НАУКА И ПОЛИТИКАили чей глаз прозорливей

В мире
№33 (591)

Наука и политика идут рука об руку, но не пересекаясь. А ведь из их симбиоза могло бы появиться семя, из которого выросло бы древо новой политики. Впрочем, учёные давно освоили и политическую целину. Британские физики, к примеру, рапортовали, что разработали метод, позволяющий предсказывать процесс возникновения порядка из хаоса.  Берёшь цепь случайностей и постепенно доводишь её до нужного результата. Причём безразлично где. Будь то движение частиц в плазме или поведение людей во взбеленившейся толпе либо даже амплитуда изменения котировок на фондовом рынке, когда никак не связанные друг с другом акции компаний испытывают одинаковые колебания цен.
Поведение птиц в стае, а ещё лучше сбившихся в толпу людей, безусловно, тоже важно. Особенно за месяц до очередной годовщины “сентябрьской трагедии”. Журналисты уже потирают руки в предчувствии гонораров. Тема актуальная, учитывая начинающуюся захватывающую финишную схватку за Белый дом. Тем интереснее “затравка”, с которой выступила ежедневная филадельфийская газета The Philadelphia Inquirer. Глядя на нынешнюю президентскую гонку, Стью Быкофски пришёл к выводу, что ещё одно 11 сентября пошло бы Америке только на пользу.
«Мне тошно от того, что мы быстро забыли, кто наш враг, - пишет он. - Наш враг не Джордж Буш, не Хиллари Клинтон, не Билл О’Рейли, не Рудольф Джулиани и не Барак Обама. Наш враг – террористы, которые используют ислам для оправдания своих отвратительных преступлений, взрывая женщин и детей... Сегодня большинство американцев считают войну в Ираке ошибкой. Почему? Потому что она чересчур затянулась. А американцы нетерпеливы. Мы любим “забегаловки” быстрого питания и быструю войну».
И заканчивает: «Вспомните, каким потрясением стало для нас 11 сентября,  какую решимость тогда проявила вся страна. Америка не ощущала подобного единства с первого Дня позора – 7 декабря 1941 года. Мы твёрдо знали, кто наш враг. А теперь забыли и погрязли в мелочных спорах о том, “в большей ли мы сейчас безопасности”, должно ли ФБР прослушивать международные звонки, стоит ли задерживать “заезжих имамов”, призывающих к всемирному джихаду... Что способно снова сплотить нас? Только новое 11 сентября».
Говорят, подбитый  глаз - самый прозорливый. Но кому охота ходить с синяком? Вон Хиллари Клинтон чуть ли не с кулаками набросилась на своего главного оппонента Барака Обаму, обвинив его в «воинственном популизме». А вся-то “воинственность” Обамы в том, что он пообещал в случае прихода к власти забросить морпехов в горный Пакистан, чтобы разорить гнездо, которое свили себе там террористы “Аль-Каеды”. Буш знает, где искать негодяя бен Ладена, но не хочет унижать президента-генерала Первеза Мушаррафа, считающего любое вмешательство во внутренние дела страны “неприемлемым”.  А Обама с этим считаться не желает. Рудольфу Джулиани эта идея тоже понравилась. Бен Ладена на цепь! А Хиллари? Что Хиллари? И Клинтон клином вышибают!
Об “Аль-Каеде” в последнее время стали говорить не реже, чем об Ираке. С научной точки зрения это плохой признак. Потому что чем больше вопросов, тем шире выбор неправильных ответов. Раньше информацию добывала разведка, а сейчас её размещают прямо на сайтах, в том числе и самой “Аль-Каеды”. Ушлые американцы, не имеющие никакого отношения к ЦРУ, тоже могли познакомиться с “секретной” сводкой о намерении террористов взорвать грузовик с радиоактивными отходами то ли в Нью-Йорке, то ли в Лос-Анджелесе, то ли в Майами. А может, во всех этих городах сразу.
Полицию, понятно, тут же подняли на ноги. Вооружившись приборами радиационного контроля, стражи порядка проверяли машины в Манхэттене, особенно в районе 34 Street, где всегда много туристов, у въезда в тоннель Холланд, соединяющий город с Нью-Джерси, и прочих “болевых” точках. В Нью-Йорке в выходные был введён усиленный режим безопасности. В воздух, как в лучших боевиках Голливуда, поднялись вертолёты, а воды бороздили катера.
Делалось все настолько демонстративно, что было понятно: это не учения. Тем не менее шеф нью-йоркской полиции Реймонд Келли отрапортовал, что учения прошли успешно, а мэр Майкл Блумберг сообщил, что угроза миновала. Не удивляйтесь: политика ведь тоже наука. Загадок.
Чего ждать, на самом деле знает только Аллах. И еврей Перлман, крещённый при рождении ассимилировавшимся папашей и наречённый Адамом Гаданом, а затем уже без ведома папани принявший ислам и получивший известность как Аззам аль-Амрики. С его назначением пресс-секретарем “Аль-Каеды” психологическая война вышла на новые высоты. Не успевший окончить среднюю школу в Орэндж Каунти Перлман, уехавший в 17 лет в Пакистан, где женился на юной афганской “леди”, заткнул за пояс “профессоров” из отдела агитации и пропаганды Госдепартамента. А в последнем своём 77-минутном видеоролике потомок украино-белорусских Перельманов и вовсе обещал «атаку на американские города такого масштаба, что это приведёт к краху всю экономику Соединённых Штатов». Эту атаку может остановить только одно – «прекращение давления, которое Вашингтон оказывает на Японию, Кубу и Венесуэлу».
