделки ему привозили арабы, что-то удавалось унести с места реальных раскопок, и он всучивал иностранцам “еврейские сувениры времен Первого храма”. Тогда я и научилась определять, что подлинное, а что - фальшивка. Смешно, но меня это здорово заинтересовало.
 
- И в плохом встречается хорошее, - подала я реплику. Трудно было разговорить девушку и надо было постараться сделать все возможное, чтобы она не прерывала свой рассказ из-за моего неловкого вопроса или замечания. Тем более, как я писала выше, собеседница не входила в “мои возрастные категории”.
 
Аля искоса посмотрела на меня (вероятно, я все же сморозила глупость), но продолжила...
 
* * *
 
Дед увидел Игоря два года назад на рынке Кармель. Сначала не поверил своим глазам (зрение стало сдавать), потом подошел вплотную, и уже тут, “с короткой дистанции”, разглядел мужчину как следует. Конечно, за двадцать лет внешность человека меняется, но не до такой степени.
 
Взбудораженный дед решил сыграть в шпиона, и, взяв такси, отправился вслед за автомобилем Игоря. Доехал до дома, проверил фамилии на почтовых ящиках, и убедился в своей правоте. Все верно, он. Отец Альки.
 
Держался почти неделю, а потом не выдержал и все рассказал дочери. И теперь это уже стало их совместной тайной. Пока не сболтнул внучке по глупости.
 
* * *
 
Почти две недели она не приходила к его дому, а потом ее снова туда потянуло. Как магнит притягивает железяку, ненароком попавшую в поле его воздействия.
 
Почти час она сидела в сквере, пока мужчина не вышел из дома, помахал выглянувшей в окно женщине, и направился к машине. Вскочив со скамейки, побежала на угол здания - к тому месту, где он должен был выехать на дорогу. Когда автомобиль появился, сделала шаг навстречу и помахала рукой.
 
Машина остановилась и он распахнул переднюю дверцу.
 
- Здравствуйте, попутчица! Куда путь держите?
 
- Решила с подругой прогуляться. Возвращаюсь от нее. Вы едете не в сторону центральной автостанции?
 
- Не совсем, но подвезти могу. Это неподалеку. Садитесь!
 
- Спасибо, - забравшись в салон, Аля пристегнула ремень безопасности, а затем с любопытством покрутила головой. - А у вас тут полный порядок, несмотря, что машина старенькая.
 
- Многое пришлось поменять, - признался он. - Начиная с обивки кресел. Автомобиль как ненасытный ребенок - все время требует денег. То на себя самого, то на бензин, то на тесты... Дорогое удовольствие, но без него как без рук.
 
- Понимаю. Вы заядлый водитель?
 
- С двадцати четырех лет за рулем. Сначала было просто баловство - на отцовской ездил по доверенности, а потом, как сейчас говорят, “проникся”.
 
Он вел машину уверено, поглядывая то на дорогу, то на Алю.
 
- А ваш сын, - попыталась сменить тему она, - он тоже хорошо водит?
 
- Вадик - обормот, - усмехнулся он. - Вы ведь часто слышите рекламу о “дежурном водителе”? Мол, когда все в молодежной компании напиваются или под наркотическим кайфом, должен всегда быть кто-то один, способный развести их по домам. Так мой сынуля заявил, что не собирается получать права только из-за того, что никогда не будет “дежурным водителем”! Каково?!
 
- Вы так спокойно это сказали? О наркотиках... Неужели вас они не волнуют.
 
- Волнуют, конечно, но не в такой степени. Просто я хорошо знаю своего парня, у него прекрасно развит инстинкт самосохранения. Полистайте мемуары известных политиков, артистов или ученых - большинство из них в юности грешили наркотиками. И ничего - каких высот достигли! Надо знать границу дозволенного и не выходить за ее пределы!
 
- Вы - либерал, - улыбнулась Аля. - А вот моя мама взбесилась бы только бы при одном упоминании об “экстази”. Такой уж у нее характер.
 
- Тогда я вам не завидую, - рассудил он. - Вам, но не вашей маме. Иметь такую замечательную дочку... Послушайте! У вас есть парень?
 
- Нет, - пожала плечами она. - Разве это столь важно?!
 
- Для кого-то, может, и важно, - загадочно произнес мужчина. - А что, если я вас, очаровательная прелестница, познакомлю со своим сыном? Вадик, разумеется, не подарок, тот еще баламут, но силен, привлекателен и надежен. В этом году заканчивает армию, у него есть профессия техника, и смогу заверить: такой в жизни не пропадет! Кстати, юная леди, вы даже чем-то на него похожи... Определенно имеется явное внешнее сходство. Как раз “вторая половинка”!
 
Воспользовавшись тем, что автомобиль остановился на перекрестке перед светофором, Аля расстегнула ремень безопасности, и выскочила из машины. Мужчина какое-то время медлил (об этом говорили раздававшиеся позади сирены стоявших за ним водителей), но потом поехал дальше.
 
“Конечно, похожи, - раздражено повторяла она про себя. - Явное сходство...”
 
* * *
 
Закончив свой рассказ, Аля замолчала и с надеждой посмотрела на меня. И чего ты от меня ждешь “младое, незнакомое”, поделившись со мной своей тайной?
 
Когда не знаю, что говорить, я говорю глупости. Не лучшее качество, но оно во мне присутствует.
 
- И чего вы ждете от меня, Аля?
 
Девушка вытянулась в кресле (как кошка, которую вот уже десять минут никто не догадался погладить по спинке) и покачала головой.
 
- До чего же вы непонятливая, Алиса, - сказала она. - И зачем мне было терять время и рассказывать вам эту историю, если бы мой отец каждое воскресенье не покупал вашу  газету?! Он прочтет, и все сразу поймет. И без всякого труда меня отыщет. Если, конечно, захочет отыскать...
 
“Секрет” 

Комментарии (Всего: 3)

покажите мне человека, пожалуйста, который будет так разговаривать в жизни как этот "папа", например? да, это все придумано, понимаю, но автор же хотела изобразить жизнь, а в жизни такие диалоги возможны только в кино :)

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Согласен, слишком банальнейшая, и совсем без изюминки.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Банальнейшая по основному сюжету история, но просто поданая немного по-новому. А про газету, которую отец покупает каждое воскресенье, боюсь что это преувеличение, покупают ее и читают в основном пенсионеры, сбрасываются на троих, ну и авторы, конечно. Конец выглядит и смешным и наивным одновременно. Да и весь рассказ в таком же духе.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *