Внимание, детектив!

Досуг
№53 (872)

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Звонил, судя по голосу и по великолепному русскому языку, тот же человек, с которым я общался 15 минут назад.
- Мы собрали всю информацию о вас, Олег, и считаем, что ваш звонок заслуживает внимания. Мы с пониманием относимся к вашим опасением возможной слежки, хотя мне непонятно, на чем основаны ваши опасения. Но вы правы, об этом лучше поговорить не по телефону.

- Вот и я об этом... Тем более, что подробное объяснение ситуации, в которую я попал, потребует не менее получаса времени. К тому же этот непонятный телефон...

-Какой телефон? У вас прослушивается телефон? 

- Нет, речь идет о... Я говорю о том предмете, который я должен передать....

- Телефонный аппарат?

- Черт подери! Вы можете не насиловать меня по телефону, а организовать встречу, которая ни у кого не вызовет подозрений? Или вся эта борьба с терроризмом и призывы к гражданам сообщать обо всем подозрительном - такой же бред, как осмотр носков в аэропортах?!

- Не нервничайте, пожалуйста... Судя по нашим данным, ваш автомобиль – Хонда-Аккорд, цвета мокрого асфальта, номер ***** . Все верно?

- Правильно...

- Где она сейчас запаркована?

- На Кингс Хайвей. В полублоке от того дома, в котором я сейчас нахожусь. Кстати, у меня заканчивается время на митере, я должен буду выйти и кинуть еще пару квотеров...

- Подождите... Подождите... Выходите из дома только после того, когда время на миттере истечет. Нам нужно еще 15-20 минут, чтобы все организовать... Когда вы подойдете к автомобилю, вам будут выписывать тикет за просроченное время. Мы об этом сейчас позаботимся. Устройте громкий скандал, чтобы привлечь внимание прохожих и тех, кто,  возможно, за вами наблюдает. Сделайте несколько угрожающих жестов в сторону того сотрудника, который будет выписывать тикет. Но ни в коем случае  никаких физических контактов. В это время патруль полиции вас арестует - вот, вам и повод поговорить в отделении полиции с нашим представителем.

- А что потом? Какие последствия моего ареста?

- Никаких, это же не реальный арест, а всего лишь инсценировка ареста... Вас устраивает такой вариант возможности встретиться?

- Ну... Наверное... Вам виднее...

- Договорились. Выйдете из дому не раньше, чем я перезвоню вам. Это произойдет минут через 10-15, как только мы направим туда нужных людей и дадим им соответствующие инструкции.

- Понял. Жду вашего звонка.
Все произошло просто великолепно. Я оторвался по полной! Думаю, любой из вас многое бы отдал за возможность безнаказанно отF**кать не только этого «тикетоносца», но и всю их организацию, включая близких и дальних родственников всех сотрудников и начальства. К чести бруклинцев следует отметить, что мой «взрыв негодования» поддержали многие прохожие и любители понаблюдать за подобными скандалами. 

Правда, и полицейские отыгрались на мне не с меньшим рвением. Руки на капот, ноги в сторону, обыскали... Одели наручники. Чуть шею не свернули, когда запихивали меня в свою машину. Все выглядело настолько правдоподобно, что не поверить в реальность происходящего, было просто невозможно. 

Включили сирену и через 10 минут меня ввели в помещение полиции, провели по какому-то коридору и усадили на привинченный к полу стул. 

За столом сидели два мужика. Полная противоположность друг другу. Один – изысканно одетый черный джентельмен, второй – белый, но настоящий ханыга. Небритый, обшарпанный, в стоптанных грязных сникерсах и в драном шерстяном шарфе. Таким шарфом меня обматывала еще моя бабушка, когда делала мне согревающий компресс. 

- Агент Джошуа, - (на английском) представился черный джентльмен

- Агент Шульман, - уже на русском - представился «ханыга». Я буду одновременно исполнять и функции переводчика для моего коллеги, - добавил он.  - Что касается вас, Олег, то основные данные о вас нам известны, дополнительные вопросы о вашей бурной биографии мы при необходимости зададим по ходу нашей беседы. Если потребуется... Да, у вас при обыске изъяли два телефонных аппарата. Один, судя по адресной книжке, входящим и исходящим, - ваш собственный. Второй - это, видимо, тот аппарат, который вы хотели передать нам. Странный аппаратик... Он уже в лаборатории и проходит тщательную экспертизу. Думаю, что скоро мы узнаем, обоснованы ли ваши опасения.  А пока расскажите нам все, что вы хотели нам рассказать. 

Я должен вас предупредить, что здесь, в этом помещении, идет постоянная видеосъемка нашей беседы, и эту беседу сейчас наблюдают наши специалисты в центральном офисе. У них там имеется свой переводчик, так что они поймут все, о чем вы намерены нам рассказать. У вас имеются какие-то вопросы ко мне или к мистеру Джошуа?

