В поиске красоты и музыки

Культура
№53 (872)

 

И всегда в поиске красоты и музыки...
Джоан Снайдер

 
О Снайдер, знаменитой американской художнице, говорили, что она открыла формулу музыки в живописи. Какие же замечательные открытия должны были сделать те старые мастера-струнники, чтобы подарить своим виолам и скрипкам не только необъяснимо прекрасное звучание, но и удивительную красоту, изящество и  элегантность форм!
 
Какая-то сокрытая от всех тайна? А может быть, просто большой талант и глубочайшее понимание музыки?

Устремившись к нависшему над залом с рыцарскими доспехами балкону, где начинается метрополитеновская выставка старинных музыкальных инструментов, я невольно остановилась у живописного полотна, как бы звучащего в той же тональности, на которую я успела настроиться. Это была созданная в ХVII веке знаменитая «Аллегория музыки» Лорена де ля Хир: музыка, воплощённая в фигуре осенённой вдохновением юной  женщины. Она поёт, аккомпанируя себе на лютне, а на плече её поющая птица – как символ музыки, рождённой самой природой... Удивительно, как много холстов посвятили живописцы музыке и музыкантам... И потому, что музыка была важной частью жизни их современников, и оттого ещё, что настоящие художники тонко чувствовали красоту и поэзию разлитой вокруг них музыки, а сама музыка была созвучна их живописи. 

Подвижные пальцы перебирают струны лиры, в глазах – экстаз... 

Этот «Влюблённый музыкант» французского последователя Караваджо Валентина де Болонь прекрасен и любовью своей, и вдохновенностью. 
 
Картина принадлежала Людовику XIV и была его любимым полотном. А в следующем зале снова лютнистка, на этот раз  Джерарда де Борха; «Урок музыки» Томаса де Кейзера, друга Рембрандта; «Весёлая компания» с лютней и флейтой Яна Стеена... Мандолины, контрабасы, гитары...

Но вот мы добрались до вожделенного «музыкального» балкона: турецкие барабаны, колокольцы со всего света, деревянные духовые и медные, в которых всё так «накручено-наворочено», что диву даёшься, как возможен столь отменный звук. И, наконец, струнные – зал за залом: окарины, арфы и лиры, лютни и мандолины, старинные виолы с их видоизменением во времени, скрипки и виолончели... Потом вслушиваемся внутренним слухом в «гитарных струн ревнивый перебор...» Гитар, самых разных, в музейной коллекции много, ведь появилась гитара в Южной Европе ещё в ХVI веке, чему есть живописные свидетельства. Занимались гитарами лучшие мастера-струнники, не избежал этого увлечения и гениальный Антонио Страдивари: до наших дней дошли сохранившие неповторимое звучание четыре гитары с его личным клеймом.
 

Нет, читатели дорогие, невозможно рассказать об этих дивных, из истории к нам возвратившихся, каких-то иногда неожиданных (как эта цитра или гитара с коротенькой встроенной клавиатурой), с ароматом далёкой старины инструментах -  видеть нужно,   видеть!

Всех нас ждёт Сюрприз. Да-да, с большой буквы: в музее Метрополитен открылась экспозиция коллекции струнных музыкальных инструментов Лама. Это собрание поистине уникальное, и посвящено его открытие и 25-летию со дня смерти самого коллекционера, и 275-летию со дня смерти великого Антонио Страдивари. 

Хочу обратить ваше внимание на долголетие гениального мастера, которому напряжённая, чрезвычайно плодотворная творческая жизнь, требовавшая  вдохновения, умственных и немалых физических усилий, и неустанные, до последнего вздоха, труды не помешали дожить до 93 лет.

Две драгоценные - знаменитые «Баварская» и «Шотландская» - скрипки Страдивари, представлены на стендах музея. А рядом... Рядом великое творение Джузеппе Гварнери, его выполненная по заказу ордена иезуитов редкостного «небесного» звучания скрипка del Gesu, т.е. Иисусу посвящённая, любимая скрипка Лама. Еще пара шагов – и перед нами тоже знаменитая, ценнейшая скрипка Николо Амати, и даже одна из самых ранних виол родоначальника великой династии скрипичных мастеров  Андреа Амати. 

Виолы, бас-виолы, виолончели, мандолы, мандолины и цитры, однострунный двухметровый трампет... Господи, да посмотреть на всё это, поэтами воспетое, художниками отображённое – чудо! Скрипки Камилло Камильи и Фердинандо Гальяно, Карло Бергонци и Джованни Гварданьини... А ещё поччетты, крохотные скрипки, на которых играли персонажи  Караваджо и его современников. Словом, впечатлений и острых ощущений масса.

Кто же он, Сау Винг Лам, благодаря титаническим усилиям и фантастическим затратам которого собрана эта уникальная коллекция? 

Родился и провёл юные годы в Шанхае, там же получил университетское образование, а вот учёную степень – уже в Нью-Йорке, куда переехал в 1948 году и где основал и возглавил крупную торговую корпорацию. Страстно влюблённый в музыку и сам играющий на нескольких музыкальных инструментах, он увлёкся ими так, что, не жалея времени и средств, стал составлять коллекцию. 

И вот она перед нами. 

Напомню, что Художественный музей Метрополитен находится в Манхэттене, на 5 авеню, между 82 и 84 улицами (поезда метро «4»  «5»  «6» до 86 Street).

И вот что превосходит все и всяческие ожидания: в специальной аудитории музея прошёл концерт, на котором Дэниэл Хоуп играл Баха на скрипке Гварнери! 

Такие концерты, когда известные музыканты, например, Филипп Квинт, будут играть на инструментах из коллекции Лама, пройдут ещё 2 февраля, 12 апреля и 4 мая.

Как играли на коллекционных скрипках и виолончелях в доме Лама при его жизни и как зазвучат они сейчас.

И в душе каждого из вас пусть звучит музыка – только в мажоре! 

С Новым Годом, друзья!