Оптимизм, не покидай «русских»!

В мире
№40 (598)

Посреди осенних еврейских праздников,  незадолго до Йом Кипур, Судного дня  и Суккот, праздника Кущи, журналисты русскоязычных газет получают приглашения к самым высоким персонам израильской политики.  Встречи эти представляют собой нечто среднее между отчетом о проделанной работе и робкими извинениями за невыполненные обещания.
Глава правительства, как правило, принимает «русских» в своей резиденции, президент страны - в праздничном шалаше-сукке. Но прошлый, 5767-й по иудейскому летосчислению, год сложился не слишком удачно для торжественных приемов. Премьер-министру после тяжелой и неудачной Второй Ливанской войны было не до заигрывания с эмигрантскими СМИ. А глава государства и вовсе был «героем» громкого и позорного скандала, связанного с подозрениями в совращении или даже изнасиловании молодых сотрудниц канцелярии президента.  Короче, традиционные свидания с представителями общинной прессы были отложены до лучших времен.
И вот за несколько дней до нынешнего Йом-Кипур редакторы и политические обозреватели русскоязычных газет, радиостанций и телевизионных каналов уселись за празднично накрытым столом во внутреннем дворике владений Эхуда и Ализы Ольмертов. Но к гостям премьер вышел не c супругой, а... со своим заместителем, министром стратегического планирования Авигдором Либерманом – единственным представителем общины выходцев из бывшего СССР в правительстве Израиля. Это следовало понимать так: сегодня отчитываться будет Ивет (так Либермана звали до репатриации из Кишинева и смены имени, так же зовут его в «русских» кругах до сих пор), а не Эхуд Ольмерт.
Открыл встречу все же хозяин дома.  Премьер-министр произнес почти ритуальную фразу о том, что считает репатриантов из стран СНГ основой силы и мощи Израиля. Собравшиеся журналисты понимающе переглядывались. Разбудите любого «русского» эмигранта ночью, и он повторит вам то, что, копируя друг друга, декламировали главы всех правительств Израиля конца прошлого - начала нынешнего столетий: «Вклад репатриантов в культурную, экономическую и другие сферы невозможно переоценить».  С реальностью эти дифирамбы не имеют ничего общего. И не потому, что вклад алии-90-х не так велик, а потому, что отношение израильского истеблишмента к ней было и остается высокомерно отчужденным. А к начальственному лицемерию на фоне откровенной эксплуатации как символов сионизма, так и конкретных репатриантских общин в Израиле привыкать не приходится...
Разубедить собравшихся «своих» в этом, видимо, намеревался Ивет Либерман. Опережая вопрос, который ему уже задавали несчетное число раз, Либерман разъяснил, почему его партия “Наш дом Израиль” присоединилась к правительству после Второй Ливанской войны, несмотря на определенные разногласия с правящей партией «Кадима». Министр подчеркнул, что его партия ставит безопасность страны превыше политических споров, поэтому и вступила в коалицию. Что же касается вопросов репатриации и интеграции новых граждан в израильском обществе, то тут между партиями Либермана и Ольмерта разногласий нет.
Вот как? Не значит ли это, что нерешенные правительством Ольмерта вопросы профессионального трудоустройства репатриантов, доступности учебы в вузах и колледжах для их детей, повышения нижайшего уровня жизни пожилых людей и прочие не интересны также и члену правящей коалиции Либерману?
Во всяком случае, на встрече с «русскими» журналистами эти почти вечные темы не поднимались. Зато много было сказано об инициированной НДИ отмене визового режима во взаимоотношениях с Россией и о выделении 4 миллионов шекелей на создание в Латруне государственного Музея мужества, в котором будут собраны свидетельства героизма и стойкости еврейских солдат и офицеров, воевавших в Красной армии и армиях союзников на фронтах Второй мировой войны.
Немало слов было сказано о помощи выжившим жертвам Холокоста. Однако стоило ли понимать как солидарность то, что Либерман не возражал своему шефу, заявившему, что бывшим советским евреям, обездоленным войной в сороковые годы прошлого века, не стоит ждать от Государства Израиль специальной помощи? «Если платить, то платить нужно не только бывшим беженцам с оккупированных немцами территорий бывшего СССР, эвакуированным в Сибирь или в Ташкент, - сказал Эхуд Ольмерт. – Ведь и евреи мусульманских стран Азии и Африки тоже бежали от своих гонителей и испытывали определенные неудобства». Премьер не учел одну «деталь»: в Марокко или Йемене, в Ираке или Иране не пылали печи лагерей смерти, в которые были отправлены не успевшие спастись евреи оккупированных территорий СССР.
Ольмерт, само собой, человек образованный, и как ашкеназский еврей он сочувствует жертвам Катастрофы. Но к пережившим Холокост не принадлежат ни сам Эхуд, ни его отец, уроженец Самары Мордехай, ни мать, одесситка Белла, покинувшие Советскую Россию в 20-е годы, а в Израиль приехавшие из китайского Харбина.
