Великие равнины: больше бизонов, меньше людей

Америка
№34 (592)

На Великих равнинах, которые составляют более 15 процентов территории страны, с десятью расположенными там штатами и всего лишь с тремя процентами проживающего в них населения страны, происходят серьезные перемены. Коротко выразить их суть можно в четырех словах - больше бизонов, меньше людей.
Последние сто лет сельская часть этого региона практически непрерывно теряет фермерские хозяйства и “славится” устойчивым массовым бегством отсюда молодых людей. По данным Бюро переписи населения, с 1950-х годов и до прошлого года почти две трети из 376 графств Великих равнин непрерывно теряли своих жителей. Только четыре графства в Северной Дакоте лишились за этот период около 70 процентов своего населения. В Вэйле, крошечном городке около Рапид-Сити в Южной Дакоте закрылась школа, и местных детей теперь возят на автобусе в школу за пять миль отсюда.
...20 лет назад два профессора с Восточного побережья - Фрэнк Поппер и его жена Дебора - предсказали, что потери населения Равнин будут настолько страшны, что правительству придётся возвращать большие пространства региона к естественному состоянию путем создания здесь национального парка для бизонов.
Уже тогда ученые призывали перестать обрабатывать такие районы с нарушенным экологическим равновесием, как западная часть Северной Дакоты, запад Небраски и восточная часть Монтаны. Когда-то Закон о земельных наделах (гомстедах) от 1862 года поощрял здесь новопоселенцев. Попперы же предложили властям прямо противоположное - материально стимулировать тех старожилов, кто  согласится прекратить в районе Великих равнин свою сельскохозяйственную деятельность.
Местные жители, чьи предки пережили здесь в 1930-е годы Великую Депрессию и разрушительную Пыльную Бурю, это предложение восприняли настолько оскорбительным, что угрожали убить Попперов, из-за чего те в 1992 году были вынуждены отменить свой визит в Монтану.
Между тем сегодня некоторые из их смелых идей воплощаются в жизнь. Пока без прямого правительственного вмешательства и не так круто, как предполагалось. Но перемены наступают быстрее, чем можно было ожидать. “Мы не предполагали, что многое произойдет уже в следующем поколении”, - говорит Дебора Поппер, которая преподает географию в колледже городского университета Нью-Йорка на Стэйтен-Айленде.
В прошлом году около половины из имеющихся в разных штатах на Великих равнинах 36 миллионов акров сельхозугодий были изъяты из производства и переданы правительственной Программе заповедников. Земля эта постепенно возвращается к “первобытному” состоянию.
“Заповедник для бизонов перестает быть мечтой, - говорит Фрэнк Поппер, преподающий землепользование в Университете Ратгерс. – Хотя, должен сказать, мы никогда не считали его организацию единственным способом возрождения Равнин. Такие неординарные подходы должны сосуществовать здесь с сельскохозяйственным использованием земель”.
Несмотря на отток сельского населения, Великие равнины остаются главным поставщиком пшеницы для Соединенных Штатов, а также основным производителем льна, сорго, подсолнечника, ячменя, кукурузы, хлопка и крупного рогатого скота. С 1950-х годов общая посевная площадь под кукурузой, соей и пшеницей в Канзасе, Небраске, Южной Дакоте и Монтане выросла более чем на 7,2 миллиона акров и составляет сегодня 48,3 миллиона акров, говорит Джим Стивенс, президент Farmers National Commodities, фирмы-консультанта по продаже зерна.
Бет Дэвис из Южной Дакоты, президент организации Rural Enterprise, утверждает, что предсказания Попперов о будущем Равнин “разбудили людей”. Действительно, пытаясь изо всех сил сводить концы с концами и конкурируя с крупным агробизнесом в других регионах страны, местные фермеры привлекли на помощь самую современную технику, позволяющую поднять производительность труда и при этом требующую меньшего количества работников.
“Возможно, мы на самом деле имели больше людей, чем земля могла выдержать, - говорит Джерри Нагэль, президент компании Northern Great Plains Inc, мозгового центра в Фарго, занимающегося экономическим развитием района. – В настоящее время регион ищет и находит здоровый баланс между качеством жизни и экономической выживаемостью”.
