А вы не боитесь летать?

Транспортный эксперт
№35 (593)

Обычное утро в нью-йоркском аэропорту Ла Гвардиа, такое же, как любое другое. Разве что туман за окнами мешает ночным сумеркам уступить наконец место начинающемуся дню. Сонные пассажиры поднимаются на борт отправляющегося в Бостон лайнера компании U.S. Airways. Все как обычно, и только небольшая группа, человек в двадцать, выделяется в этой толпе. Прежде всего своим плохо скрываемым беспокойством.
Одни нервно сжимают в руках какие-то книжки и журналы, другие держат под мышкой коробки с составными картинками-головоломками – будет чем заняться в полёте, третьи нервно посасывают, пытаясь успокоиться, леденцы. Кто-то возбуждённо шутит, громко хвастаясь: “А у меня есть с собой пилюли на крайний случай”, а кто-то всхлипывает, безуспешно пытаясь скрыть слёзы.
Все эти люди боятся того, что им предстоит. Многие из них годами, десятилетиями избегали аэропортов, покрываясь холодным потом от одной мысли о том, чтобы подняться в воздух. Одним словом, страдали авиафобией – паническим страхом перед полётами на самолёте. Сегодня они после длительного курса специальной психотерапии хотят убедиться в успехе лечения...
Таких, как они, в Америке много. Согласно данным Национального института психического здоровья, их около 6,5 процента всего населения. Их страх настолько силен, что врачи квалифицируют его как болезнь, или фобию – навязчивый страх, возникающий при некоторых психозах. А всего в мире, считает авиационный психолог и профессиональный пилот из Нидерландов Лукас ван Гервен, почти каждый второй испытывает перед полётом определённое беспокойство.
Страдающие авиабоязнью иногда обращаются за помощью к программам, подобным той, что уже в течение десяти лет осуществляется Центром по лечению авиафобий в госпитале города Уайт-Плейнс и аэропорту графства Вестчестер в штате Нью-Йорк. Итогом программы “Свобода летать” (Freedom to Fly) становится “экзаменационный” полёт из Нью-Йорка в Бостон и обратно.
А начинается она с того, что члены группы, как обычные авиапассажиры, проходят через службу безопасности аэропорта, собираются в одном из его залов и рассказывают друг другу личные истории, связанные, по их мнению, с возникновением боязни полётов.
Многие из них находят истоки авиафобии в неких трагических событиях своей жизни, имеющих пусть даже косвенное отношение к авиации.
Так, один из участников этих сессий, 37-летний финансист, не скрывал, что не летал в течение двадцати лет, начиная с того дня, как испытал внезапный приступ паники на борту самолёта.
Следующий этап программы - так называемая экспозиционная терапия, во время которой её участники попадают в обстановку, близкую к реальному полёту. Они встречаются в аэропорту и проводят какое-то время в... неподвижном реактивном самолёте, “обживаясь” в нём и привыкая к замкнутому пространству и специфической атмосфере пассажирского салона. 
Когда до настоящего полёта, подводящего итоги программы, остаётся неделя, сотрудники аэропорта максимально приближают обстановку занятий к реальности, включая двигатели самолета.
После ужесточения требований по безопасности аэропортов, связанного с усилением террористической угрозы, тренировки малыми дозами страха в стоящем на земле самолёте пришлось сократить, заменив их виртуальным моделированием на основе высоких технологий. Теперь участникам программы надевают на голову специальный шлем, создающий у испытуемого полное впечатление реального полёта со всеми его звуковыми и зрительными атрибутами.
Доктор Барбара Ротбаум из университета Эмори в Атланте, которая занимается разработкой способов лечения страха с помощью виртуальной реальности, находит, что эта методика достаточно эффективна. С нею согласен и автор программы Freedom to Fly доктор Мартин Сеиф, психолог из штата Коннектикут, считающий, что уровень успеха его программы составляет как минимум 90 процентов. «Это сопоставимо с результативностью многих других подобных программ», - подтверждает и доктор Джерилин Росс, президент Американской ассоциации тревожных расстройств (Anxiety Disorders Association of America).
По приглашению врачей группу посещал старый пилот Бракен, терпеливо пытавшийся рассеять у её членов их страхи. Он подробно рассказывал об обслуживании и инспекциях авиационной техники, объяснял, что такое турбуленция и нужно ли её бояться, заверил слушателей, что радары удерживают самолёты на большом расстоянии от гроз, ураганов и других опасных атмосферных явлений.
Большинство членов группы нашло его выступления успокаивающими. Но не все. Были и такие, кого не удовлетворили даже ответы, кажущиеся совершенно очевидными. Например, на утверждение пилота о практической невозможности многократного отказа одного и того же двигателя одна из участниц семинара всё же попросила его сказать, как бы он поступил в подобном случае.
Вместо отчаявшегося пилота даме ответил доктор Сеиф: “А что бы вы делали за рулём машины, у которой отказали тормоза и подушки безопасности, а сам автомобиль приближается к кирпичной стене? Это примерно то же самое, о чём вы спросили у мистера Бракена”.
“У нас есть люди, которые не летали в течение 5, 10 и даже 15 лет”, - рассказывает доктор Сеиф. Сам он, по его словам, раньше так боялся летать, что однажды опоздал на научную конференцию в Атланте, куда поехал поездом, который в итоге застрял в снежных заносах.
“Люди, страдающие фобиями, живут в обособленном мире, - говорит доктор. - Их тревога - это изменённое состояние сознания”. Зародившиеся в этом сознании беспокойство или паника часто проявляются и физически - в виде потовыделения, онемения  рук и ног, дрожи и учащённого сердцебиения, что приводит этих людей к боязни сердечного приступа или инфаркта. В таком состоянии воображаемые образы создают ощущение, что возникшая тревога имеет под собой реальное основание.
По-видимому, нечто подобное произошло с двумя участницами “испытательного” полёта Нью-Йорк-Бостон-Нью-Йорк. В отличие от основной группы, научившейся на занятиях по психической профилактике “обманывать”  беспокойство и справляться со своим страхом, эти женщины так и не смогли его преодолеть. Одна из них покинула самолёт перед выездом на взлётную полосу и наотрез отказалась лететь, а другая, просидевшая весь полет словно окаменевшая, сжимая руки соседей с двух сторон, сбежала уже в бостонском аэропорту Логан и вернулась обратно в Нью-Йорк поездом.
Сообщив об этом по сотовому телефону сопровождавшему группу доктору Сеифу, она услышала в ответ: “Ничего страшного, увидимся в понедельник на занятиях”. Может быть, в этот момент его утешала мысль о другой своей “пациентке”, которая не поднималась на борт самолёта более десяти лет, но, прибыв в Бостон, заявила, что теперь обязательно полетит с детьми в Disney World и вообще постарается всячески наверстать упущенное в той, “дополётной”, жизни.