ДРУЖБА ДРУЖБОЙ, А ТАБАЧОК ВРОЗЬ

В мире
№39 (597)

“Задача В. Путина - не допустить строительства транскаспийских трубопроводов в обход России”. “Путин не оставил Европе и шанса получить туркменский газ в обход России”. “Путин увел туркменский газ”.
Так писали русские газеты в мае, когда президент России проводил встречи в Ашхабаде с президентами Туркмении и Казахстана. Тогда они в принципе договорились о реконструкции старого и строительстве нового трубопровода вдоль Каспия. Через Прикаспийский газопровод по территории Казахстана туркменский газ пойдет в Россию и уже оттуда – в Европу. Кран остаётся в руках России. Он позволит нам не упустить контроль над экспортом среднеазиатского газа в Европу. А на трубопроводах через Каспий, которые предлагает Европа и усиленно лоббирует Америка, можно поставить крест.
Это я опять же излагаю близко к тексту и к стилю комментарии российской прессы.
Но при этом туркменский президент сказал, что они не отказываются от самой идеи Транскаспийского газопровода. Правда, сказал уже после окончания официальных переговоров.
А с выступлением Назарбаева в ходе переговоров так и вовсе вышел полный фрейдизм.
“Сейчас фактически согласовали документы, которые будем подписывать по ТРАНСКАСПИЙСКОМУ газопроводу”, – оговорился он к ужасу присутствующих.
И как в воду глядел. Оговорка казахстанского президента становится реальностью.
Через три месяца в Ашхабад прилетел представитель Госдепартамента США Дэниэл Салливан и заручился согласием Туркмении на участие в Транскаспийском газовом проекте. (Сейчас ожидается визит в Туркмению Кондолизы Райс!) Затем он перелетел через Каспий, в Баку, и там подписал контракт, по которому Америка финансирует подготовку технико-экономического обоснования для строительства ДВУХ трубопроводов по дну Каспия.
По ним казахстанская нефть и туркменский газ потекут в Европу через азербайджанскую территорию.
А в конце августа туркменский президент открыл строительство газопровода Туркмения – Китай. Через Казахстан и Узбекистан, а не через Россию.
Казахстан, в свою очередь, договорился с тем же Китаем о новых поставках казахстанской нефти.
В итоге президент Путин не прилетел в Ашхабад, где они с Назарбаевым и Бердымухаммедовым должны были вроде бы окончательно договориться о Прикаспийском проекте.
Значит, в чём-то не сошлись.
Понятно, в чем. Мы хотим быть монополистами, держать руку на газовом и нефтяном кране для Европы. А Европа, понятно, не хочет. Боится. И всячески ищет прямые пути к казахским и туркменским нефтегазовым залежам. При помощи Америки.
У туркменов и казахов свой интерес. Они ведь не подрядились быть игроками только на российском поле. Потому что кому ж охота терпеть двойной убыток. Во-первых, зависимость от российской трубы. Во-вторых, разница в цене.
Туркмения поставляет газ в российскую трубу по ценам, несопоставимым с теми, по которым Россия продает его уже в Европу. Так договорились наш президент и еще Сапармурат Ниязов. Нынешний глава Туркмении прагматичнее “великого сердара”. Он понимает - если у туркменов будет прямой выход, то их прибыли возрастут намного.
Потому что туркменский природный газ на 30 - 35 процентов дешевле, чем тюменский.
То же самое и с экспортом казахстанской нефти через Каспий в Европу. Казахстанская нефть Прикаспия на 25–30 процентов дешевле российской.
Конечно, в итоге разница в ценах будет не такой. Но, к примеру, 10 процентов в перерасчете на миллионы баррелей – это фантастические деньги.
В общем, Назарбаев и Бердымухаммедов встретились в Ашхабаде на этот раз без Путина. Говорили и о совместном российско-казахстанско-туркменском Прикаспийском трубопроводе. Но основной темой был Транскаспий. Хотя напрямую это слово почти не произносили и вообще изъяснялись обтекаемо, в общих выражениях.
“Энергетический вопрос стоит очень остро в мире. Все ищут альтернативу, чтобы не из одного источника получать, – сказал Назарбаев. - Аллах не обидел Казахстан и Туркменистан энергетическими ресурсами, потому сегодня такой большой интерес к нашим государствам”.
А потом от небесных материй перешел к самым что ни на есть земным. К деньгам. К цене.
“Наш обоюдный интерес - чтобы вывести энергоносители на международный рынок и продать по выгодной цене, чтобы эти ресурсы служили нашим народам в развитии и в будущем. То, что лежит под землей, - это не богатство. Богатство - это то, что взято, продано за хорошие деньги”.
Вот и всё. Прагматизм – и никакой политики. Как говорят казахстанские толкователи – многовекторность. Вверху Россия, справа Китай, слева Европа и везде – Америка.
Назарбаевский прагматизм доходит до того, что братья киргизы, узбеки и таджики оказались перед лицом хлебного кризиса. Казахстан объявил, что прекращает продажу пшеницы по льготным ценам и переходит на общемировые. Сейчас в Центральной Азии стремительно дорожают хлеб и как следствие все другие продукты питания. В Киргизии уже вскрыли государственные резервы. Некоторые наблюдатели опасаются, что в Таджикистане, неспокойной Киргизии и неспокойной Ферганской долине Узбекистана могут возникнуть волнения.
Если дойдет до социального взрыва, Казахстан и Россия, где нынче уродился хороший хлеб, придут на помощь, конечно. Но факт остается фактом. Казахстан блюдёт свои интересы.
Есть все основания полагать, что значительная часть денег за главные богатства страны - зерно и нефть – идет в общий кошелек, а не узкому кругу олигархов и чиновников. Децильный коэффициент – разрыв в доходах 10 процентов самых бедных и самых богатых - у них в 5-6 раз ниже, чем в России. Сейчас средняя зарплата в республике – 350 долларов! На 100 долларов меньше, чем в России. Но я поставил восклицательный знак, потому что для Казахстана это большие деньги. Все продукты питания там примерно в два раза дешевле, чем у россиян. И казахстанские 350 долларов на месте жительства - всё равно что российские 600-700.
Сразу же после развала СССР Казахстан оказался в очень тяжелом положении. Стартовые условия у нас и у них отличались, как небо от земли. Ещё 10 лет назад казахстанцы смотрели на Россию почти так же, как россияне тогда на Америку.
И теперь получается, что они уверенно и быстро идут вперед, а мы топчемся непонятно где. Почему?
Москва