А Израиль живёт...

В мире
№33 (591)

Как только в Израиле начинается предвыборная кампания любого уровня, средства массовой информации заваливают читателя апокалиптическими прогнозами. Естественно, в зависимости от принадлежности СМИ к конкретным партиям, от суммы, заплаченной за размещаемый материал, близость конца света, а также степень вероятности этого явления существенно варьируются. Состоявшиеся во вторник праймериз партии «Ликуд» не составили исключения. Я совершенно сознательно пишу этот материал, не дожидаясь результата праймериз, потому что любой исход этих выборов не привнесёт в жизнь страны ничего нового, несмотря на то, что победитель с большой долей вероятности станет следующим премьер-министром.
В самом деле, совершенно недостаточно критиковать нынешнее руководство за кризис современной семьи. Этот процесс наблюдается не только в Израиле. Недостаточно просто осуждать наблюдающееся во всём мире явление, когда молодёжь переезжает из страны в страну в поисках самореализации. И уж совсем не следовало бы кандидатам на руководящие посты заявлять о том, что у них есть простые решения урегулирования арабо-израильского конфликта.
Иначе получается вот что.
Сначала территории, доставшиеся в результате победоносных войн,  правительство предполагало использовать в качестве средства размена. Затем, либо не получив предложений по размену, либо уступив части населения, которая восприняла обретение этих территорий как знак свыше, правительство начинает покровительствовать поселенческому движению. По прошествии времени правительство решает отделаться (или отделиться) от этих территорий. Получается коряво: часть населения, даже люди, не связанные напрямую с поселенцами, воспринимают процесс изгнания евреев из их домов как национальное предательство.
А вот ещё пример. После того как Израиль гонял по всему Ближнему Востоку Арафата и его террористов, вдруг тот же самый Арафат признаётся единственным законным руководителем Палестинской автономии, которая, кстати, тоже была признана совершенно неожиданно.
Все эти процессы вызывали раскол израильского общества. «Мир сегодня» и «Это наша земля» - эти организации стоят сегодня на крайне противоположных позициях в вопросе мира с палестинцами и условий этого мира.
При всём при том в программах и действиях каждой из израильских партий и движений есть своё рациональное зерно. И лишь непримиримость, присущая борьбе политических партий за власть, не даёт объединить усилия для того, чтобы выработать единую позицию, которая отражала бы интересы подавляющей части населения страны. И в то же время не выходила бы за рамки международно-правовых норм и не давала бы соседям Израиля поводов обвинять его в нарушении их прав.
Это трудно, но возможно. Для этого надо, чтобы каждый деятель, участвующий в политическом процессе в Израиле, не ставил перед своими последователями нереалистических задач, обещая их выполнение в течение ближайшего года. Точно так же обманчивы и программы, обещающие построение счастливого будущего где-то за пределами человеческой жизни. Такие программы лишают людей веры не только в самих политиков, но и в партии, их выдвигающие.
Тем не менее и политики, и программы, о которых говорилось выше, существовали и существуют. Именно это привело к тому, что во множестве появляются суждения, что Израиль как государство обречен на бесславный конец. Уже осуждён сионизм как идеология, а Государство Израиль - как практическое следствие этой идеологии. Во всех бедах, кои постигли отношения Запада с исламским миром, обвинен Израиль, а именно - его отношение к «палестинскому вопросу».
Всё это ерунда.
Израиль существует. И живёт. Каждый, кто возьмёт на себя труд побывать «между морем и Иорданом», может убедиться в этом. Эта страна выжила в сорок восьмом, её не погубило ни идеологическое противостояние отцов-основателей в пятидесятых годах, ни войны с арабами шестидесятых и семидесятых, ни интифады, ни академические бойкоты, ни политические скандалы, ни противостояние «великих держав». Партии и их лидеры приходят и уходят, а Израиль живёт. Поэтому и на всяческих праймериз, и на выборах в Кнессет каждый израильтянин может голосовать так, как он хочет. Пусть у каждого будет свой представитель в Кнессете. Даже если кто-то выучил наизусть всю Тору, а другой не знает, как продолжить «Шма, Исраэль», если один в точности соблюдает кашрут, а другой ест свинину, в любом случае все, кто живёт в этой стране, наполняют её жизнью.
Из моего окна виден перекрёсток улиц Эли Коэна и Каф Тэт Бэ Новембер. Солнце палит, но с моря дует прохладный ветер, он шевелит листья на пальме рядом с домом. В киоске напротив «грузин» Тимур торгует всякой мелочью. Из подъехавшего «Лексуса» выходит ортодокс в шляпе и чёрном сюртуке, покупает уголь для мангала. Идёт солдат. За спиной у него автомат, в одной руке мороженое, в другой – мобильный телефон. Он говорит по-русски, а мороженое тает и капает на землю. «Эфиоп» в соломенной шляпе, костюме-тройке, с бамбуковой тросточкой осуждающе смотрит на него. Женщина  c многочисленными отпрысками    заходит в хозяйственный магазин. Я слышу, как соседка со второго этажа, стоя у окна, громко обращается к кому-то: «Да шо ты говоришь?». Со стороны моря идёт на посадку огромный «Боинг».
Всё это Израиль. Он такой, какой он есть. Но он есть. И я верю - будет всегда.