- Нет, в целом - никаких вопросов, так... мелочь одна...

- Слушаю вас.

- Этот тикет, который мне выписали в процессе  инсценировки...

- Забудьте, можете порвать его прямо сейчас, он нигде не зарегистрирован. Еще вопросы?

- Нет.

- Тогда рассказывайте...

Максимально подробно, со всеми деталями, я рассказал все. От интернетовского предложения подработки - до получения телефона и билета-приглашения на манхэттенское шоу. Сказал, что у меня дома имеются все квитанции об отсылке всего того, что я закупал сам и того, что получал для пересылки. Сообщил интернет адреса, по которым отсылал сообщения и сканы квитанций, почти дословно пересказал все свои переговоры с Мишель.

Естественно, Шульман время от времени останавливал меня и переводил мои откровения Джошуа.

Кстати, за все это время этот Джошуа не проронил ни слова, только иногда что-то записывал в блокноте и с невероятной скоростью щелкал по клавишам своего лаптопа.

- Олег, в каком банке вы открыли счет, на который клали полученные от них чеки? 

- В Чейзе, в том бренче, что рядышком с метро Шипсхедбей. Прямо на углу... Там еще напротив  классный магазинчик подарков и сувениров...

Джошуа, как только услышал слова ЧЕЙЗ и Шипсхедбей, с остервенением набросился на клавиши своего компа, впился в экран, и через несколько минут, удовлетворенно откинувшись на спинку стула, произнес: 

- All right, he has an account that is in the Bank.

- Олег, - обратился ко мне Шульман, мы попросим вас на некоторое время оставить нас наедине, нам необходимо уточнить кое-какие детали. Вас проводят в другую комнату, там есть кофе, сандвичи, телевизор... Перекусите и поскучайте полчасика,
а потом мы продолжим наше общение.

- Разумеется, но мне необходимо сделать парочку звонков. Во-первых, своему пациенту: я же выскочил на пару минут для того, чтобы скормить миттеру очередную пару квоттеров, и Аркадий Львович уже, наверное, сходит с ума - куда это я пропал... Во-вторых, жене: предупредить, что я задерживаюсь...

Шульман перевел все это своему напарнику, они пошушукались, Джошуа опять защелкал компом, и на этот раз впервые за все это время обратился ко мне. Естественно, Шульман переводил:

- Вы скажете, что арестованы за оскорбление и неподчинение полиции.  Это наблюдали десятки человек, которые смогут все подтвердить, в том числе и те, кто, возможно, специально наблюдал за вами. Вам придется провести ночь в полиции, в общей камере, вместе со всеми, кто там сейчас находится, потому что не исключено, что ваши наблюдатели могут позднее вступить с ними в контакт и проверить, находились ли вы в камере, и как вы там себя вели. Все должно выглядеть максимально естественно. Возможно, что вы нам понадобитесь в течение этой ночи. Мы организуем эту дополнительную встречу таким образом, чтобы ни у кого не вызвать подозрений. Поэтому мы встретимся не через полчаса, как вам говорил мой коллега, а несколько позже, или... только утром. В зависимости от ситуации. Вы все правильно поняли, есть вопросы?

- Невеселая перспектива... Я могу позвонить?

- Да, но не со своего телефона. В полиции имеется специальный телефон, с которого вы имеете право на один звонок. В виде исключения вам разрешается сделать два – вашей жене и вашему пациенту.

Не стану описывать охи и ахи жены и Аркадия Львовича, предложения немедленно прислать ко мне адвоката и принести передачу, которую в американских заведениях подобного назначения не принимают. Успокоил как мог, сказал, что утром меня, скорее всего, отвезут в суд и освободят. Короче, успокоил, если сообщение о том, что находишься в полиции, вообще может кого-то успокоить... 

В камере, помимо меня, оказалось еще 6 человек. И никто из них не обратил на меня никакого внимания. Двое молодых черных парней о чем-то тихо переговаривались. Остальные то ли дремали, то ли просто были в прострации. На мой «Хай, гайс», кивнул только один мужик  с заплетенными в десяток косичек волосами.

Я присел на краешек отполированной тысячами задниц скамеек и попытался еще раз мысленно прокрутить сложившуюся ситуацию.

Начнем с худшего: предположим, что моя «мания преследования» –  не совсем «мания», и имеет под собой определенные основания. Предположим, что этот телефон не совсем телефон, а некое взрывное устройство. Предположим, что вся эта многоходовая операция с пересылками и неплохими выплатами была придумано только ради того, чтобы ко мне попал этот злополучный телефон. Для чего?! 

Только для того, чтобы взорвать меня в людном месте? ПОЛНЫЙ АБСУРД! Нафиг я кому нужен!

Допустим, что в телефоне какой-то необычный заряд повышенной (сверх повышенной...) мощности. Но даже в этом случае  вместе со мной пострадают максимум еще 10-15 человек.

