НЕ ТЕМ КУРСОМ?

Америка
№30 (588)

«Семеро из десяти американцев считают, что страна движется неверным курсом. Семеро из десяти уверены, что президент и Конгресс плохо делают свою работу, а Джордж Буш раньше срока превратился в «хромую утку». Абсолютное большинство американцев недовольны ходом военных операций в Ираке, а 67 процентов – безраздельным господством лишь двух политических партий».
Таковы итоги нескольких социологических опросов, приведённые политологом Кеннетом Уолшем в очередном номере журнала US news and World Report.
Даже без этих данных очевидно, что в американском обществе день ото дня нарастает беспокойство, и потому всё больше надежд возлагается на предстоящие президентские выборы.
Нынешняя предвыборная кампания началась на месяц-полтора раньше обычного. Претендентов на Белый дом на этот раз тоже необычайно много. Так много, что запомнить имена всех практически невозможно. Лидеры гонки то и дело меняются. Некоторые претенденты, не пройдя и четверти дистанции, уже готовы сойти с круга. Десятки миллионов долларов уже потрачены, хотя решающие схватки и, значит, наивысшие расходы ещё впереди.
Претенденты не жалеют ни слов, ни собственных голосовых связок, стараясь убедить избирателей в своём превосходстве над соперниками. Речь заводят о самых актуальных, зачастую самых болезненных проблемах современной Америки. Однако новизны в этих речах не очень много. И проблемы застарелые, и дискуссии о путях их решения длятся годами, а то и десятилетиями: налогообложение, школьное образование, медицинское обслуживание населения, нелегальная иммиграция. В центре споров, конечно же, иракская проблема, решить которую тоже никак не можем.
Вместе с тем ни один из претендентов на верховную власть не касается главного, основополагающего вопроса, поднятого социологическими исследованиями: куда идёт страна? Больше двух третей опрошенных граждан считают курс ошибочным, а дискуссии ограничиваются частностями, пусть и очень важными. Никто из потенциальных руководителей государства даже не пытается определить, в чём же ошибочность избранного в последние годы пути – если это действительно так. То ли цели избраны ложные, то ли дороги к ним пролегают не там, где надо.
Главная цель вроде бы остаётся достаточно чёткой и вполне реальной – сохранить за Соединёнными Штатами мировое лидерство. С экономической точки зрения всё обстоит неплохо. Объём валового национального продукта США достиг грандиозных размеров, превысив 13 триллионов долларов. Сравним: Япония – около 4 триллионов, Германия – 2.9, Китай – 2.7, Россия – меньше 1 триллиона. Америка стабильно впереди планеты всей. Есть и существенные изъяны: огромный государственный долг, дефицит внешнеторгового баланса, растущий разрыв в доходах разных слоёв населения, ощутимое падение доллара, ждущие своего решения социальные проблемы. Ещё одно сравнение, на этот раз не в нашу пользу: за период, прошедший с 1979 года, количество рабочих часов у нас сократилось всего на 1 процент, тогда как в Японии и во Франции оно уменьшилось на 16, а в Германии – на 20 процентов. Всё это требует какого-то объяснения.
Тот же политолог, Кеннет Уолш, ссылаясь на мнение ряда экспертов, утверждает, что эпоха Рейгана уходит в прошлое вместе с традиционным американским консерватизмом. Уходить-то она уходит, это очевидно по многим признакам. Только далеко не все политики, да и вообще не все американцы готовы полностью признать факты, вовсе не зависящие от чьего-либо желания. Отсюда двойственность в подходе к назревшим и перезревшим проблемам, крайняя нерешительность в конкретных действиях. Примеров тому множество. Один из недавних всем известен, речь идёт о проблеме растущего числа нелегальных иммигрантов. Конгресс избрал самый скверный из возможных вариантов – отверг предложенный по этому поводу законопроект и отложил решение на неопределённо долгий срок. На будущее постоянно откладываются и другие важные реформы. Надеемся, что всё как-то уладится само собой?
Излишний консерватизм в мышлении нередко заставляет отвечать привычными методами на совершенно новые вызовы времени. За последние полтора десятилетия мир сильно изменился и продолжает стремительно меняться. Многие до сих пор убеждены, что лидирующее положение страны обеспечивается не только её высоким политическим авторитетом и мощнейшей экономикой. По их мнению, в понятие «мировое лидерство» обязательно должна включаться способность любым способом подчинять других своей воле и своим традиционным принципам. В современных условиях подобная цель представляется иллюзорной, но желание добиться её всё ещё остаётся. В результате успехов становится меньше, а неудач больше.
В Ирак мы вошли с полной уверенностью в силе нашего оружия, однако не учли, что сегодня в судьбах многих стран Востока велика роль не только правительств, но и отдельных, весьма солидных групп населения. С правительством Саддама Хусейна расправились легко, а преодолеть сопротивление хорошо вооружённых групп не можем. И теперь гадаем, что хуже – выводить войска или оставлять их надолго?
Расчётом на бесспорное военное превосходство продиктованы и призывы радикалов «любой ценой» разделаться с иранским режимом. Что говорить, режим прескверный, и, разумеется, мы за ценой не постоим. А вот какими станут последствия – большой вопрос. Для особо оптимистичных прогнозов нет оснований. Стоит ли снова и снова наступать на одни и те же грабли?
Тем временем исламский фундаментализм, агрессивный и непредсказуемый, лезет изо всех щелей, увлекая за собой тёмные массы. Надо признать, что мы не знаем, как противостоять этому напору, и по-прежнему полагаемся на силу оружия, хотя опыт показывает её недостаточную эффективность. Ещё два-три года назад знающие люди указывали на некоторые провинции Пакистана как на инкубатор международного терроризма. Сотни медресе, собрав под своё крыло тысячи детей и юношей, учили их ненависти к неверным, прививали навыки убийц. И оголтелая толпа недавно попробовала правящий режим на прочность – захватила Красную мечеть в столице. Только неимоверными усилиями и ценой больших жертв правительственным войскам удалось усмирить бунт одурманенных школяров.
Если бы пакистанские власти вместе с мировым сообществом в своё время нашли способ излечения от заразы исламского фундаментализма, трагедии бы не случилось. Не нашли, и теперь нет гарантии, что бунт не повторится.
Кровавые вылазки экстремистов, как известно, сотрясают и ряд других мусульманских стран. Плохой симптом. Пока вспышки насилия удаётся пригасить, однако не секрет: силы исламских фундаменталистов растут и укрепляются. Противостоять им армадой авианосцев – пустая затея. Это всё равно, что бить из пушек по воробьям. Оставаясь на крайне консервативных позициях, иных, более эффективных, методов борьбы с этой глобальной напастью мы ещё долго найти не сможем.
Период консерватизма, может быть, и вправду завершается, но политики и рядовые граждане консервативных воззрений остаются. Конечно, жизнь сама научит, расставит всё по надлежащим местам, выдвинет вперёд одних, оттеснит других. Со временем возьмёт своё. Ведь совсем не так давно группа так называемых «неоконсерваторов», старательно пробивавшая абсолютно авантюрные проекты, пользовалась в Америке огромным влиянием. Ныне большинство «неоконов» – Вулфовиц, Перл, Либби и другие – под разными предлогами, не всегда корректными, отлучены обществом от большой политики. Из этого не следует, что их идеи полностью утеряли популярность. Идеи живы и сторонников хватает. Только вряд ли у них велики шансы на успех. В динамичном современном мире упёртые консерваторы крайнего толка немногим удачливее беспредельно уступчивых либералов.