Казалось бы, из всего сказанного напрашивается вывод, что Великим равнинам угрожает в будущем полное безлюдье, но, к счастью, это не так. Как ни странно, за последние пятьдесят с лишним лет население региона почти удвоилось, главным образом за счет крупных городов, таких, как Денвер в Колорадо, Уичито в Канзасе, Биллингс в штате Монтана и другие. Дело в том, что развитие современных информационных технологий и Интернет позволяют профессионалам работать везде. А этот регион привлекает их красотой своей природы, не до конца изуродованной цивилизацией, а также низкой стоимостью проживания.
В то же время для защитников окружающей среды уменьшение сельского населения части Великих равнин - прекрасная возможность сохранить уникальный пейзаж и восстановить природные виды, говорит Кортланд Барнс, сотрудник Мирового фонда дикой природы (World Wildlife Fund). В 2005 году северные территории этого региона США, как и Галапагосские острова, бассейн реки Конго и острова Борнео и Суматра были включены в список 19 мест, которые больше других необходимо охранять в течение следующего десятилетия.
Конкретная цель Фонда - расширить охраняемые площади в северной части Великих равнин с 1,5 до 10 процентов и превратить большую их часть в заповедные. Фонд также помогает жизнеспособным сельским фермам и ранчо не просто  выживать, но и “разнообразить сельскую экономику”.
Фонд дикой природы сотрудничает с Фондом прерий северной части штата Монтана (Northern Montana’s American Prairie Foundation), который покупает землю и превращает ее в привычную для бизонов среду обитания. В 2005 году в расположенный к югу от города Мальта в Монтане заповедник перевезли 16 животных. Стадо уже выросло до 46 голов и, вероятно, увеличится еще в шесть раз в течение следующих восьми лет.
Вместе с федеральными агентствами и властями штатов фонды ставят задачу создать на Великих равнинах заповедник, превосходящий по территории знаменитый Йеллоустонский национальный парк, который раскинулся на площади почти три с половиной тысячи квадратных миль в Вайоминге, Монтане и Айдахо.
Понятно, что на все это требуются немалые средства. Их выделяют не только уже упомянутые фонды, но и связанные с регионом богатые люди. Например, медийный магнат Тэд Тернер, который владеет на территории Великих равнин примерно 2 миллионами акров в семи штатах - от Колорадо до Монтаны и Небраски. Один из самых крупных частных землевладельцев в стране, он поддерживает защиту местной экосистемы, но при этом считает необходимым, чтобы его владения, что называется, делали деньги. Тернер открыл здесь сеть ресторанов Ted’s Montana Grill, которые продают мясо разводимых в его хозяйствах бизонов.
Превращение значительной части Великих равнин в национальные парки согласуется с интересами коренного населения этих мест – индейцев.
Несколько лет назад Карлин Хантер открыла в Южной Дакоте в резервации Pine Ridge около Национального парка Badlands (“Плохие земли”) компанию Lakota Express по выпуску пищевых продуктов. Одной из ее целей было создание для индейского племени экономических возможностей. Это было сделано вовремя, поскольку безработица в резервации составляла около 75 процентов, а уровень бедности здесь до сих пор один из самых высоких в Соединенных Штатах.
Сейчас многие индейцы работают в межплеменном кооперативе, занимающемся разведением все тех же бизонов. Пятнадцать лет назад, когда он был организован, члены племен сиссетон и вахпетон владели всего тремя тысячами голов. В настоящее время здесь насчитывается уже почти 20 тысяч животных. (Кстати, численность этих огромных, весом в тонну быков, когда-то практически полностью истребленных и бывших на грани исчезновения, достигает сегодня в Северной Америке полумиллиона голов).
Экономические возможности для жителей Великих равнин ширятся с каждым днем. В западной Дакоте занимаются не только традиционным сельским хозяйством, но и бурят нефтяные скважины, в других штатах инвестируют средства в возобновляемые источники энергии: энергию ветра, солнечную, производство биотоплива. Расцветают здесь как обычный туризм, так и экотуризм.
Попперов радуют происходящие перемены. “Даже если всё это - азартная игра, - говорит Фрэнк, - это лучше, чем постепенная утечка населения, казино, тюрьмы и свалки опасных отходов”.