Особое мнение по поводу "особого мнения"

Кинозал
№27 (323)

«Особым мнением» в юриспруденции называется расходящийся с решением большинства вердикт одного или нескольких судей. На окончательный приговор оно никакого воздействия не оказывает, но тем не менее учитывается для дальнейшего делопроизводства. Именно как «Особое мнение» следует перевести название нового фильма Стивена Спилберга «Minority Report», хотя ничего не только особенного, но и хотя бы мало-мальски оригинального в картине нет. Самое интересное в ней не сюжет, не технические «навороты», не игра актеров, не режиссура, а исключительно реакция американских кинокритиков. Подобного единодушия оценок я не припомню с момента появления на свет незабвенного шедевра Леонида Ильича Брежнева «Малая Земля».
Стивен Спилберг считается ведущим американским режиссером нашего времени, живым классиком, по своему вкладу в киноискусство сопоставимым с Уэллсом или Гриффитом. Каждый его фильм собирает огромные, нередко даже рекордные суммы, о нем пишут бессчетные статьи, диссертации и книги, в подавляющем большинстве которых его творчество на полном серьезе преподносится как наивысшее достижение современного кинематографа. При этом как-то забывается, что речь идет всего лишь о невероятно коммерческом режиссере, который вместе со своим лучшим другом Джорджем Лукасом стал по сути дела могильщиком американского кино. Именно они первыми стали снимать картины, рассчитанные на непритязательную подростковую аудиторию, именно они первыми поняли, что с недоучек-недорослей, готовых ходить на понравившиеся им фильмы бесконечно, можно собирать не миллионы, а миллиарды, именно они первыми начали низводить американский кинематограф на уровень поп-корна и «макдональдсов». Из фильма в фильм Спилберг неустанно использует одни и те же приемы, состоящие в том, чтобы немного напугать зрителя, немного рассмешить, немного растрогать, поразить комбинированными съемками, а под конец обеспечить всем в зале прекрасное настроение. Слащавый хэппи-энд он умудрился приделать даже к фильму о Холокосте, за который Американская академия киноискусства выдала ему свою высшую награду (один критик довольно остроумно заметил по этому поводу: «Не для того шесть миллионов евреев погибли в концлагерях, чтобы Спилберг наконец получил Оскара»). Именно после «Списка Шиндлера» Спилберга признали «серьезным» режиссером и начали пропагандировать его творчество так с невиданной дотоле интенсивностью и напором. В очередной виток истерии кампания возвеличивания этого «голливудского генсека» вошла с появлением на экранах «Особого мнения». В одной рецензии даже написали, что «ничего большего от фильма ждать в принципе нельзя». Из-за чего же весь этот сыр-бор?
Действие «Особого мнения», снятого по мотивам рассказа известного писателя-фантаста Филипа К. Дика, разворачивается в 2054 году в Вашингтоне, где за пять лет не было совершено ни одного убийства. Достичь этого поразительного результата столичной полиции удалось за счет новаторской программы предупреждения преступности. В результате опытов на детях законченных наркоманов-героинистов ученым удалось обнаружить, что некоторые из них обладают способностью «видеть» еще только имеющие произойти в будущем события. Техника же к середине XXI века достигла такого уровня, что позволила подключить к мозгу этих «ясновидящих» какие-то электроды и проецировать их «видения» на компьютерные экраны. Таким образом преступление удается раскрыть еще до того момента, как оно совершилось, убийцу арестовать, а его потенциальную жертву спасти. Правда, видят эти постоянно плавающие в каком-то биологическом растворе «ясновидящие» только убийства - ни ограбления, ни изнасилования, ни суициды им почему-то не показывают. Логики никакой, но с точки зрения стражей закона, и это уже неплохо.
Во главе бригады, занимающейся отловом еще не успевших никого убить убийц, стоит Джон Андертон (его играет Том Круз) - молодой полицейский, у которого шесть лет тому назад неизвестный маньяк украл и, по всей видимости, убил сына. Вскоре, будучи не в силах жить вместе с человеком, который ежесекундно напоминал ей о погибшем по его вине ребенке, от Джона ушла и жена. Так что мы знакомимся с ним уже в тот момент, когда он совершенно одинок и всецело предан своей работе, отдохновение от которой он находит в сильных наркотиках. В общем такая мощная, оригинальная завязка, вполне достойная великого режиссера, хотя вопросы по части логичности происходящего возникают чуть ли не с первых кадров.
