The play is over!

В мире
№40 (598)

Такие пьесы к постановке обычно не принимаются. Но если режиссёр-постановщик ещё и полновластный владелец театра, тогда, конечно, другое дело. Тогда и сподвижники поддержат: валяй, сцена не обвалится, публика скушает.
Завязка пьесы, придуманной в московском Кремле, выглядела интересной и значительной. Тайны, интриги, подспудные столкновения интересов, благородные намерения, тревожные предчувствия. Всё, как положено в добротной драматургии. Президент Путин вот-вот скроется за кулисами, и никак невозможно угадать, кто именно из толпы действующих лиц выйдет на авансцену, какого нового короля начнёт играть свита. Действие разворачивается всё стремительней, и вдруг главная интрига растворяется, исчезает, словно её и не было. Занавес не опускается, по программе дальше следует ещё парочка актов, однако публика уже может расходиться, ничего интересного больше не покажут.
Владимир Путин пьесу придумал, он её и испортил. Правда, наёмные рецензенты, привычно оправившись от минутного транса, торопливо подбирают хвалебные эпитеты. Ещё вчера они утверждали, что наилучший вариант для России – это президентское правление. А Путин взял и выставил свою кандидатуру в парламент, да ещё обещал подумать, не занять ли ему должность премьер-министра от партии, обречённой на победу на ближайших думских выборах. Теперь, значит, наилучшая форма правления для России – парламентская. Путин остаётся, а в каком чине-звании – не имеет ровным счётом никакого значения.
Самые догадливые российские политологи и раньше предполагали, что пьеса закончится ничем, тихим пшиком. Знали, что многолюдная свита не захочет играть никакого нового короля, пусть остаётся он солнцеподобный, надёжный, чадолюбивый. Но до логического финала не добирались, смущали некоторые формальности и законы эстетики.
Ну хорошо, Путин – премьер. Но можно ли себе представить, что на заседании правительства он, как и положено премьеру, станет говорить: « В соответствии с указаниями президента все мы должны...»?
Абсурд! И кому в таком случае будут подчиняться министры силового блока, министры иностранных дел и юстиции? Уже не президенту, а премьеру? Но это нарушение Конституции, чего Путин так старательно старается избежать. Не имея в своём подчинении всех министров до одного, Путин уже не Путин, а всего лишь чиновник высокого ранга. На кой чёрт ему это надо!
Значит, как ни крути, чтобы оставить Путина лидером страны, надо ломать Конституцию, объявлять страну парламентской федерацией. Коли всё равно ломать, то уж куда логичнее и проще оставить вождя в прежней, привычной для всех должности. К тому же совершенно немыслимо вести речь о парламентском правлении в государстве, где никакого парламента нет и не предвидится. Дума и Совет Федерации – лишь калька двухпалатного Верховного совета СССР. Там, в комиссиях, тоже обсуждались законопроекты, вносились поправки и дополнения, но в пределах, допускаемых решениями Политбюро и аппарата ЦК партии. И сам Путин это подтвердил, заявив публично: Дума должна оставаться опорой исполнительной власти. Вот так, и только так!
Нет, зря Кремль затеял этот спектакль, зря таился и нагнетал напряжение. И в 2008 году, и чуть далее никаких особых перемен в России ждать не стоит. Как было, так и будет. Тем россиянам, кто с надеждой ждал перемен, наши соболезнования. Спектакль, который нам показали, всё-таки лучше смотреть издалека.