Про нефть, но не только

Америка
№37 (595)

Внутрипартийная и межпартийная гонка за место хозяина Белого дома набирает обороты. Демократы и республиканцы, претендующие на должность лидера страны, ездят из штата в штат, каждый агитирует избирателей за свою кандидатуру, смело критикуя конкурентов и подчёркивая собственные достоинства. Избиратели вслушиваются в их речи, всматриваются в их лица, мысленно отдают предпочтение одним, напрочь отвергая других. Времени для раздумий ещё много.
Но вот что обращает на себя внимание. Судя по сообщениям прессы, в том числе и «Русского базара», журналистские опросы показывают: большинство избирателей в своих симпатиях и антипатиях руководствуются главным образом эмоциями. Тот претендент производит впечатление решимостью или рассудительностью, а этот, наоборот, кажется медлительным и не очень расторопным.
Подбор таких критериев не случаен. Выступления почти всех претендентов ни новизной, ни глубиной не отличаются, многих очень важных проблем не касаются. Конечно, о ситуации в Ираке и международном терроризме говорят все и по-разному. Однако президента мы будем избирать не только для решения этих, безусловно наиострейших проблем. Накопилось и множество других – политических, экономических, социальных, отчасти даже идеологических. Претенденты на Белый дом от обеих ведущих партий страны, как правило, стараются обойти их молчанием или ограничиваются изложением давно известных партийных постулатов.
Республиканец Руди Джулиани, например, в недавнем газетном интервью упирал на то, что, получив власть, обязательно снизит налоги. При этом ссылался на свой опыт главного администратора Нью-Йорка, где таким образом удалось не только увеличить количество рабочих мест, но и существенно пополнить городской бюджет. Насколько верна такая позиция, сказать трудно, ответ может дать только глубокий профессиональный анализ массы фактов. Потому что экономика – дама, в постоянстве не замеченная. Бывают периоды, когда снижение налогов идёт ей на пользу, бывают времена, когда это приносит вред или вообще никакого значения не имеет. Вряд ли бывший мэр Нью-Йорка обладает на этот счёт всеми нужными сведениями – н просто повторил привычный тезис республиканцев, не вникая в существо вопроса.
Предвыборные речи многих претендентов не дают представления о том, есть у них достаточно широкая программа действий на ближайшие годы или они готовы решать проблемы лишь по мере их поступления. Новый век принёс немало перемен для мира и для страны, обострились старые язвы, обнаружились свежие... Каков будет ответ будущей администрации на вызовы времени? Ответов пока нет. Возможно, их приберегают на будущее, для решающих этапов президентской гонки, но мы вправе в этом сомневаться, основания существуют.
Несмотря на протестующие возгласы консерваторов, государство принимает на себя всё больше функций управления обществом. Тут уж, видимо, ничего не поделаешь. Никто, кроме государственных институтов, сегодня не способен развязать туго затянутые узлы весьма широкого круга внутренних проблем. Все перечислять не станем, но некоторые стоит назвать.
Америка отстаёт от большинства индустриально развитых стран в строительстве современных скоростных железных и автомобильных дорог, создании альтернативных источников энергии, свои сложности сохраняются в сфере здравоохранения, пенсионного обеспечения, школьного образования, никто не знает, что делать с непрерывным ростом и без того огромной, в 12 миллионов человек, массой нелегальных иммигрантов...
Может, это только мне не повезло и потому не довелось узнать мнение претендентов ни по одному из перечисленных пунктов.
Чуть подробнее остановимся на том, что особенно беспокоит сегодня. По мнению видного американского журналиста Мортимера Зуккермана, нефть – это наиболее уязвимая ахиллесова пята Соединённых Штатов. Непомерный объём её потребления порождает опасную для нас зависимость от стран с несимпатичными, а то и откровенно враждебными режимами. Вот несколько красноречивых цифр. Население США составляет всего 5 процентов мирового, но потребляет больше четверти всей добываемой на планете нефти. Каждый американец сжигает за год 26 баррелей, тогда как каждый европеец – всего 12, вдвое меньше.
Ситуация в мире круто изменилась. Всего три десятилетия назад примерно 40 процентов нефтяных источников контролировалось западными компаниями, теперь две трети находятся под контролем развивающихся стран, а лет через сорок именно из этих стран пойдёт не менее 90 процентов поставок нефти и газа. И не будет ничего удивительного в том, что одновременно резко возрастёт влияние тех же государств на глобальные процессы – политические, экономические, военно-стратегические. Такие последствия для нас гораздо важней, чем повышение цены даже до 100 долларов за баррель.
Наши нынешние поставщики не проявляют особой охоты к поиску и освоению новых месторождений. Зачем? Введёшь в строй дополнительные промыслы, увеличишь объём добычи нефти – не удержишь высоких цен на мировом рынке. Невыгодно. За счёт наших затрат в большинстве нефтедобывающих стран, за исключением, пожалуй, одной России, галлон автомобильного бензина стоит всего от 20 до 80 центов. Собственные потенциальные запасы Америки невелики и труднодоступны, их освоение на Аляске или на северных прибрежных шельфах сопряжено с грубыми и опасными нарушениями экологического баланса на уникальных территориях. Если объём потребления углеводородного топлива будет расти у нас нынешними темпами, придётся идти на поклон ещё и к странам прикаспийского региона, Южной Америки, Западной Африки. Иными словами, усиливать свою зависимость от зарубежья.
Как ни рассуждай, как ни прикидывай, Америка стоит перед необходимостью умерить свой аппетит, сократить потребление нефти. Мы и здесь отстаём. Китай, который ещё больше нас изнемогает от нефтяной зависимости, предпринимает жёсткие меры, чтобы снизить объём импорта нефтепродуктов хотя бы до 2,5 миллиона баррелей в день. С этой целью в крупных китайских городах ограничивается движение автомобилей. Для нас более приемлемы технологические новации.
Если бы автомобили в Америке тратили столько же бензина, сколько тратят в Европе, ежедневная экономия нефти достигала бы почти 4 миллионов баррелей. Перспектива, вполне достойная внимания высшей администрации страны. Иронизируем: Россия сидит на нефтяной игле. Но и мы сидим на той же игле, только с другого конца.
До выборов нового президента остаётся больше года. Срок достаточный, чтобы определиться, кто из претендентов в наивысшей степени достоин места национального лидера.
Важно, конечно, чтобы это был человек приятный во всех отношениях, полный энергии и примерный семьянин. Чрезвычайно важно, чтобы он нашёл наконец оптимальный выход из иракского кризиса и учёл ошибки предшественника, о которых все претенденты сегодня говорят столь ярко и убедительно. Приятно слышать из их уст обещание вернуть Америке лидирующее положение в мире.
И всё-таки хотелось бы большего. Хотелось бы видеть хозяином Белого дома политика, осознающего всю гамму проблем страны и готового предложить обществу пути их решения. Не только традиционные, но и новые, более эффективные, отвечающие конкретным условиям времени.