Варфоломеевская ночь для журналистов Грузии

В мире
№33 (591)

Вот уж не думал - не гадал, что сам неожиданно окажусь в положении тех тбилисцев, о которых столько писал, – бесцеремонно выселенным из здания, приглянувшегося власти.
Знал, конечно, что от этого в сегодняшней Грузии не застрахован никто, но то, что десятки журналистов будут вышвырнуты со своих рабочих мест на улицу с поистине иезуитской изощрённостью и неприкрытой бесцеремонностью, ни я, ни мои коллеги и предположить не могли. Масштабная полицейская операция завершилась изгнанием независимой прессы из исконно принадлежавшего ей здания бывшего издательства “Самшобло”. Впрочем, нет худа без добра – появилась возможность рассказать уже не о чужом, а о собственном печальном опыте.
Для меня всё началось с раннего утреннего звонка читателя газеты “Головинский проспект”: “Помните, как полиция оцепила на проспекте Руставели офис и магазин “Sony” перед тем, как их опечатать? Знаете ли вы, редактор, что то же самое происходит сейчас и у вас?”. Я рванул на работу и увидел заградительные решётки, двойной кордон полиции, фургоны, людей в жёлтых жилетах, спешно грузивших мебель и компьютеры, ошарашенных коллег из других редакций, которых не пускали в здание....
Всё происходило по сценарию, уже хорошо известному в Грузии, но на этот раз  попахивающему особым цинизмом.
В 5 часов утра перед охранниками огромного корпуса, в котором расположились свыше 90 частных изданий и организаций, появились полицейские, заявившие, что поступило сообщение о заложенной бомбе. А потом в открывшиеся двери хлынули десятки людей в погонах и с оружием, опечатавших и заблокировавших все комнаты. Подоспевшим в панике владельцам приказали немедленно покинуть помещения, а имущество стали грузить в фургоны и вывозить на склад мэрии. Впускать людей для того, чтобы они забрали личные вещи, стали лишь через 10 часов после начала операции. Да и то не всех.
Весь этот беспредел объяснили тем, что выселяемые не платили за аренду, электричество, воду и Министерство экономического развития их предупреждало о возможных последствиях. Что ж, если первое в отношении кого-то ещё можно предположить, то второе – чистейшей воды ложь. Единственный тревожный звонок, прозвеневший полтора года назад, был не официальным предупреждением, а просто первой попыткой выселить независимую прессу. Тогда правительство страны объявило международный приватизационный аукцион на здание и имущество издательского комплекса, но желающих сделать покупку за $20 миллионов не нашлось. Было объявлено, что аукцион проведут повторно, а до этого журналистов вроде бы оставили в покое. И вот беспрецедентный в истории не только Грузии, но и всего постсоветского пространства налёт на прессу.
В считанные минуты на улице оказалось больше десятка популярных изданий - журнал “Дила”, газеты “Сакартвелос республика”, “Асавал дасавали”, русскоязычные ветераны “Свободная Грузия” и “Вечерний Тбилиси”, армянская «Врастан», азербайджанская «Гюрджюстаны»... Да ещё  радиостанция “Hit-FM” и две телекомпании: оппозиционная “Кавкасия” и “Мир” – межгосударственная, стран СНГ. Кстати, именно её спутниковой аппаратурой пользуются для передачи телесюжетов из Грузии такие информационные гиганты, как Associated Press и Reuter.  Остаться в здании разрешили лишь 6 организациям и одному частному предпринимателю, объявив, что у них с арендой всё в порядке. По “странному совпадению” все они оказались никак не связаны с журналистикой.
...Пытаясь перекричать разъярённую толпу, связываюсь с  директором единственного в Грузии русскоязычного издательского дома. “Я сумел завести лишь одного верстальщика, чтобы складывать компьютеры, сам еду за грузчиками, - говорит он. – Если тебя не будут впускать, не унижайся перед полицией. Через пару часов приезжай по такому-то адресу, переезжаем туда”.
Этот человек, отлично знающий жизнь вообще и манеры местных властей в частности, не стал ни с кем вступать в споры, хотя никаких долгов за нами не числится. Пока другие пребывали в растерянности или пытались стихийно митинговать, он нанял фургон и рабочих, сумел пробиться с ними через кордоны во двор издательства, и мы с коллегами, прорвавшись уже поодиночке,   вывезли всё без потерь. Площадь теперь у нас поменьше, но работать можно. И наши 4 издания могут стать единственными русскоязычными, выходящими на этой неделе.
Тато Ласхишвили, редактор “Свободной Грузии”, которая  лишь 10 месяцев назад перебралась сюда, заявил: “До конца августа мы выходить не будем, всё произошло настолько неожиданно, что надо найти площадь для редакции”. Другую старейшую русскоязычную газету - “Вечерний Тбилиси” - приютили соотечественники ее редактора Вадима Анастасиади – из Союза греков Грузии. Правда, всего на 2 месяца. А вот руководители грузинских газет пытались сопротивляться. И настолько серьезно, что редактора газеты “Асавал-дасавали” Лашу Надарейшвили с сердечным приступом  увезла “скорая помощь”. Но он сбежал из больницы, чтобы организовать первую акцию протеста перед зданием “Самшобло” и заявить: “Нас просто выдворили... В Грузии продается все. Я считаю себя жертвой этой распродажи, точнее пиратства”.
А через пару дней все-таки  выпустил газету - тоже нашел место, где можно работать. Многие этого сделать не смогли. Их имущество и аппаратуру мэрия будет хранить на своем складе месяц, а потом продаст с аукциона и вырученную сумму заморозит на 5 лет. Если владелец не появится и за этот период, деньги перечислят в бюджет. Так что у пострадавших редакций впереди еще немалая нервотрепка.
Но в самом трудном положении оказалась оппозиционная телекомпания “Кавкасия” – все боятся ее приютить. Несколько раз соглашения о ее вселении уже были достигнуты, но потом владельцы помещений перезванивали, сообщая, что передумали, или вдвое повышали арендную плату, а то и прямо признавались, что на них давит Минэкономразвития.
В общем, грузинская власть, которая горазда на выдумки,  одним выстрелом убила сразу трёх зайцев. В считанные минуты заполучила в центре города огромное здание, которое можно теперь спокойно и с выгодой продавать. Избежала шума, который могли поднять журналисты, предупреждённые о том, что их выселяют, – никто не успел запереться в кабинетах, созвать зарубежных коллег, связаться с оппозиционными партиями. И, наконец, хоть на время исчезли с рынка не только издания, критикующие власть на грузинском языке, но и негрузинские газеты, надоедавшие просьбами о государственной дотации.
Кстати, название издательства - “Самшобло” - на русском означает “Родина”. Так что грустный каламбур напрашивается сам собой, если перевести, что именно выставили на продажу и откуда изгнали  независимую прессу.


Комментарии (Всего: 1)

STRASHNOE PROISXODIT V GRUZII.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *