Рандеву с “вундеркиндом”

В мире
№52 (871)
“Вундеркиндом” израильской политики, как известно, называют лидера партии “Еврейский дом” Нафтали Бенета. В свои неполные сорок лет Бенет успел отслужить капитаном в “Сайерет маткаль”, с оличием окончить Технион, заработать десятки миллионов долларов в качестве гендиректора хай-тек-компании, побывать главой штаба Биньямина Нетаниягу, гендиректором Совета поселений и затем одержать поистине блестящую победу на праймериз в партии, которую в СМИ обычно называют “новым МАФДАЛом”. О том, чем “новый МАФДАЛ” отличается от “старого” и каковы планы “Еврейского дома” на будущее, мы и решили поговорить с самим Нафтали Бенетом.
 
- Господин Бенет, в нашу предыдущую встречу, состоявшуюся примерно год назад, я задал вам вопрос о том, собираетесь ли вы идти в политику. Вы ответили, что пока не решили. Врали?
 
- Честное слово, нет. Я тогда и в самом деле колебался. Дело в том, что я - человек хай-тека. Мое сердце - там, мне безумно нравится этим заниматься. Причем не ради денег. Просто это и в самом деле интересно: чувствовать, что ты в определенном смысле назначаешь, каким будет завтрашний день человечества. Но ситуация в Израиле и вокруг него в итоге привела меня к мысли, что политическая деятельность сейчас куда важнее; что у руля государства должны встать новые люди - достаточно сильные, чтобы развернуть страну в том направлении, которое, по моему убеждению, является верным.
 
- Как вы оцениваете нынешнюю предвыборную кампанию? Нас ждут в ней какие-то сюрпризы?
 
- Не думаю. То, что Нетаниягу будет в следующей каденции премьер-министром, можно считать решенным. Вопрос, таким образом, заключается в том, кто будет его главным партнером по коалиции - Шели Ехимович, Ципи Ливни или “Еврейский дом”. Если честно, меня беспокоит не ход предвыборной кампании, а ситуация в области безопасности.
 
Арабы все больше укрепляются в мысли, что мы устали, мы ослаблены и напуганы. Возьмите результаты недавней операции “Облачный столп”. На этот раз обстреливали Тель-Авив, и в итоге вышло, что мы, по сути, смирились с этим фактом. Стоит ли после этого удивляться, что теперь нам угрожают новой интифадой. Причем чем больше мы будем мириться с террором, тем ситуация будет все хуже и хуже. Поэтому сейчас главная задача правительства, которое придет после выборов, - вернуть гражданам ощущение безопасности, а ЦАХАЛу - его силу как сдерживающего фактора.
 
- Вы как были, так и остались секторальной партией. 90% ваших избирателей - это люди в вязаных кипах!
 
- Тут как раз вы и заблуждаетесь! Мы с самого начала позиционировали себя как партию, объединяющую всех, кому дорог еврейский характер государства, и отстаивающую интересы всех слоев населения страны - как в области безопасности, так и в области экономики и социальной политики. Наши кандидаты в депутаты кнессета - это люди, которые никак не замыкаются на проблемах религиозного сектора. Все они отслужили в армии, работали в разных областях, и их, безусловно, волнуют проблемы всего Израиля.
 
Впервые в списке нашей партии есть вполне светские люди - это факт. Согласно проведенным нами очень аттрактивным опросам, 43% наших потенциальных избирателей составляют религиозные, 40% - соблюдающие традиции и 17% - светские. Это и есть главный сюрприз нынешних выборов - превращение партии религиозных сионистов в партию всего еврейского народа.
 
- Но религиозная составляющая вашей партии как-то будет влиять на ее деятельность?
 
- Безусловно. До сих пор МАФДАЛ прежде всего из-за своей малочисленности зачастую шел на поводу у ультраортодоксов. Мы намерены обрести достаточную силу для того, чтобы покончить с монополией ультраортодоксов во всех религиозных структурах, включая главный раввинат. Для чего? Хотя бы для того, чтобы взять под свой контроль вопросы проведения гиюра и установления еврейства перед свадьбой. На мой взгляд - это вопросы государственной важности, и те мучения, которые испытывают люди при прохождении этих процедур, должны быть прекращены.
 
- Так, с вашей секторальной задачей мы вроде бы определились, пора переходить к общеполитической...
 
- Повторю, для меня неприемлемо слово “секторальность” ни в каком аспекте деятельности нашей партии. Время секторальных партий прошло, и давайте поставим на этом точку.
 
- Ну почему же прошло? Вам наверняка известно, что совсем недавно была зарегистрирована новая “русская” партия “Исраэлим”...
 
- Конечно, известно, но я не очень понимаю, зачем это было сделано. Дело в том, что я хорошо знаком с десятками выходцев из СССР-СНГ. Я служил с ними бок о бок в армии, затем они были моими соратниками и друзьями во время работы в хай-теке. Ребята, которые приехали сюда в возрасте 12-13 лет, я уже не говорю о более младшем поколении - это стопроцентные израильтяне. Я никогда не чувствовал в общении с ними никаких барьеров, да и они со мной, думаю, тоже.
 
Когда же говорят о дискриминации “русских”, установленном для них “стеклянном потолке” и т. д., то это - правда. Но полная правда заключается в том, что такой “потолок” установлен не только для “русских”, но и для представителей многих других слоев общества. Мы хорошо знаем, кто именно и для чего именно установил этот “потолок”. Так давайте же пробивать его вместе, а не делясь на секторы!
 
- Если вы так против секторальности, то что помешало вам попробовать свои силы в “Ликуде”?
 
- Наконец-то вы задали “правильный вопрос”. Как я уже говорил во время нашей предыдущей встречи, Нетаниягу, а затем, к сожалению и Либерман, допустили, на наш взгляд, кардинальную ошибку, заявив о самом признании идеи палестинского государства. Мы сегодня - единственная вменяемая партия, которая считает, что эта идея неприемлема ни в каком виде. Тот, кто согласен на возникновение палестинского государства в 5 километрах от Петах-Тиквы, сам напрашивается на то, чтобы в его салон влетела ракета. Нетаниягу и “Ликуд” допустили ошибку, и мы обязаны помочь им ее исправить.
 
- Я возвращаюсь к нашей предыдущей встрече. Тогда вы сказали, что Нетаниягу - самое большое ваше разочарование. Затем вы добавили, что опасаетесь того, что именно в следующей каденции он пойдет на неоправданно большие уступки палестинцам. Сегодня вы готовы войти в его правительство. Какому Бенету я должен верить?
 
- Я от своих слов не отрекаюсь. Все так, но именно поэтому нам нужно получить на этих выборах как можно больше мандатов. Если мы получим лишь 6-7 мандатов, это будет означать наше поражение, и Нетаниягу пойдет на союз с левыми. Проблема “Ликуда” всегда заключалась в том, что он мог победить на выборах, но боялся править. Как следствие, он не мог осуществить задуманные им перемены и в итоге “соскальзывал” влево. Но реформы в системе власти, в порядке призыва в армию, во взаимоотношениях государства с религией назрели, и их надо проводить. И только мы, между прочим, способны решить проблему всеобщего призыва. По той простой причине, что, с одной стороны, мы знакомы с особенностями службы в армии, а с другой, тесно связаны с религиозным миром и понимаем опасения и требования ульраортодоксов. Кстати, “Еврейский дом” - единственная партия, в которой восемь первых членов списка в кандидаты кнессета служили (а многие до сих пор числятся в резерве) в качестве офицеров в элитных частях ЦАХАЛа. Мы не писали об армии - мы и были армией.
 
- То есть если Нетаниягу будет готов предпринять какие-то шаги к достижению мира с палестинцами, вы выйдете из его правительства?
 
- Если под миром вы понимаете создание палестинского государства, то безусловно. Больше того - мы будем добиваться скорейшего падения такого правительства.
 
- Что вы предлагаете взамен?
 
- Мой план урегулирования конфликта остался прежним. Мы должны объявить об аннексии всех еврейских поселений и части расположенных между ними арабских деревень, а Палестинская автономия пусть существует сама по себе.
 
- Но ведь понятно, что ни палестинцы, ни мир не примут такого шага.
 
