Единожды солгав

Америка
№35 (593)

После Джона Кеннеди президентам уже было как-то неудобно спрашивать, что может сделать для них страна. А она может многое – любить или ненавидеть, простить или не простить, отправить на пенсию или послать... И даже предупредить: тише будешь - дальше уедешь. Специалист по Нотр-Дам де Пари Виктор Гюго, сам того не ожидая, вывел “царское” правило, которому не мешало бы следовать не только президентам: «Закон материального мира – равновесие, а закон мира нравственного – справедливость». И если уж взял на себя эту ношу, неси до конца.
Три года назад, накануне очередных президентских выборов, Джордж Буш принял в Овальном кабинете членов семей, потерявших близких во время атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке. «11 сентября стало поворотным моментом для нашей страны, - сказал тогда президент. – Отныне наша миссия - нанести поражение врагу». И добавил: «Америка полна решимости продолжить борьбу с терроризмом и не пожалеет сил для грядущей победы».
Теперь риторика у него несколько иная. «Сегодня исламские экстремисты, которые противостоят нам в Ираке, уверены в своем могуществе точно так же, как в этом были уверены  нацисты, японские милитаристы или советские коммунисты, - отметил Буш, выступая в Миссури на ежегодной конференции ветеранов войн и международных конфликтов. – Но их ждет та же судьба».
Откуда такая уверенность? «Сильнейшее оружие в арсенале нашей демократии - свобода, заложенная в человеческих сердцах Создателем, - подчеркнул президент. - И если мы будем верны своим идеалам, то победим и в Ираке, и в Афганистане».
Вместе с линией партии колеблется и военная доктрина. Начальник штаба сухопутных войск генерал Джордж Кейси заявил, что идеологическая борьба против исламского террора может растянуться на десятилетия. Выступая на армейской конференции в Сан-Хуане, он признался: «Честно говоря, я не знаю, что понимать под победой, поскольку не вижу большой разницы между “умеренными” и “экстремистами”. Скорее всего, это будет некое подобие “холодной войны”, когда все определяла борьба идеологий».
У американского посланника в ООН Залмая Халилзаде, который успел побывать и послом в Ираке, иная точка зрения. Расширение региональных конфликтов на Ближнем Востоке в итоге приведет к мировой войне, считает он. «Подобная ситуация сложилась 70 лет назад в Европе, и мы знаем, чем это кончилось», - предупредил Халилзаде, выступая на семинаре по внешней политике в Вене. По его мнению, исламский мир, в конечном итоге, достигнет стабильности, но не скоро. «Этот мир раздроблен, - сказал  Халилзаде. – Одни уверены, что им необходимо вернуться ко временам пророка Мухаммеда. Другие понимают, что можно стать составляющей частью современного мира, оставаясь мусульманами».
Похороны надежд обычно порождают новые надежды. Но исламский мир, говоря о будущем, живет тем не менее прошлым. Выступая на третьей международной конференции “Махдавият”, Махмуд Ахмадинеджад призвал к всеобщему восстанию против угнетателей. «Империализм не принес человечеству ничего, кроме страданий, притеснения и разврата», - констатировал он. В общем капитализм все равно умрет от обжорства. А ваши все табу мы видели в гробу. Даешь халифат! Персы в принципе не против. Только в довесок халифату неплохо хотя бы немного масла и бензина.
Ушедший на днях в отставку министр нефтяной промышленности Казем Вазири-Хамани предупредил Ахмадинеджада, что Иран стоит на пороге энергетического кризиса.  В стране установлены жесткие квоты на бензин: на автомобиль отпускается не более 100 литров в месяц. В прошлом году на экспорт бензина было потрачено 5 миллиардов долларов. Новый министр Голам-Хоссейн Нозари не стал искушать судьбу и назначил своим заместителем дипломата Хоссейна Ногрекар-Ширази, получившего американское образование. Он будет заниматься поиском компаний, которые готовы инвестировать в иранскую нефтяную промышленность.
Пока интерес проявили только турки, которым предложили совместную разработку Южно-Персидского газового месторождения. У Анкары свой интерес. Как заявил министр энергетики Турции Хелми Гулер, после сдачи в эксплуатацию международного газопровода, обходящего территорию России,  Европа начнет ежегодно получать 35 миллиардов кубических метров иранского газа. А за газ еще никому не выкалывали глаз.
Если халифат и появится, то сначала энергетический. И построят его те, кто меньше всего этого бы хотел. В том числе и Соединенные Штаты. В Иран они, может быть, ничего и не вложат, но Ирак на довольствие уже поставили. На его “восстановление” Багдад устами своего министра финансов Баяна Джабра запросил 100 миллиардов долларов. Бюджет страны напрямую зависит от добычи нефти. В нынешнем году он составлял 41 миллиард, а в будущем запланирован на уровне... 36 миллиардов. Такими темпами к 2015 году его можно довести до нуля.
