Три штата, три музея

История далекая и близкая
№37 (595)

Казалось бы, 16 тысяч музеев –  более чем достаточно для одной страны, даже такой большой, как Соединённые Штаты. Однако любители и ценители истории, природы, искусства, различных направлений общественной жизни, по-видимому, так не считают, и эти культурные учреждения растут в Америке как грибы.
Совсем недавно в городе Питсбурге в штате Кентукки открылся иллюстрирующий Библию Музей сотворения мира. Его основатель и директор Кен Хэм так сформулировал свои задачи: “Как истинные христиане мы должны защищать свою веру. А это значит - доказывать с помощью научных исследований, подкреплённых самыми достоверными данными, что только Библия даёт правдивую картину сотворения мира”.
То, что доказывать это придётся далеко не всем, тут же подтвердила одна из его первых посетительниц Ким Шиффман: “Истина - в Библии. Теория эволюции абсурдна. В этом духе я воспитывала детей, а теперь воспитываю внучку. Она найдёт в экспозиции музея много интересного”.
Пожилая женщина права - в залах этого прекрасного нового здания действительно не соскучишься. Достаточно послушать экскурсоводов, приверженцев теории Божественного творения – креационизма. Без тени сомнения и вопреки всем известным научным данным, они утверждают, что возраст нашей планеты не превышает тысячи  лет, а обезьяны как были всего лишь приматами, так ими и остались. Людей же и всех животных Бог сотворил одновременно. В том числе и динозавров, смытых потом с лица Земли Всемирным потопом и не уместившихся в спасительном Ноевом ковчеге из-за своих огромных размеров.
К счастью, столь трогательная картина мира нравится далеко не всем. В день открытия музея сторонники теории эволюции Дарвина устроили рядом с ним демонстрацию протеста. Один из её участников Лоуренс Краус заявил: “Учёные задают вопросы и ищут на них ответы в природе. Так выглядит настоящая наука. У этого музея на всё есть готовый ответ, и если он противоречит природе, тем хуже для неё!” Ещё более категоричными были плакаты, которые несли противники музея: “Окститесь!”, “Прекратите зомбировать детей!” - взывали они.
Как ни странно, создатели музея отнеслись к протестам вполне благосклонно, не без оснований считая, что критики обеспечивают их детищу бесплатную рекламу. Нужно ведь как-то оправдывать 27 миллионов долларов, собранных на строительство здания и сбор экспонатов сторонниками креационизма. Впрочем, руководители музея уверены, что недостатка в посетителях у них не будет.
х  х  х
Национальный музей истории движения за гражданские права в штате Теннесси рассказывает совсем о другом. В 1967 году в городе Мемфис был застрелен выдающийся борец за права чернокожих Мартин Лютер Кинг. Впоследствии мотель “Лоррейн”, где жил тогда защитник чернокожих американцев, открыли для посещений, а номер, в котором останавливался Кинг, сохранили в том виде, в котором он оставил его в день своей смерти.
В музее представлены этапы истории борьбы за равноправие, начиная с появления африканских рабов в Америке в начале XVI века до Гражданской войны и далее - вплоть до процесса десегрегации школ. Экспозиция рассказывает о том, как чернокожим не разрешалось входить в дома через парадную дверь, занимать передние сиденья в автобусе, пить воду из тех же фонтанчиков для питья, что и белые...
“Я демонстративно ходила в рестораны, кинотеатры, церкви – всюду, где было написано “Вход только для белых”, – вспоминает бывшая активистка движения за гражданские права в Мемфисе Элейн Тернер. - Порой это было страшно, поскольку нам постоянно угрожали. Но мы добились успеха. В конце концов законы о сегрегации были в Мемфисе отменены. Однако самым трудным было добиться не изменения законодательства, а  перемены в мышлении людей. Борьба за это продолжается и по сей день”.
Директор музея Беверли Робертсон отмечает, что движение за гражданские права в Америке оказало огромное влияние на весь мир. По его образцу были организованы правозащитные движения во многих странах.
“Существует много параллелей, – говорит она, – между кампанией за права чернокожего населения нашей страны и борьбой китайских студентов, вышедших на площадь Тяньаньмынь, движением против режима апартеида в ЮАР во главе с Нельсоном Манделой, а также многими другими кампаниями за свободу и равенство”.
Неспроста один из стендов музея посвящён индийскому духовному и политическому лидеру Махатме Ганди, который использовал ненасильственную борьбу для достижения общественно-политических перемен. “Такие же методы проповедовал и Мартин Лютер Кинг,- говорит Беверли Робертсон. - Философию ненасилия он позаимствовал у Ганди после своей поездки в Индию”.