Еврейский недоросль, напяливший на себя исламскую маску, недорослем так и остался, несмотря на то, что Госдепартамент оценил его голову в миллион долларов. Для него что Иран, что Япония  - всё едино. Недавно Адам Перлман был заочно обвинён в государственной измене. Это первый подобный случай в американской юрисдикции со времён Второй мировой войны. Наказания за такие преступления тянут от пяти лет до смертной казни. Такой вот странный “диапазон”. Впрочем, не попавший в разряд изменников родины Йонатан Поллард всё равно получил на полную катушку – пожизненное заключение.
ФБР внесло Перлмана-Гадана-Аззама аль-Амрики в список наиболее разыскиваемых преступников. На деловой репутации его отца Фила Перлмана, перешедшего 35 лет назад в католичество, это не отразилось. Иудей-католик по-прежнему выращивает коз на продажу и морщится, когда ему напоминают о его блудном сыне. В общем, старая еврейская “считалка”. Было у еврея-уролога Карла Перлмана два сына: один умный, а другой - Фил. А у Фила было 4 сына: трое умных, а четвёртый – Адам...
А новоиспечённый мусульманин с тёмным еврейским прошлым спокойно проживает тем временем в Пакистане – ядерной стране с непредсказуемым будущим. Лучшие умы Пентагона ломают головы над тем, что будет с атомным оружием, когда Первез Мушарраф уйдёт с политической сцены. А это может произойти уже в ноябре, когда состоятся очередные президентские выборы. Генерала, совершившего военный переворот в 1999 году, в собственной стране всё ещё недолюбливают. Следовательно, можно ждать любого развития событий. Посему и настроение среди военных аналитиков, как сообщает телеканал CNN , совсем не праздничное: если даже Мушарраф и останется, то вряд ли сумеет обеспечить должный уровень безопасности.
Джордж Буш, проводя на прошлой неделе в Белом доме очередную пресс-конференцию для журналистов, старался успокоить общественное мнение. Он выразил уверенность, что, действуя совместно с пакистанским правительством, Афганистан справится с террористами. Но вопрос о том, возможна ли крупномасштабная военная операция на территории Пакистана без санкции Исламабада, так и остался без ответа. Первезу Мушаррафу эта идея явно не по душе. Так же, как и принятый Конгрессом закон, который увязывает американскую помощь Пакистану с непосредственными результатами в борьбе против терроризма.
Было бы несправедливо утверждать, что Мушарраф не старается.  Вместе с афганским президентом Хамидом Карзаем они провели в Кабуле четырёхдневную “Лойя-Джиргу”. Это нечто типа советского партийно-хозяйственного актива времен Горбачёва. Более 600 старейшин афгано-пакистанских пуштунов прослушали лекции о международном положении и роли местных мусульман в борьбе с бандитами и террористами. Убедившись, что перебоев в поставках сахара, соли и спичек не предвидится, старейшины разъехались, пообещав снова собраться в Исламабаде, где пройдёт вторая “серия” джирги.
Карзай тоже старается. Как умеет. По-братски распрощавшись с Мушаррафом, он ждёт теперь с официальным визитом Махмуда Ахмадинеджада. Ну и ждал бы себе тихонечко. Так нет, заявил, словно его кто-то за язык дёргал, что «Тегеран играет положительную роль в политической жизни Афганистана». Тут уж Джордж Буш не выдержал и сказал всё, что думает. А что он думает? Думает,  что «отношения Кабула и Тегерана подрывают основы стабильности афганского общества, подвергая опасности весь политический курс».
Стоит ли так сгущать краски? Нынешние новые мировые веяния и тенденции уже не зависят ни от Мушаррафа, ни от Карзая, ни даже от Джорджа Буша с Махмудом Ахмадинеджадом. Ибо всякая точная наука, включая политику, основывается на приблизительности. Пакистан стал ядерным при Билле Клинтоне. Иран может стать ядерным при Хиллари Клинтон. А расхлёбывать всё равно придётся всем нам, потому что президенты неподсудны: приговор им может вынести только История.
Дик Чейни выступает за немедленную бомбардировку иранских тренировочных лагерей, где проходят подготовку шиитские боевики,  на совести которых три четверти всех нападений на американских военнослужащих в Ираке. Палата представителей тоже вдруг вспомнила, что она не Академия наук, и её задача готовить законы, а не популяризировать знания. И приступила к обсуждению законопроекта, ужесточающего односторонние американские санкции против государств, которые не сворачивают сотрудничества с Ираном.
А что Хиллари Клинтон? Ждёт, что скажет Обама. Но тот молчит. А что говорить, если Джордж Буш подписал закон о выделении на науку, научные исследования и повышение технологической культуры 33,6 миллиарда долларов?
Но даже самый лучший закон – всего лишь украшение, а не фундамент. Если бы все учёные вдруг стали лауреатами Нобелевской премии, наука умерла бы в тот же день. Так и политики. Если рождаются черчилли, то почему не должно быть чемберленов? Одни генерируют идеи, другие пытаются претворить их в жизнь, а третьи всячески мешают этому. В итоге, отбыв политический “срок”, все они  “самоликвидируются”, оставив после себя воздух без кислорода. Но это уже опять научная проблема.