Ленин в Кабуле

В мире
№33 (591)

Если у кого-то и были до сих пор сомнения в истинных внешнеполитических целях иранского президента, то теперь им от этих сомнений придется избавиться. Находясь с визитом в Афганистане, Махмуд Ахмади Неджад на встрече с суннитскими и шиитскими религиозными деятелями заявил о том, что его цель – объединить мусульманские страны для осуществления всемирной исламской революции.
Таким образом, он стал вторым человеком в новейшей истории после Ленина, прямо и недвусмысленно обозначившим планы по завоеванию мирового господства. В отличие от большевиков, пытавшихся разжечь мировой пожар сразу же, после того, как они захватили власть в России, иранские аятоллы ждали своего часа более четверти века. До тех пор, пока Иран не накопил достаточной технологической мощи, до тех пор, пока в большинстве стран мира не окрепли ячейки исламских террористических организаций и агентов влияния, до тех пор, пока западный мир не ощутил себя полностью бессильным, морально и физически, перед неумолимым будущим, Иран ограничивался локальными действиями. Ну, а теперь, когда карты сданы, и расклад их ясен, начинается настоящая игра.
По сути, против исламской революции играют только двое: Израиль и США. Нетаньягу объездил полмира, призывая перекрыть аятоллам финансовый кран. Буш принял решение объявить иранский Корпус стражей исламской революции террористической организацией.
Комментариев по решению Вашингтона пока немного. Первыми откликнулись российские СМИ. Так, сетевое издание «Газета.ру» заявило, что «под угрозу может быть поставлено военное сотрудничество между Россией и Ираном», и что «впервые в истории регулярные войска могут быть признаны террористами».
Если с первым утверждением трудно спорить, то второе в корне неверно. Прецедент был. После окончания Второй мировой войны Международный военный трибунал, заседавший в Нюрнберге, признал преступными организациями правящую партию Германии, а также политическую полицию и военизированные формирования, аффилированные с правящей партией. Тот факт, что нацистские преступные организации были осуждены лишь после победы, показывает только то, насколько мир был убаюкан пред началом войны гитлеровской пропагандой.
История Второй мировой также показывает, насколько опасной может быть политика умиротворения потенциального агрессора, когда кажущиеся прочными торгово-экономические связи служат для одной стороны циничным прикрытием ее истинных намерений, тогда как другая сторона добровольно оказывается в плену прекраснодушных надежд на взаимосвязанные экономики и нерушимые культурно-исторические связи.
Похоже, в России уже поняли, к чему стремится Иран. Иначе трудно объяснить вдруг появившиеся затруднения в строительстве российскими специалистами иранской атомной станции. Несмотря на мощное проиранское давление, которое оказывают на Кремль представители российского оборонного комплекса, а также апологеты евразийского пути развития из числа политтехнологов и политтеоретиков, реальные сигналы, исходящие из Тегерана, должны настораживать российское руководство, тем более, что активные внешнеполитические контакты иранского президента на постсоветском пространстве, от Белоруссии до Туркмении, отнюдь не служат укреплению, или даже сохранению российского влияния.
Да, Иран сейчас силен. Но есть уже свидетельства того, что пик могущества аятолл внутри страны пройден. Внутренние проблемы, как это часто бывает, вполне могут спровоцировать руководителей Исламской республики на внешнеполитические авантюры, в процессе осуществления которых можно было бы сплотить народ против внешнего врага. В свое время роль такой отдушины сыграл конфликт с Ираком, теперь же необходимо средство посильнее. И оно, похоже, найдено. Это всемирная исламская революция.
Заявление иранского президента в Кабуле должно отрезвить тех, кто до сих пор считал, что речь идет о справедливой борьбе угнетенных. Аналогичная снисходительность в свое время к большевистской революции дала карт-бланш «кремлевскому мечтателю», что стоило России многих миллионов жизней, и породило таких монстров, как коммунистические диктатуры на пространствах от Анголы до Камбоджи.