- Смотрите, мы уже осуществили такой шаг по отношению к Голанским высотам, и что?!
 
- Никто этого шага не признал...
 
- Верно. Мир не признал, нас осудили, но что это меняет? Голаны были и остаются де-факто и де-юре израильскими, и никто по большому счету не требует от нас передать их Сирии. Тем более - сейчас. Кто-то сегодня говорит о том, что аннексия Голанских высот была ошибкой?! Кто-то, кроме уж самых больших маргиналов, спорит о том, что одностороннее присоединение к Израилю Стены плача и многих районов Иерусалима было ошибочным?
 
Так вот, что я вам скажу. Европа сейчас переживает экономический кризис. США стоят на пороге экономического коллапса. Им уже сейчас не до нас, а вскоре они просто захлебнутся в собственных проблемах. Нетаниягу, безусловно, допустил, как я уже сказал, большую ошибку, признав в Бар-Иланской речи право палестинцев на свое государство. Повернуть все назад, выйти из сложившейся ситуации будет нелегко, но выходить из нее надо.
 
- Вы несете нам войну, господин Бенет...
 
- Вы ошибаетесь. Войну несет тот, кто согласен на уступки - об этом свидетельствует весь наш предыдущий опыт. Ошибка многих заключается в том, что они искренне полагают: отчаяние палестинцев подталкивает их к террору. На самом деле все наоборот: к террору их подталкивает надежда на то, что они приближаются к уничтожению Израиля. Любое проявление нашей слабости, любая уступка усиливает эту надежду и толкает их на новые действия, которые, по их мнению, должны привести к новым уступкам.
 
- То есть к миру вы не стремитесь?
 
- Для начала я хочу обеспечить безопасность Израиля и его граждан, причем не на одно-два, а на много поколений вперед. У меня, как вы понимаете, есть дети, и мне важно, чтобы и они, и их потомки жили в сильном и процветающем Израиле. О мире поговорим потом.
 
- Допустим, вы одерживаете победу на выборах. Какие министерские посты вы бы хотели получить для своей партии?
 
- Об этом говорить рано, но в области социальной политики для нас крайне важны система образования и минстрой. Я убежден, что только когда наши дети во всех концах страны, вне зависимости от степени обеспеченности своей семьи, смогут получать достойное современное образование, мы сможем по-настоящему покончить с бедностью. Вторая наша цель - добиться кардинального снижения цен на квартиры, чтобы жилье стало по-настоящему доступным. Дальше следует, безусловно, начать социально-экономические преобразования для существенного улучшения положения среднего класса и малообеспеченных слоев населения.
 
- Что вы, миллионер, можете знать о нуждах простых людей?
 
- Я свои миллионы честно заработал.
 
- Безусловно, никто и не спорит. Но и проблем обычного, живущего от зарплаты до зарплаты человека вам не понять.
 
- Я вам отвечу так. А вы знаете, что испытывает гендиректор компании, когда до выплаты зарплат остается два дня, а у него на счету нет ни шекеля? И права сказать людям, что он выплатить не может, у него тоже нет - потому что этим людям надо кормить свои семьи! А что такое подписывать увольнительное письмо и отправить человека на улицу, знаете?! Нет? Ну, значит, ваше счастье. Так вот, я верю в свободную экономику, в частную инициативу. Я твердо знаю, что большинство бизнесменов на самом деле заинтересовано в том, чтобы у их наемных работников был достойный образ жизни. И гордятся они зачастую не размерами личных капиталов, а теми зарплатами, которые выплачивают своим сотрудникам. Такие предприниматели - движущая сила нашего общества. И, само собой, в нем должна существовать свободная конкуренция. Посмотрите, что произошло с рынком мобильной связи, как только на нем и в самом деле возникла такая конкуренция. И того же можно добиться во всех остальных отраслях.
 
- Ваша социально-экономическая программа удивительно напоминает программу партии “Еш Атид” Яира Лапида.
 
- Возможно, но мы - не партия звезд телеэкрана. Такая схожесть значит лишь одно: идеи витают в воздухе, перемены назрели, и новое поколение израильских политиков обязано претворить их в жизнь.
 
Вел интервью
Петр Люкимсон