Спецслужбы дали свою оценку происходящего в Ираке. Она почти не отличается от выводов министра обороны Роберта Гейтса, который, вернувшись из поездки по странам Ближнего Востока, сказал, что «любые политические реформы захлебнутся из-за возникшей пропасти недоверия». Директор Национальной разведки Майкл Макконнелл, заменивший в начале года Джона Негропонте, сообщил на слушаниях в сенатской комиссии по работе с вооруженными силами, что «политическое примирение в Ираке недостижимо». Это дало повод председателю комитета Карлу Левину обратиться к иракскому парламенту с требованием отправить премьер-министра Нури аль-Малики в отставку. Его поддержала Хиллари Клинтон. Гостивший в Дамаске Малики обиделся и пригрозил «поискать друзей в другом месте». Пришлось вмешаться Джорджу Бушу, который, выступая на североамериканском саммите в Квебеке, взял аль-Малики под защиту и назвал его «хорошим человеком на трудной работе».
Удовлетворило ли это «хорошего человека» - сказать трудно. Но доклад “Национальная разведывательная оценка ситуации в Ираке”  настроения не поднял. За сферы влияния в Ираке активно борются  Иран, Сирия и Турция. И это ничего хорошего Вашингтону не сулит.
Генерал-лейтенант Рэй Одиерно открыто обвинил Иран в тотальной поддержке шиитских боевиков. Только за последние два месяца иракские шиитские группировки получили больше оружия и денег из Ирана, чем за весь прошлый год. Удивляться, собственно, нечему. Созданный Вашингтоном и его союзниками вакуум быстро заполняют другие.
«Кто имеет хорошее войско, найдет и хороших союзников» - Никколо Макиавелли очень бы удивился, узнав, что его “догадка” в корне неверна. Или просто время сейчас другое. В интервью британской газете The Daily Telegraph генерал Джек Кин обвинил Лондон в том, что его близорукая политика превратила Басру в «разбойничий город». Поспешный вывод британских войск и отказ от борьбы с боевиками только вдохновил их на новые преступления. По мнению The Daily Telegraph, «это первое свидетельство серьезной напряженности в отношениях между премьер-министром Гордоном Брауном и Джорджем Бушем».
Чтобы понять, что происходит, надо оглянуться назад. Еще лежал в руинах Всемирный торговый центр, как арабы обвинили в атаке на Нью-Йорк и Вашингтон... Израиль. А у Джорджа Буша не хватило мужества дать достойную отповедь исламским лжецам. Потому что единожды солгав, вынужден был взять за правило: лги о других так, как ты хотел бы, чтобы они лгали о тебе.
Сразу после сентябрьской трагедии Вашингтон стал формировать антитеррористическую коалицию. Израилю и Индии места в ней не нашлось. У них нет нефти. Костяк коалиции составили мусульманские страны. Но бетон, состоящий из одного песка, годится разве что для воздушных замков. И когда Белый дом сегодня упрекают в том, что у него нет внешней политики, с этим трудно не согласиться. Может быть, Колин Пауэлл был хорошим генералом, а сменившая его Кондолиза Райс – большим знатоком “русской души”, но как министры иностранных дел они не выдерживают никакой критики. Госдепартамент как был, так и остался мишенью для насмешек и издевательств. Уже мало кто помнит, что почти сразу после “американской трагедии” Госдеп вычеркнул из списка террористических организаций и “Хезболлу”, и ХАМАС, и “Исламский джихад”. Это была неуклюжая попытка заручиться поддержкой арабов, которая ничего, кроме презрения, с их стороны не вызвала. В итоге арафатовская “интифада” стоила Израилю в пересчете на американское население полсотни тысяч убитыми и еще тысяч 300 искалеченными. Если бы это произошло в Америке, то Бушу и всем его советникам пришлось бы срочно просить политическое убежище в каком-нибудь Береге Слоновой Злости.
Врага уничтожают в зародыше, а не ждут пока он наберет силу. Америка пренебрегла этим правилом. Поэтому процветающий каирский адвокат Мохаммед Аль-Амир Атта, отец того самого Атты, который первым направил “Боинг” в одну из башен-близнецов, заявляет, что обвинения против его сына необоснованны, ибо «это дело рук израильских спецслужб». И потом, в конце концов, Америка «заслужила эту кару из-за своей антиарабской политики». Яблоко от яблони... Но я не об этом. Ликующая толпа на руках отнесла домой старшего Атту, а застывшие по стойке «смирно!» полицейские прикладывали руки к форменным фуражкам. Хосни Мубарак, клявшийся Джорджу Бушу в вечной дружбе и даже гостивший у него на ранчо (а этой чести удостаиваются немногие), и ухом, как говорится, не повел. 11 сентября 2003 года египетский МИД выступил с заявлением о том, что страна созрела для того, чтобы стать постоянным членом Совета Безопасности ООН.
...Если исходить из того, что поражение и победа одинаковы на вкус, ибо у поражения вкус слез, а у победы - вкус пота, то идеологическая борьба лишена всякого смысла. Воинствующий ислам победил 11 сентября 2001 года, потому что интерес к арабскому языку в Америке с тех пор превзошел все ожидания. По темпам роста популярности с ним не может соперничать никакой другой иностранный язык. Хотя до этого американцы знали об арабах разве что из голливудских фильмов и теленовостей. Странные все-таки эти американцы: раба в себе победили, а араба - не смогли.