ПОЛЗУЧИЙ КЛЕРИКАЛИЗМ

В мире
№31 (589)

Давно уже заведено: против церкви слово молвить – всё равно что против идеологии ЦК КПСС. Но недавно случилось нечто необычное: ведущие учёные страны, среди них два лауреата Нобелевской премии, практически обвинили власть и церковь в “ползучем клерикализме”; и к ним, к академикам, вроде бы присоединяется Общественная палата.
Действительно, если посмотреть со стороны, то вопросов возникает немало. И вообще, и в частности. Например, что делает протоиерей в лагере кремлёвских хунвэйбинов?
Сам по себе десятитысячный (!) молодёжный лагерь движения “Наши” на прекрасном озере Селигер – морально-политическое похабство. Например, в одном секторе создана улица красных фонарей, на которой поселили чучела оппозиционеров, а в специальном секторе для молодожёнов на палатках вывесили плакаты-обязательства с указанием, сколько детей намерена произвести на свет данная семья. Это прикол такой или специально, типа выполнения национального проекта, к приезду первых вице-премьеров Сергея Иванова и Дмитрия Медведева? Кстати, а что они там делали? У нас вроде бы молодёжь отделена от политики, и власть слегка открещивается от обвинений в патронате над “Нашими”: мол, это исключительно общественное, добровольное движение. (Интересно, кто, сколько и почему оплачивает всю эту добровольность?) Но ещё интереснее было, когда первых вице-премьеров в лагере “Наших” встретил, выйдя из деревянной церковки, протоиерей Всеволод (Чаплин) – как представитель Московской патриархии.
Хотя ничего особенного. В расположении войсковой части вас может встретить полковой батюшка, а уж окропление святой водой кораблей, подводных лодок и самолётов – будничное дело.
До недавних времён этим публично возмущался только академик Гинзбург. А теперь к нему присоединились и его коллеги. Академики Александров, Алфёров, Абелев, Барков, Воробьёв, Гинзбург, Инге-Вечтомов, Кругляков, Садовский, Черепащук опубликовали в печати открытое письмо президенту страны В.В.Путину, в котором выразили обеспокоенность “возрастающей клерикализацией российского общества”. В частности, они обратили внимание на резолюцию Всемирного Русского Собора “О развитии отечественной системы религиозного образования и науки”. Учёные недоумевают: “Если религиозное образование – внутреннее дело РПЦ, то с какой стати церковь заботится о развитии науки?.. Достижения современной мировой науки базируются на материалистическом видении мира. Ничего иного в современной науке просто нет”.
Что касается “религиозного образования”, то учёные мужи, конечно, понимают и своё лукавство, и лукавство резолюции Собора. Религиозное образование - далеко не “внутреннее дело” Русской Православной Церкви. Она пытается внедрить его в общеобразовательные школы. В резолюции Собора прямо говорится “о признании культурологической значимости преподавания основ православной культуры во всех школах страны и о включении этого предмета в соответствующую область федерального образовательного стандарта”.
В сентябре 2006 года в ряде регионов так и сделали, “включили”. Но в ноябре по требованию министерства образования заменили на курс религиоведения. Тем не менее вопрос по-прежнему обсуждается в обществе. Сторонников не смущает даже педагогическая деталь: а что делать на таких уроках атеистам, мусульманам, буддистам, иудеям? Говорят, дело добровольное, курс факультативный. Ага, значит, они будут слоняться по коридорам, чувствуя себя немного изгоями на празднике культуры?
Академики пишут об этом с нескрываемым возмущением: “Разве можно так презрительно относиться к другим конфессиям? Не напоминает ли это православный шовинизм? В конце концов, неплохо бы церковным иерархам задуматься, куда ведёт такая политика: к консолидации страны или к её развалу?”
По странному совпадению на следующий день после обнародования письма академиков примерно о том же публично высказался архитектор Вячеслав Глазычев, член Общественной палаты. Он предложил Общественной палате рассмотреть “бурное вмешательство церкви в государственные дела... обратить внимание на защиту светскости государства, ибо у нас сейчас распространяется ползучий клерикализм...”
Разумеется, говорил он и о попытках проникновения церкви в школу: “Если бы речь шла о воскресных школах, всё было бы нормально, но речь идёт об общеобразовательных. Введение обязательного предмета в школе - прямое покушение на государство, причем общественность молчит, а те, кто пытается сопротивляться, подвергаются остракизму... “.
С такой горячей речью Глазычев выступил на совете Общественной палаты, при обсуждении очередного доклада “О состоянии гражданского общества в РФ”, предложив включить в него антиклерикальные положения.
Предложения Вячеслава Глазычева встретили с интересом. Хотя мнения разделились. Даже среди представителей различных религиозных конфессий. Сопредседатель совета муфтиев Аширов согласен с Глазычевым, а пресс-секретарь Московской патриархии Вигилянский и глава Конгресса еврейских религиозных общин и организаций Коган возразили. Говорят, что церковь – часть общества, и её вмешательство в дела общества оправданно и естественно.
“Я думаю, что церковь претендует на выработку государственной идеологии, поэтому нужно остановить её внедрение во все области нашего общества”, - заявил глава движения “За права человека” Лев Пономарёв.
Кажется, впервые за 16 лет новой власти в России назревает дискуссия о роли и месте церкви в нашей жизни. Правда, есть в изначальном поводе одно маленькое “но”... Открытое письмо академиков легко объяснимо. Они люди независимые, высокого ранга, каждый сам по себе – основатель школы и учения. Они долго терпели. А уж когда церковь написала в своих резолюциях: “Необходим диалог власти и общества, чтобы монополия материалистического видения мира наконец прекратилась”, – терпению учёных пришёл конец.
А вот выступление Вячеслава Глазычева вызывает вопросы. Почему именно он? В Общественной палате Глазычев занимается вопросами регионального развития и местного самоуправления, весьма далёкими от затронутой темы. Конечно, он мог как рядовой гражданин... но верится с трудом. Дело в том, что Глазычев – не простой архитектор и член Общественной палаты. Он – один из ведущих телевизионной программы “Реальная политика”, известен миллионам телезрителей под псевдонимом “Мистер Монблан”. Главный же ведущий и автор программы – Глеб Павловский. Тот самый, кремлёвский политтехнолог и политолог, рупор и проводник идей власти в широкие массы посредством той самой телепередачи “Реальная политика”.
Тут и задумаешься над инициативой Вячеслава Глазычева: не тянется ли прямая нить в администрацию президента? Не обеспокоились ли там “возрастающей клерикализацией российского общества”? А точнее – государства и государственной власти, которой никто, никогда и ни с кем не делится. Это – святое.