В октябре в музее будут вручать очередной ежегодный “Приз свободы”. В этом году лауреатами стали бывший баскетболист Мэджик Джонсон, который занимается оказанием помощи жителям бедных негритянских районов, историк движения за гражданские права Джон Хоуп Франклин, а также президент Либерии Эллен Джонсон, которая, по словам директора музея, “в буквальном смысле слова освободила свою страну и провела демократические реформы. Теперь каждый гражданин Либерии может получить приличные работу и жилище и прокормить свою семью”.
х  х  х
Прямо скажем, этот музей пользуется популярностью далеко не у всех жителей штата Калифорния. Естественно, больше других его не любят члены всё ещё многочисленных преступных банд Лос-Анджелеса. Да и может ли быть другим их отношение к превращённому в музей одному из бывших полицейских участков, где демонстрируют применяемые властями средства против нарушителей закона и общественного порядка?
Директор Общества истории лос-анджелесской полиции Глин Мартин рассказывает: “Музей экспонирует наручники образца начала XIX века. В то время полицейские   пользовались наручниками различных типов – в экспозиции можно проследить, как менялся их внешний вид и устройство на протяжении столетия”.
Прослуживший в правоохранительных органах не один десяток лет, Мартин показывает полицейский радиоприёмник 50-х годов и компьютер, которым оснащён современный автомобиль блюстителей порядка. В другой витрине вывешены мундиры лос-анджелесских полицейских и весьма напоминающие современные головные уборы британских “бобби” шлемы конца XIX века.
В отличие от аналогичных музеев в других городах (о полицейском музее в Нью-Йорке “Русский базар” рассказывал довольно подробно), лос-анджелесский имеет свою специфику. Заключается она в близости города к Голливуду.
Только здесь можно увидеть фиктивные полицейские удостоверения с фотографиями актёров, игравших детективов в радио- и телешоу. Одним из первых среди них было шоу “Драгнет”, в котором главную роль сержанта полиции Джо Фрайди исполнял актёр Джек Уэбб. Затем на большой и малый экраны Америки выплеснулся целый поток постановок о работе лос-анджелесской полиции.
Особую популярность завоевал у зрителей телесериал “Адам-12”, освещавший деятельность городского департамента полиции. “Для нас было очень важным, что зрители как бы попадали в лос-анджелесское полицейское управление, - рассказывает Глин Мартин. - Судебные заседания с участием полицейских и ежедневные заботы рядовых сотрудников полиции, трудности, с которыми им постоянно приходилось сталкиваться, - всё это  помогло лучше понять  нашу работу”.
Будни местной полиции показывали по телевидению и в известных сериалах: “Лос-Анджелес, конфиденциально”, “Умри с честью”, “Оружие, несущее смерть”. А один из местных сотрудников, Джозеф Вамбо, прославился как автор детективов.
Не обошли в музее и знаменитый драматический эпизод 1997 года, когда полицейские почти час сражались с двумя вооружёнными до зубов бандитами, ограбившими банк в Голливуде. Грабители выпустили тогда больше тысячи пуль.
В музее хранятся все материалы, относящиеся к этому эпизоду, - одежда преступников, оружие, из которого они стреляли, а также оружие, обезвредившее этих бандитов. Десять полицейских и шесть штатских сотрудников полиции получили в тот день ранения, но, к счастью, никто не погиб. Один грабитель застрелился, другой скончался от полученных ран. У здания музея стоят пробитые пулями полицейские машины. Одна из них принадлежала грабителям, на другой ехал раненный в перестрелке сержант полиции. 
Не знаю, встречались ли когда-нибудь сотрудники этого музея с хранителями памяти Мартина Лютера Кинга в Мемфисе. Если бы такая встреча произошла,  последние наверняка предъявили бы претензию лос-анджелесским коллегам. “Почему вы, - спросили бы они, - не отразили в своей экспозиции события 1992 года, когда суд  присяжных оправдал четырёх полицейских, избивших задержанного афроамериканца  Родни Кинга, и по городу прокатилась волна насилия?”
“Посетители часто спрашивают нас: почему вы ничего не рассказываете об этом? – говорит Глин Мартин. - И в самом деле, Обществу истории полиции Лос-Анджелеса следует обратить внимание и на эти – отнюдь не героические – страницы прошлого нашего департамента. Совет директоров музея и я в том числе стоим за то, чтобы история была представлена полностью – такой, какой она была на самом деле”.
Впрочем, сама ситуация с показом, а вернее, сокрытием коррупции, скандалов и инцидентов на расовой почве в истории лос-анджелесской полиции говорит сама за себя.