Тоже маловероятно. За последние пару лет, только от стрельбы в школах, в кинотеатрах пострадало в десять раз больше народу...

Создать панику, столпотворение, убийственную давку в театре в центре Манхеттена? Допустим... Но, наверное, если даже потенциальные террористы и ставили перед собой именно такую цель – спровоцировать панику – то и тогда все это можно было бы сделать без всей этой трихомундии... Без  почти годовой операции с посылками, пересылками, затратами и т.п.
Теперь, второй вариант: я просто перепаниковал и ничего близкого к тому, что я себе нафантазировал, нет и в помине. Я же сам проверял по ценам в России и СНГ, что даже с учетом всех дополнительных расходов (пересылка, оплата мне и т.д.), профит составляет не менее 25% от затрат. Если допустить, что таких как я у них много, то весь этот бизнес вполне прибылен. Может, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, руководство этой посылочно-пересылочной компании (кстати, как она называется, эта компания, на которую я «отдаленно работаю», я так и не знаю...), хотело собрать наиболее отличившихся работников и,так сказать, стимулировать их дальнейшую деятельность...

Тогда получается, что я здорово лоханулся... Не только взбудоражил такую серьезную контору,  как FBI, но и засветил свои не совсем легальные доходы, с которых не заплатил ни цента налогов. Впрочем, время подачи налоговой декларации еще не истекло и у меня есть возможность продемонстрировать свою кристальную налоговую честность... 

Шутки шутками, а моему посылочному бизнесу, похоже, во всех случаях пришел конец. Только жить начал, а тут деньги кончились... Обидно, понимаешь ли...

А, может?.. 

Додумать, что именно «может», я не успел. В камеру, в которой я с мазохистским наслаждением перебирал варианты своего финансового падения, втолкнули громилу, у которого на роже было написано, что он «крутой парень» и всем окружающим лучше находиться от него подальше. Вы наверняка встречали таких, у которых «...не слышны в мозгу даже шорохи...»), а кулаки большего размера, чем пустующее обиталище несуществующих мозгов. 

Я тоже далеко не дистрофик: 179 см. роста на 109 кг. живого веса. К тому же когда-то дошел до КМС (для тех, кто не помнит
этой аббревиатуры - кандидат в мастера спорта) по самбо. 

К чему это я так себя рекламирую? Да к тому, что этот бугай плюхнулся мне чуть ли не на колени, да еще и, якобы случайно, двинул меня локтем в живот.

Все «старожилы» камеры обернулись и с любопытством уставились на меня. Я читал где-то, что от того, как ты реагируешь на подобного рода наезд (а это был стопудовый наезд!) зависит отношение к тебе сокамерников. А мне не улыбалось провести всю ночь в одном  помещении с людьми, которые будут считать, что я не способен постоять за себя. 

Для начала я процедил сквозь зубы: «хей, мэн, би керефул!», и для вящей убедительности чуть оттолкнул его ляжку, лежащую чуть ли не на моем колене.

- F##k you, shut up and don’t mess with me! – Прорычал громила в ответ.

Кроме первых двух повсеместно известных слов - если честно - я ничего не понял, но и этого было вполне достаточно, чтобы справа, с размаху въехать ему по балде. Сидя, особенно не размахнешься, но мне удалось... Короче, мы сцепились и покатились по полу. Если бы охрана почти мгновенно не ворвалась в камеру, мне бы пришлось несладко.

И на него, и на меня одели наручники и вывели из камеры. Не знаю, куда отвели верзилу, а меня привели опять в ту же комнату, где все еще находились Шульман и Джошуа. Не знаю, как выглядят побледневшие афроамериканцы, но Джошуа, несмотря на природную черноту кожи, был абсолютно серым.

- Надеюсь, вы не очень пострадали от нашего человека, - произнес Шульман. - Нам был необходим предлог, чтобы срочно вытащить вас из камеры. Дело в том, что ваш телефон действительно был заряжен. Своеобразная мини-бомба с вирусами неизвестного... пока еще неизвестного... происхождения. Эксперт, который разбирался с этим телефоном, пострадал и сейчас изолирован. Будем надеяться, что удастся его спасти... Этот эксперт - брат мистера Джошуа... Ситуация со всей этой историей намного более угрожающая, чем казалась ранее... Сюда выехали сотрудники, которые хотят еще раз выслушать вас, задать дополнительные вопросы. Не исключено, что что-то ускользнула от вашего и... нашего внимания. Поэтому приготовьтесь к бессонной ночи...

Продолжение в следующем номере

Комментарии (Всего: 3)

Mila. Ooochenno zahvatilo. Uvajuha.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
НА, НА, НАдели наручники! одели-надели - знает автор про такое правило русского языка??

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
С нетерпением жду продолжения.Очень интересно и захватывающе.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *