Дахеш-музей: влюблённым в классику

Культура
№34 (592)

Музей этот относительно молод: на той площадке, где познакомились с ним ньюйоркцы, на первых этажах небоскрёба корпорации IBM на Мэдисон авеню, обосновался он всего четыре года тому назад. Назван именем, а вернее, псевдонимом видного ливанского просветителя, гуманиста, философа и коллекционера Салима Мусы Акхи, посвятившего жизнь собирательству лучших произведений европейского, главным образом, французского академического искусства второй половины ХIХ - начала ХХ века. Занимаясь этим профессионально и увлечённо, он составил интересную и ценную, признанную в Европе и за океаном коллекцию и заслужил учёную степень доктора искусствоведения. Жил и работал доктор Дахеш в Бейруте. Его огромный дом стал там центром западной культуры и способствовал её распространению на Ближнем Востоке. Но когда в середине семидесятых прошлого века в Ливане разгорелась гражданская война и сохранность коллекции оказалась под угрозой, собиратель отправил её в Америку. Здесь двадцать лет спустя, уже после смерти Дахеша, и был создан на основе его сокровищницы полнокровный музей, к тому же единственный в Нью-Йорке, охватывающий и раскрывающий интересную, незаслуженно отодвинутую в тень тему.
Жан Леон Жером: «Рахиль», гордая, властная, необычайно женственная. Это великая французская актриса Рашель, звезда Комеди Франсез, в роли библейской Рахили. Прекрасна и достоверна артистка, которую называли трагической музой, достоверен и талантлив художник.
Адольф Бугеро: «Разносщица воды». Совсем юная девушка, усталая, с тяжёлым кувшином на плече. Как же пригнёт бедняжку этот глиняный кувшин, когда будет наполнен! Правдиво и трогательно.
 Поль Делярош. Виртуозно и искренне, кистью, омытой слезами, написал художник традиционный сюжет оплакивания Христа, но написал его очень по-своему, лично переживая драму скорбящих о Спасителе.
 Бронзовая фигура стоящей Сафо - Жан-Жака Прадье - так же, как и эти три живописных полотна, - это образцы академического искусства, сложившегося в XVI-XIX веках и следовавшего формам искусства античности и Возрождения, красоты в понимании классицизма. Собственно, «классикус» и означает – образцовый. «Это наследие человечества, - писал Дахеш, - передающееся от поколения к поколению, оставаясь живым и современным для тех, кто погружается в его мир. Западная цивилизация зиждется на классицизме». Понятие академического искусства включает в себя как мифологические, исторические, религиозные, так и жанровые сюжеты. Все они представлены в Дахеш-музее во всей полноте. Примеры? Сколько угодно.
 К древнему мифу восходит композиция Фредерика Лейтона «Пленённая Андромаха». Кстати, лорд Лейтон – президент Британской Королевской академии художеств (Англия на позициях академизма удерживается по сию пору). Красочное многофигурное полотно. «Вирсавия» Жерома, поражающая силой духа и решимости, «Юдифь» Жана де Нойи  – это уже библейская тематика. То же «Оплакивание Христа» Делароша, скорбная «Пьета» - скульптура Прадье, может быть, и вторичная по композиционному решению в сравнении с шедевром Микель-Анджело, но самостоятельная в выразительности характеров. Это так называемый высокий академизм. А низкий? – Жанровые картины, графика, ваяние. Подчас очень интересные по задумке, по выразительности, по исполнению: отара овец на озере Огюста Бонье – кажущийся покой, но тревога разлита в воздухе; превосходные пейзажи, например, панорама сурового Уэльса Сидни Перси; отлично выполненный ландшафт затуманенного Лондона с громадой парламента... А какова маленькая доска с автопортретом немецкого мастера Игнаца Гогенгийля! И, конечно, нельзя не сказать о замечательной жанровой сцене парижского художественного Салона со стенами, плотно увешанными картинами, и колоритнейшей толпой. Автор полотна – Вильгельм Гойзе.
 Ещё со времён расцвета венецианского Ренессанса восточные, левантийские, египетские мотивы часто озвучивали европейскую, а особенно итальянскую живопись и стали характерны для академического искусства. Чему мы находим подтверждение в богатейшей коллекции Дахеша. Величественный храм в Карнаке в верхнем Египте Эрнста Кёрнера, дивные бронзовые статуэтки – необычайно пластичный, энергетически заряженный «Укротитель змей» Артюра Буржуа; крохотный, весь из мускулов «Турецкий скакун» Антуана Луи Барри и – шедевр, бюст абиссинского военачальника, воевавшего с европейцами, гордого, несгибаемого, красивого человека. Скульптор – рано умерший талантливейший Д’ Аффри, герцог Кастиль-Колонна. Можно было бы рассказать ещё и об Иосифе, докладывающем фараону о состоянии его житниц (Лоуренс Альма-Тадема), и о восточных пейзажах и караванах одной из первых ливанских художниц Мари Хадад, жившей в Париже и учившейся у Матисса. Между прочим, фовист Анри Матисс, как и многие модернисты, хулившие «отживший, замшелый» академизм, широко использовал в своём творчестве ориенталистские мотивы, через восточные узоры и колорит выражая праздничную красочность мира. А уж особенно пышным цветом расцвёл и стал моден ориентализм после наполеоновских войн на севере Африки. «Наследье бранного Востока»...
 Один из интереснейших и очень важных познавательных разделов музейной экспозиции – это серия исторических гравюр «Наполеон на берегах Нила». Превосходно выполненные батальные сцены, дающие представление о вооружении, одежде, способах ведения войны, быте и характерных чертах наполеоновской армии в годы её победного шествия.
 Юный Дахеш-музей растёт и взрослеет. И вот уже вышел на уровень серьёзных культурных учреждений, что в Нью-Йорке, с его более чем сотней разноформатных, разнонаправленных и разнозначимых музеев, совсем нелегко. Посетите его. Он находится в Манхэттене, на 580 Мэдисон авеню, между 56-й и 57-й улицами. Доехать поездами метро 6 или R, N до остановки «59-я - 60-я улицы».


Комментарии (Всего: 1)

That saves me. Thanks for being so sesnbile!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *