Субъекты и объекты

В мире
№54 (873)

 

Говорят, в высших кругах начали не то искренне ругать существующие порядки, не то следуют некой номенклатурной моде критиковать свою же власть и свои свершения. Говорят, один бывший вице-премьер на заседании громко шептал соседу, что положение в стране дальше некуда... Впрочем, что мы про слухи и шепоты... На встрече с представителями организации под названием “Предпринимательская инициатива” премьер-министр Дмитрий Медведев открытым текстом сказал, что думает о себе, о своем правительстве и высшей власти: “Все, что делает государство, всегда скучно и бездарно”. 


А в интервью пяти телеканалам и вовсе - употребил слово “козлы” по отношению к государственным служащим правоохранительных органов. Правда, не в прямом эфире, а после. Один из журналистов пожаловался, что к режиссеру-документалисту, снимающему фильм о несистемной оппозиции, с утра пришли с обыском. «Козлы они, что в восемь утра приходят», - сочувственно отреагировал Дмитрий Анатольевич. 


Однако опрометчиво думать, будто он действительно считает следователей, ведущих дело о событиях на Болотной площади 6 мая 2012 года, “козлами” (слово давно живет само по себе, обретя широкий смысл, а первоначальное, узкое его значение хорошо знают люди, отбывшие срок в местах заключения). И уж тем более наивно полагать, что второе лицо властной иерархии оценивает все действия возглавляемого им и президентом государства как “бездарные”. 


С одной стороны, здесь элемент кокетства с журналистами. С советских времен к ним относятся как к творчески-идеологическим работникам, то есть людям системы. Мол, хоть и сукины сыны, но вроде как причастные... А с другой, междусобойчик посвященных. Им вроде как можно, а вот к народу выходить с такими мыслями - это уже преступление. 
Тут вспоминается рассказ Елены Георгиевны Боннэр, было это 19 или 20 августа 1991 года, у Белого дома. Рассказ о том, как ее в ссыльном городе Горьком везли в больницу к Сахарову. Шофер, санитар и, разумеется, офицер КГБ. По дороге гэбэшник доверительно говорил ей: «Мы вас с Андреем Дмитриевичем понимаем и даже разделяем многие ваши мысли. Но и вы должны понимать, что есть правда для нас и есть то, что они (кивок в сторону шофера и санитара) знать не должны...» Елена Георгиевна закричала, обращаясь к шоферу и санитару: «Вы слышали?! Они вас за быдло считают!»
Говорят одно, думают другое, делают третье. Одни считают себя очень умными, продвинутыми, и позволяют себе номенклатурное кокетство, фронду. Главное, чтоб она не вышла за пределы их узкого круга. Другие, не то подражая им, не то стремясь попасть в этот узкий круг, выступают с такими политическими инициативами или рекомендациям, что оторопь берет.  Так и складывается совокупный портрет.


Не успел вступить в силу закон о запрете усыновления российских детей-сирот гражданами США, как депутат-единоросс Роберт Шлегель предложил поправку: «Настоящие положения не распространяются на детей, являющихся инвалидами... В соответствии с российским законодательством иностранное усыновление допускается только в случае, если не имеется возможности найти для ребенка приемную семью в России... Полный запрет на усыновление гражданами США российских детей означает, что некоторые дети-инвалиды, возможно, не смогут найти приемную семью и не получат необходимого медицинского обслуживания». 


Его коллеги по фракции нам со всех телеэкранов твердили: закон принят для того, чтобы оградить российских детей-сирот от издевательств, от насилия со стороны американских усыновителей. А по Шлегелю, значит, сирот-инвалидов не жалко? Они – объекты государственной деятельности. С другой стороны, поправка Шлегеля – это бунт, провокация? Нет, просто ум такой. И не только ум. 


И не только у представителей властных и провластных структур, но и у тех, кто им прямо противоположен. Сеть облетел сюжет, выданный в эфир оппозиционным телеканалом «Дождь». Молодой человек, корреспондент, сопровождаемый оператором с видеокамерой, берет интервью в ГУМе, объясняет гражданам, чего он от них хочет и почему.  


«Нам нужно сто тысяч подписей, чтобы запретить американцам ставить в эфир своих телеканалов русскую музыку – Нюшу, Диму Маликова, «Руки вверх». Мы не хотим, чтобы они пользовались нашими благами... Потому что детям запретили выезжать, а это какие-то полумеры, надо серьезно ответить американцам»!


«Добрый день. Вы, наверно, слышали про закон Магнитского, который унижает Россию. И мы собираем подписи, хотим запретить американцам заниматься сексом с российскими женщинами. Это надо на законодательном уровне запретить. Не могли бы вы поставить подпись? Вы ведь не собираетесь заниматься сексом с американцами?»


«Нет, что вы!» - отвечает девушка.


«Ну тогда подпишите, пожалуйста».


«Мы хотим запретить американцам покупать русские сувениры. Матрешки, ушанки, и, особенно, черную и красную икру, потому что они едят еще нашу неродившуюся православную рыбу. Поставьте, пожалуйста, подпись, чтобы американцы своими вонючими губами не ели нашу рыбу».


Одиннадцать эпизодов в сюжете - одиннадцать подписей. Мы не знаем, по какому принципу делался монтаж, сколько всего людей было опрошено, сколько ответов и каких. В эфире – одиннадцать человек, ставящих подписи. Ссылку на видеоролик мне прислали с комментарием: «Не знаю, этот человек действительно один из черносотенных американо-ненавистников или он, наоборот, хочет доказать, что Россия – страна запуганных идиотов. При всех вариантах – страшно смотреть. Все подписывают».


Насчет страны идиотов, конечно, полемический перехлест. Они есть в любой стране, и их процент век от века не меняется. А вот с запуганностью, похоже, правда. До сих пор журналистов, особенно с телекамерами, многие наши люди воспринимают если не как часть власти, то как обслугу власти. Ну как не поддержать отповедь американцам – особенно сейчас, «в обстановке международной напряженности». 


Для социопсихологов интересен такой эпизод. «Я с вами не согласна», - говорит одна из девушек. И – подписывает. 
Наверно, на телеканале «Дождь» гордятся своей придумкой: вот как уели власть с ее «антимагнитским» законом, выставили ее в идиотическом свете. На самом деле они себя выставили - как провокаторов. Провокаторов, упоенных журналистской властью, ее возможностями, наслаждающихся издевательством над людьми. 


Да, подобные провокативные опросы правомерны в социологии и даже в журналистике. Но - только на условиях анонимности. Только с учетом ВСЕХ мнений и высказываний. Чтобы на их основе делать выводы. А ставить провокационными вопросами совершенно конкретных людей в дурацкое положение перед всей страной – журналистская гнусность и низость. Самое страшное в том, что редакторы и авторы, наверно, даже не понимали, что творят, не задумывались. Для них люди, видимо, объекты их действий. Очень жаль. «Дождь» - один из немногих телеканалов, дающих всестороннюю информацию, заслуживших добрую славу.