Хамас- Барабас

В мире
№40 (598)

На прошлой неделе палестинские СМИ сообщили о том, что в одну из больниц, прямо со школьных занятий, поступил без сознания жестоко избитый подросток. Это произошло не в результате драки между учениками. Подросток был избит учителем, являвшимся членом террористической организации ХАМАС, за то, что не разделял политических воззрений этой исламистской группировки.
Палестинские школы, как и многие другие учреждения в секторе Газы, существуют за счет международного сообщества. Под эгидой благотворительных организаций, ставящих своей задачей комплексную помощь в деле образования, учителя-исламисты превратили учебные заведения в подобия кукольного театра Карабаса-Барабаса, добивавшегося послушания, как мы все помним с детства, исключительно с помощью плетки.
«Программа развития Организации Объединенных Наций» создавалась, исходя из самых благих побуждений. Однако дойдя до конкретных школ в конкретном месте, – секторе Газы – программа вылилась в примитивное перечисление денег. Контроль за состоянием самого учебного процесса был забыт. Между тем, на сайте ПРООН эта программа позиционируется как «глобальная сеть в области развития, выступающая за позитивные изменения в жизни людей путем предоставления странам-участницам доступа к источникам знаний, опыта и ресурсов».
В секторе Газы на средства программы более семи тысяч учителей обучают около двухсот тысяч детей. Так что с «ресурсами» здесь все ясно. Что же касается передачи «знаний и опыта», то, этот процесс хорошо иллюстрируется фактом избиения преподавателем ученика за то, что тот принес на урок фотографию одного из лидеров ФАТХа.
Конечно, до июньского переворота в Газе такая информация не могла бы быть предана огласке. Однако теперь, когда ХАМАС оказался в глубокой изоляции, правительство Аббаса использует любые возможные способы для того  чтобы дискредитировать соперника. Так средства массовой информации, подконтрольные ФАТХу, сообщают, что в числе педагогического состава школ сектора Газы, работающих под эгидой ПРООН, состоят сотни боевиков ХАМАСа. Уроки, проводимые такими педагогами, зачастую являющихся в школу с оружием, превращаются в открытую пропаганду террора. Требуя от учеников лояльности политическому руководству ХАМАСа, люди, ведущие занятия, не останавливаются перед такими воспитательными приемами, как рукоприкладство.
Представители ПРООН, когда им стало известно о госпитализации избитого преподавателем ученика, заявили, что при приеме на работу они не имеют права руководствоваться политическими пристрастиями претендентов на педагогические должности. Единственное, что они пообещали сделать, это провести внутреннее расследование для того чтобы выявить преподавателей, замеченных в некорректном поведении. Самое суровое наказание, которое тем грозит, это увольнение, да и в это верится с трудом.
Ставший предметом широкого обсуждения факт избиения ученика, конечно, не является единственным примером подхода, избранного международными организациями, по отношению к проблеме сектора Газы. Вместо того, чтобы влиять на руководство ХАМАС, эти организации, фактически, оказывают ему косвенную поддержку, искусственно продлевая время существования мятежного режима, и тем самым, усугубляя «страдания палестинского народа», о котором они на словах пекутся.
Даже конкретный описанный случай мог бы послужит людям, заседающим в ООН, поводом для пересмотра подхода этой организации к арабо-израильскому конфликту. Ведь та ситуация, которая сложилась вокруг школ «Программы развития», при ближайшем рассмотрении оказывается противоречащей документам ПРООН, в одном из которых прямо говорится:
«В контексте всей нашей деятельности мы оказываем содействие в области защиты прав человека». Остается предположить, что школьники сектора Газы выпали из контекста.
Поскольку эта статья посвящена педагогическому процессу, я хочу в конце ее сделать дидактическое замечание: в конце сказки про золотой ключик Карабас-Барабас оказывается сидящим в луже. Для ХАМАСа такой финал был бы наименее безболезненным.