Облако

Культура
№36 (594)

...Как облако, при ясном дне
Потерянное в вышине...

                                                                                               В.А. Жуковский

 Такого портрета, портрета облака, мне видеть ещё не приходилось. Оно вознеслось над горными вершинами, это щедро освещённое солнцем, вобравшее в себя его свет и энергию, могучее в своём устремлении к небесам, вздыбленное облако.
«Будто памятник», - тихо сказала я . «Да, памятник, - подтвердил художник. - Я писал эту картину, как говорится, на одном дыхании, сразу после того страшного дня, который так верно прозвали чёрным вторником. Когда в одночасье ополчившимися на весь мир, умеющими только сеять смерть и разрушать фанатиками убиты были несколько тысяч человек. Безвинных. Я представил себе их – молодых, сильных, разумных, любящих и любимых, чьих-то сыновей и дочерей, матерей и отцов, возлюбленных, братьев, сестёр и друзей. Внутренним взором увидел я, как отлетают к небесам их души, и передо мной возник этот образ, образ облака-обелиска, когда-то виденного в горах и поразившего меня. Пусть это полотно будет ещё одним памятником погибшим».
Удивительная картина. Я вспомнила, что тысячелетие назад на Руси поклонялись облакам, стараясь прочесть в их изменчивых формах знамение свыше. А летописец поведал, что юный Владимир своего подаренного княгиней Ольгой пенно-белого коня назвал Облак, и был тот конь для него талисманом, оберёгом, на нём въехал он в отвоёванный у Ярополка Киев, с ним связывал не только удачи в битвах, но и счастливое своё княжение, и будущее Руси. Может, такое облако, величественное и грозное, словно пламя, и явилось князю? Как явилось оно художнику Вячеславу Шевченко.
Вячеслав Шевченко, превосходный пейзажист и портретист, в недавнем прошлом профессор Художественного института, своё облако увидел в горах.  Горы – его страсть, сильнейший магнит, притягивавший всю жизнь. И горы приняли его как сына, открыли свои тайны, во всей красе и мощи предстали на его полотнах, подарив талант, освятив кисть, дав радость ощутить гармонию мгновения. Стремление к гармонии у Шевченко во всём. В каждом его холсте, как и в этом могучем по силе воздействия портрете облака, вознесённость, полное отсутствие прозаической банальности, гражданственность (даже в ландшафте!), спаянная с поэзией.

Ступени льдов висят, как строки
Замёрзших в воздухе поэм...

Горы у Шевченко одушевлены. У каждой свой облик, свой нрав. Может быть, своё нравственное начало, своя линия поведения – спокойствие? доброта? буйство? коварство? мстительность? Как у человека... Но у человека, если он достоин этого имени, нет и не может быть гипертрофированной мстительности и ненависти ко всем инакомыслящим и инаковерующим, не может быть полного непонимания ценности человеческой жизни, даже своей собственной. Они, эти экстремисты, не отступили, они продолжают своё чёрное дело, пытаясь завоевать мир, повторить трагедию, ими задуманную и осуществлённую шесть лет тому назад. Их нужно остановить! Сделать так, чтобы навсегда исчезли слова «террор, джихад, Аль-Каеда». А память погибших – увековечить. В ряду памятников – и «Портрет облака»