Следы и следопыты

В мире
№39 (597)

В деле Анны Политковской появился ещё один фигурант. Ему в конце прошлой недели предъявили официальное обвинение. Он по всем признакам подходит под определение, которое дал генеральный прокурор Юрий Чайка на памятной пресс-конференции 27 августа: организатор убийства - это выходец из Чечни, перебравшийся в Москву и возглавивший здесь бандитскую группировку.
Десять лет, с 1981 года, выпускник сельхозинститута Шамиль Бураев проработал зоотехником в родном Ачхой-Мартановском районе Чечни. В начале 90-х занялся бизнесом, переехал в Москву, стал предпринимателем средней руки. Дважды приезжал в Чечню, возглавлял администрацию района и дважды уходил со скандалом. Выставлял свою кандидатуру на выборах президента Чечни, был принципиальным противником клана Кадыровых. Писал президенту Путину, что нельзя ставить во главе республики Ахмата Кадырова - бывшего муфтия боевиков, который призывал к джихаду против России. Но Путин сделал ставку на Кадыровых.
Шамилю Бураеву места в Чечне не осталось. За все заслуги в установлении конституционного порядка страна наградила его орденом Мужества.
Бураев ещё с первой Чеченской войны был на стороне федеральной власти. А это опасно для жизни. Причём неизвестно, с чьей стороны последует удар. Странным образом федеральная власть привечает вчерашних террористов и часто отворачивается от тех, кто ей верно служил.
“Отворачивается” – мягко сказано.
Вспомним судьбу верного бойца федеральной власти, противника Кадыровых, легендарного командира чеченского ОМОНа Мусы Газимагомадова – погиб в автомобильной аварии, на его машину наехал КамАЗ.
Вспомним судьбу верного бойца федеральной власти, противника Кадырова, командира спецотряда ФСБ Мовлади Байсарова – застрелен в Москве будто бы московской милицией при непонятных обстоятельствах.
Теперь ещё один противник Рамзана Кадырова устранён – руками Генеральной прокуратуры.
Шамиля Бураева обвиняют в том, что он взял адрес Анны Политковской у подполковника ФСБ Рягузова и передал его непосредственным исполнителям убийства.
Бураев и Рягузов знали друг друга ещё по Чечне, куда последний приезжал в длительные командировки. Но зачем Бураеву надо было обращаться с такой просьбой к Рягузову? Он мог и сам выследить Политковскую от дверей редакции – дело нехитрое. Допустим, они убийство замышляли вместе. Пресса пишет со ссылкой на официальные органы, что Рягузов залез в секретную базу данных ФСБ, куда не имел доступа, и оставил там следы своего пребывания. Более того, связь Рягузова и Бураева установили, проверив звонки на мобильном телефоне Рягузова.
Согласитесь, они вполне серьёзные люди. Один - бывший глава районной администрации Чечни, кандидат в президенты республики, успешный московский бизнесмен. Другой - подполковник ФСБ. Но здесь оба выглядят как полные идиоты. Оставляют следы везде, где только можно. Ума не хватило даже на то, чтобы купить мобильники для связи на имена-фамилии каких-нибудь бомжей.
Более чем причудливы мотивы, которыми будто бы руководствовался Бураев. Ведь Политковская была последовательной и самой жёсткой противницей кадыровской политики в Чечне. То есть единомышленницей и союзницей Бураева. Вот он и убил её, чтобы подумали на Кадырова... “Чтобы подумали”! Страшная месть.
А если раскроют – тогда что? Учитывая общественный и политический резонанс преступления – лет 15-20, а то и пожизненное заключение. Трое детей – сироты при живом отце. Такая “месть” страшна прежде всего для самого Шамиля Бураева. Всё равно что сделать харакири на пороге дома Рамзана Кадырова.
Генеральный прокурор Юрий Чайка, докладывая стране об успехах следствия, не называл имён и фамилий задержанных. Их назвали совсем другие люди. Вдруг в эфире появился доселе никому не известный Александр Купряжкин. Должность у него особая – нельзя ему светиться. Начальник Управления собственной безопасности ФСБ. Тайная полиция внутри тайной полиции! И вдруг такой человек созывает телевизионщиков и сообщает им об аресте подполковника ФСБ Рягузова по делу об убийстве Анны Политковской. Почему Купряжкина не уволили немедленно за разглашение строго секретной служебной информации? ФСБ не та контора, где каждый может по своей воле общаться с журналистами. Значит, ему разрешил (или приказал) кто-то из высшего руководства.
Через день всему миру стали известны имена и фамилии остальных десяти задержанных. Пресс-секретарь Московского городского суда Анна Усачёва пригласила журналистов с трёх федеральных телевизионных каналов и сообщила им: “В Басманный районный суд поступило ходатайство из Генпрокуратуры об избрании меры пресечения для десяти человек...”
Сюжет не менее фантастический, чем с Управлением собственной безопасности ФСБ. У нас сугубо уголовные процессы часто проводят в закрытом для журналистов режиме. А тут только-только поступил запрос из самой Генпрокуратуры по делу государственной важности – и простой пресс-секретарь объявляет о нём на весь свет, с именами-фамилиями. И опять же Анну Усачёву не уволили. Значит, ей разрешил (или приказал) кто-то из высокого руководства.
Назвать подобные пресс-конференции обычной практикой ФСБ и Мосгорсуда ни у кого язык не повернётся. Но и сказать, что утечку организовал Шамиль Бураев, дабы предупредить оставшихся на воле подельников, тоже будет смешно. Не такая фигура Бураев, чтобы по его приказу ФСБ и Московский городской суд прыгали, как марионетки. Значит, задействованы более могущественные люди. И выйти на их след можно, допросив Купряжкина и Усачёву.
Александр Купряжкин сказал о задержании Рягузова 27 августа, а Анна Усачёва обнародовала имена десяти задержанных 29 августа. И, таким образом, они вольно или невольно предупредили всех остальных участников убийства. Но с 27 августа до 12 сентября прошло достаточно дней. За это время предполагаемый прокуратурой организатор убийства Шамиль Бураев мог пятнадцать раз уехать на другой край света. Однако он даже попытки такой не делал. Ждал чего-то до 12 сентября, до дня ареста.
Как ни анализируй события, а концы с концами не сходятся, логики - никакой.
Остаётся надеяться, что это не глупость, а точно рассчитанная операция прикрытия, отвлечения внимания. А под её дымовой завесой российская прокуратура и ФСБ ведут поиск настоящих убийц и уже вышли на след.
Но почему-то слабо верится.
Москва