Вся система предупреждения преступности, в стопроцентную надежность которой свято верит главный герой, построена на том, что «ясновидящие» никогда не ошибаются. Но кто и как мог бы это проверить? Во-первых, предсказанные ими преступления в результате не были совершены - так что же они, спрашивается «видят»? А во-вторых, нам не объяснили, какие испытания проходила эта система. Может, на первых ее стадиях полицейские просто сидели и смотрели, убьют такого-то человека или нет? И только убедившись, что все сто (тысяча? десять тысяч? миллион?) убийств действительно произошли, решились наконец-то заняться арестом виновных?
В любом случае Джону такие мысли в голову не приходят (что, впрочем, и неудивительно, поскольку роль писалась специально для Тома Круза) - по крайней мере, до тех пор, пока «ясновидящие» не сообщают о том, что через 36 часов произойдет убийство некоего Лео Кроу, который должен пасть от руки - кого бы вы думали? Правильно - самого Джона Андертона, который моментально начинает соображать, что либо система дала сбой, либо его кто-то пытается подставить, потому что сам он никакого Лео Кроу не знает и убивать не собирается. (Тут актерские способности Тома Круза проявляются в полную силу - особенно трогательно смотреть на то, как он пытается изобразить на экране какое-то подобие мыслительного процесса.)
Однажды начав думать, Джон вступает на опасную дорожку. Он понимает, что ему не удастся убедить в своей невиновности сослуживцев и начальников, которые все точно такие же маньяки, каким только что был он сам, и готовы хватать всякого, на кого укажет плавающий в биологическом растворе потомок героинистов. Поэтому он пускается в бега, что, естественно, тоже невероятно оригинальный и необычный ход. Некоторую остроту ситуации, правда, придает то, что к 2054 году вся Америка утыкана видеокамерами, которые опознают любого прохожего по сетчатке глаза и моментально передают данные о его передвижениях на центральный компьютер. Полицейские же оснащены реактивными ранцами, позволяющими им перемещаться со скоростью, опровергающей главный принцип теории относительности Эйнштейна, гласящий, как известно, что быстрее света ничто двигаться не может. Впрочем, и такая техническая оснащенность суперполиции не мешает главному герою успешно уходить от всех погонь. Единственное, что для этого требуется, - это некоторая сноровка и операция по пересадке глаз. Свои старые глаза Джон при этом носит в кармане, потому что они служат ему пропуском в самые закрытые и самые охраняемые учреждения американской столицы. Почему начальство не додумалось отменить его допуск и зачем тогда надо было вообще менять глаза - совершенно непонятно.
Именно благодаря своим старым глазам Джону удается проникнуть в камеру, где плавают «ясновидящие», и выкрасть оттуда самую одаренную из них - Агату. Как он узнал от создательницы всей программы предупреждения преступности, «ясновидящие» никогда не ошибаются, но иногда у одного из них бывает «особое мнение». Начиная с этого момента, главный герой уже бегает по городу вместе с обритой наголо и почти что потерявшей способность передвигаться полукоматозной девушкой, но суперполицейские поймать их все равно не могут. Попутно выясняется, что в начале фильма нас жестоко обманули: Агата, оказывается, может предсказывать не только убийства, но и вообще все будущее. По крайней мере именно эти ее способности помогают ей и Джону несколько раз уйти от преследователей. Заодно мы узнаем, что никакого «особого мнения» по поводу Джона у нее не было, а значит ему точно предстоит убить совершенно не знакомого ему человека.
В конце концов они добираются до этого злосчастного Лео Кроу, которого наш великий умник - главный герой - сначала принимает за похитителя и убийцу своего сынишки, а потом узнает, что на самом деле Кроу ничего подобного не совершал и что все это подстроено для того, чтобы упрятать в тюрьму самого Джона. Подстроил же это страшный негодяй и злодей, имя которого, согласно неписаным правилам кинокритики, я обязан хранить в тайне. Правда, я уверен, что если вы видели в своей жизни хотя бы пару американских детективов, вы и сами без труда его вычислите. Правило тут простое: если в фильме, помимо исполнителя главной роли, есть еще один достаточно известный актер, то можете не сомневаться, что главного злодея играет именно он. А если этот актер еще и европейского происхождения, то никаких других вариантов быть вообще не может.
Но вернемся к сюжету. Джон понимает, что убивать Кроу ему незачем, но Кроу, оказывается, пообещали, что в случае гибели его семье заплатят большие деньги, и он сам хочет умереть. Между ним и Джоном завязывается маленькая драчка, в результате которой кто-то из них нажимает на курок и Кроу погибает. Тут опять нестыковка: если это было самоубийство, то «ясновидящие», получается, ошиблись. А если Джон все-таки убил ни в чем не повинного Лео, то рушится основная концепция фильма. Спилберг, видите ли, решил сообщить нам невероятную по своей новизне и свежести мысль: никакого предопределения, оказывается, нет, а человек наделен свободой выбора и сам определяет свое будущее.
Разделавшись с философией, последние полчаса фильма Спилберг посвящает разоблачению главного злодея, который, несмотря на то, что ему удалось придумать и провернуть такую невероятно сложную операцию, выдает себя сам - просто проговаривается. Случайно, якобы.
В общем, кончается все хорошо. Программу предупреждения преступности, которую собирались применить в общенациональных масштабах (хотя «ясновидящие» почему-то видели только убийства, имеющие произойти в Вашингтоне и его окрестностях, так что, как именно это собирались сделать, - непонятно), сворачивают; в столице, значит, опять начинается разгул преступности; самим оракулам позволяют отрастить волосы и поселиться в буколической местности; а главный герой воссоединяется со своей законной супругой. В общем, все очень интересно, оригинально и совершенно непредсказуемо, как это обычно и бывает у великих режиссеров (в одной рецензии договорились даже до того, что со своим «Особым мнением» Спилберг «встал в один ряд с такими мастерами научной фантастики, как Кубрик и Тарковский»!).
В заключение остается только добавить, что не все в этом фильме так просто, как кажется на первый взгляд. На поверхности Спилберг отстаивает свободу человека, неприкосновенность его личной жизни и презумпцию невиновности, но делает он это так, что все подобные ценности только компрометируются и профанируются (в этом отношении он очень напоминает мне уже не только Брежнева, но и Жириновского). На самом деле ни в каком не отдаленном будущем, а уже сегодня, и не в кино, а в реальной жизни речь идет о том, чтобы наказывать даже не отдельных людей, а целые народы за преступления, которые они, возможно, еще только когда-нибудь совершат. Кто это решает, какие коматозные провидцы - неясно, но уже сегодня конституционные права и гарантии попираются в ходе абсолютно противозаконных арестов и задержаний, причем населению усиленно пытаются доказать, что все эти меры необходимы для его же собственной безопасности.
Стивен Спилберг, мягко говоря, не философ. Он не в состоянии не то что решить, но даже просто нормально поставить какую бы то ни было проблему. Для него любая идея, любая философско-социологическая задача - всего лишь фон для погонь, перестрелок и обязательного хэппи-энда, в котором разрешаются и таким образом сводятся на самый примитивный уровень все, даже самые сложные вопросы. А в дополнение к этому в общественное сознание очень умело и искусно вводятся нужные идеи и представления. В данном случае - мысль о том, что ничего плохого в самом предупреждении преступности нет - достаточно только отдать это дело в руки хороших и честных, демократическим путем выбранных общественных деятелей, а не каких-то злодеев европейцев.
Что же касается кинематографических «достоинств» картины, то невозможно не отметить, что Спилберг беззастенчиво позаимствовал многие ее элементы из самых разнообразных источников - от уже упоминавшегося Кубрика до Ридли Скотта и даже Бергмана, из «Персоны» которого он просто украл ударный кадр с двойным крупноплановым портретом. Правда, в Америке этот фильм, наверное, мало кто видел, и поэтому такая мелочь никак не повлияла на восторженные оценки кинокритиков.
Я же в данном случае придерживаюсь «особого мнения» и по всем вышеизложенным причинам ставлю фильму двойку.


Комментарии (Всего: 1)

Привет, ну ситуация с глазами спорная - тогда бы в каждом магазине и на каждом углу опознавали камеры и включали тревогу. Я не могу понять одного - кто и ЗАЧЕМ нанял Кроу??? Для чего? Если это его начальник, то зачем ему убирать самого талантливого своего сотрудника, который, к тому же, свято верит в программу... Было бы логично предположить, что это как раз недруг этого самого начальника. Но тогда кто он? Злодей, оказавшийся за кадром? Муж Энн лайвли? Короче, загадка...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *