Как рождаются ЗАКОНЫ НЬЮ-ЙОРКА

Нью-Йорк
№40 (598)

Новые законы в Нью-Йорке рождаются и начинают действовать так же, как и в любом другом муниципальном образовании Америки. Законопроекты предлагаются депутатами горсовета, мэрией, члены горсовета голосуют “За” или “Против”, после чего, если законопроект прошёл, мэр либо подписывает его, либо накладывает вето. Так законопроект становится законом. Если мэр накладывает вето, то горсовет может большинством в две трети голосов его преодолеть. Если же это сделать не удаётся, то, естественно, законопроект отправляется в мусорную корзину.
Это самое общее описание процесса рождения закона. Фактически же процедура гораздо сложнее. Законопроект, именуемый «Intro», поступает на рассмотрение в один из 27 отраслевых комитетов горсовета. Дальше его судьбу определяет председатель комитета, который может либо предложить его членам провести слушания по законопроекту, либо отказаться от них. В последнем случае законопроект может пролежать в комитете до бесконечности. Если на слушаниях за законопроект проголосует большинство членов комитета, то он считается подготовленным для голосования всем составом горсовета. Чтобы быть окончательно принятым, за него должно проголосовать большинство его членов, т.е. как минимум 26 из 51 депутата.
За время «царствования» спикера горсовета Кристин Куинн с января 2006 г. самым законопродуктивным оказался Питер Валлоне-мл. – депутат из Квинса. Он внёс 54 предложения, из которых 36 находятся ещё в комитетах, 4 прошли слушания, а 14 превратились в законы. Вслед за ним идут его коллеги из Квинса  Дэвид Веприн и Джеймс Дженнаро. У Веприна - 48 предложений, из которых 20 стали законами, у Дженнаро – 47, из которых в законы превратились 13. Далее по продуктивности идут Дэвид Ясски, Майкл Макмагон, Алан Герсон.
До голосования всем горсоветом доходят в год сотни законопроектов, но проходят это сито немногие. По данным анализа издающейся на интернете городской газеты Gotham Gazette, за период спикерства К.Куинн всего было сделано 622 законодательных предложения, из которых 68.3% вообще не дождались слушаний, 15% удостоились слушаний и лишь 17% превратились в законы.
Обычно у законопроекта поначалу бывает только один спонсор. Но по мере его обсуждения в комитете и движения к общему голосованию в горсовете их появляется больше. Это зависит от общественной значимости предложения. Если она велика, то спонсоры возникают на самой ранней стадии - ещё до всех формальных обсуждений. Так было с законопроектом о реформе финансирования избирательных кампаний. А один из последних законопроектов (Intro 556) - по наименованию улиц - имел 26 спонсоров.
Отношение депутатов к законотворчеству зависит от многих факторов. Это не только их собственная политическая активность или чувство ответственности перед избирателями, но и умение соблюдать правила определённой игры: учёт своего положения в негласной иерархии стариков и молодых членов горсовета, своих отношений со спикером, умение находить общий язык с аппаратом, от которого также многое зависит в судьбе законопроекта и т. п.
Безусловно, огромную роль играет должность депутата. Так весьма активный П. Валлоне является председателем Комитета по общественной безопасности, Веприн руководит Комитетом финансов, а Дженнаро – Комитетом по защите окружающей среды. Роль Веприна повышается ещё и за счёт того, что через него поступают в горсовет все законопроекты мэра М.Блумберга.  Правда, Веприн уверяет, что «наша оценка законопроекта не зависит от того, кто его предложил – старожил или новичок».
И тем не менее все признают, что для превращения законопроекта в закон внутренняя политика горсовета играет значительную роль. Во всяком случае, 76% тех предложений, которые выдвигала К.Куинн, заняв пост спикера,  стали законами. А, например, у депутата с 2002 года Тони Авелла из 39 законопроектов в законы превратились только 4, да и то потому, что были поддержаны его коллегами. Авелла считает, что всё это объясняется тем, что к нему Куинн не благоволит. Например, он предлагал законопроект, требующий заменять повреждённые стоп-знаки на дорогах в течение 48 часов. В пику ему горсовет принял фактически аналогичный закон, но требующий выполнить это в течение трёх дней.
На Куинн обижаются и защитники гражданских прав, предложившие законопроект, по которому советы кооперативов, отказывая людям в приёме, должны открыто объяснять мотивы отказа. Несмотря на широкую поддержку в горсовете этого законопроекта, он так и не дошёл до голосования из-за оппозиции Куинн. В самом начале был заторможен предложенный Мили законопроект, по которому торговцы оружием должны были отвечать за преступления, совершённые с помощью проданного ими оружия. Объяснение – этим вопросом специально занимается мэрия. Многое, по словам Мили, определяет опыт сотрудников аппарата, которых нанимает спикер и которые лучше знают, какое предложение имеет шансы превратиться в закон, а какое – нет. «Важно не то, что ты знаешь, а кого ты знаешь», - утверждает Мили.
 Когда Куинн заняла пост спикера, она обещала сделать законодательный процесс полностью открытым. Среди предложенных ею новых правил работы  - установление срока в 60 дней для разработки аппаратом проекта закона после получения предложения от депутата. У депутатов появились дополнительные полномочия выставлять законопроект на голосование, даже если на это нет согласия спикера. Недовольство неограниченной властью спикера в принятии законов существовало среди депутатов давно - ещё со времён спикерства Гиффорда Миллера, который решил, в частности, притормозить популярный  законопроект о борьбе со свинцовыми красками, способный создать  ему неприятности во время борьбы за пост мэра Нью-Йорка.  Многие эксперты считают, что реформы Куинн не играют особой роли в изменении реальной ситуации. Но Валлоне-мл.  уверяет, что при Куинн аппарат с куда большей ответственностью работает над законопроектами, чем это было при Миллере.
Интересно, что далеко не всегда депутат предлагает законопроект ради превращения его в закон. Есть и другие мотивы. Некоторые используют предложения для оказания давления на образ мыслей представителей исполнительной власти как в городе, так и на уровне штата. Так, депутат Джеймс Вакка предложил усилить защиту детей-инвалидов во время их перевозки в автобусе, имея фактически в виду, чтобы такое решение приняли штатные законодатели. Иногда предложения вносятся по популистским мотивам, чтобы получить дополнительные симпатии от избирателей и СМИ. Но обычно законотворческое политиканство быстро распознаётся и подвергается критике. Поэтому в политической борьбе за тот или иной законопроект нормы этики пока всё ещё определяют её результаты.