Откуда бы израильскому премьер-министру знать, что такое набитая людьми теплушка, тащившаяся в тыл почти месяц?  Можно ли описать ему, как выглядел барак для эвакуированных?  Как объяснить, чем аукнулись в будущем цинга или чахотка, которыми переболели многие дети беженцев? А куда отнести ленинградских блокадников, которых даже вывезти из умиравшего от голода города не смогли? Им, видимо, в ту войну жилось комфортнее, чем зажиточным иудеям арабских стран?
Может, на то и существуют русскоязычные израильтяне в окружении главы правительства, чтобы все это ему растолковать? Или дело лишь в том, чтобы в Израиле «русским» евреям нигде и никогда не перепало, не дай Бог, больше благ, чем прочим соплеменникам?
Ну да ладно, все это история, знать которую нужно, но за и незнание тоже постов не лишают. Чуть поближе к сегодняшнему дню показалось озвученное Либерманом намерение добиться от Украины, Беларуси, Молдовы, стран Прибалтики, Закавказья и Средней Азии – бывших советских республик – выплат пенсий людям, проработавшим там долгие годы до репатриации в Израиль. Министр прикинул, что на решение этого вопроса (по примеру России, которая согласилась на такие выплаты несколько лет назад) уйдет около двух лет. Но, во-первых, никому не ведомо, просуществует ли это правительство такой срок, а во-вторых, это ведь не пустяшный вопрос туристских виз, здесь без согласия второй стороны ничего не получится.
Ах да, еще и отмена или послабление налога за пользование телевизором для пенсионеров-репатриантов, за что давно ратовала партия «Наш дом Израиль». Но так это ведь не что иное, как частичное исправление положения, при котором государство беззаконно обирало своих граждан. Всем известно, что плохо владеющие ивритом русскоязычные старики не смотрят государственные телеканалы, а являются зрителями спутниковых или кабельных каналов, но деньги на содержание убыточного хозяйства израильского Гостелерадио драли и с них. Освободить их от налога – не честь, а запоздалый долг. 
Вот, собственно, и все, в чем могли отчитаться перед специфической аудиторией репатриантских журналистов премьер-министр Израиля и его «русский» заместитель.
Для всего остального, что было сказано за столом резиденции премьер-министра, не обязательно было собирать сугубо русскоязычных журналистов. Темы внешней политики и национальной безопасности отлично прозвучали бы и на общей для всех СМИ пресс-конференции. Что же касается «гордости великороссов», то...
...То, конечно, можно было почувствовать себя VIP, услышав непосредственно из уст премьер-министра, что он «готов к прямым переговорам с Сирией и лично уважает ее президента Башара Асада» (это, надо понимать, нашло подтверждение через несколько дней, когда разразился скандал по поводу атаки на сирийские ядерные объекты).
Безусловно, профессиональное самолюбие журналистов щекотало откровение Ольмерта о том, что они с палестинским «раисом» Махмудом Аббасом готовят всего лишь декларацию о намерениях. А о конкретном, де, возобновлении  мирных переговоров между Израилем и ПА, а также о соглашении по поводу раздела Иерусалима и границ будущего государства Фаластын, чего так ждут США и «квартет», речи вовсе не идет (правда, спустя неделю  в регион прибыла Кондолиза Райс, и версия резко поменялась).
Ощущение включения в круг избранных давало гордое заявление Ольмерта и Либермана насчет того, что ответ на продолжающиеся ракетные обстрелы  города Сдерот,  населенных пунктов Западного Негева и других территорий суверенного государства непременно последует. Более того, глава правительства и министр стратегического планирования подчеркнули, что ситуация, тянущаяся уже семь лет, нестерпима, и правительство вырабатывает должную реакцию, призванную защитить граждан Израиля от «кассамов» ХАМАСа (назавтра самодельные арабские снаряды разорвались в Сдероте и окрестностях).
Наконец, полную эксклюзивность внушало присутствие  при весьма артистично инсценированном споре по поводу реформы государственного устройства. Ольмерт заявил, что он, в отличие от министра стратегического планирования Либермана, не поддерживает превращения Израиля из парламентской республики в президентскую. Однако как истинный демократ нынешний премьер согласен на то, чтобы глава крупнейшей парламентской фракции получал право формировать коалицию. Он также не против того, чтобы был повышен электоральный барьер и принят “норвежский закон”, запрещающий министру оставаться депутатом кнессета. Пару раз за столом было произнесено даже магическое слово «конституция»!
А на следующей после этой волнительной по форме, впечатляющей по содержанию и судьбоносной по значению встречи главы правительства и члена кабинета министров с просвещенными «русскими» ивритоязычные издания опубликовали итоги исследования, проведенного Министерством абсорбции – ведомством, отвечающим за эмиграцию и эмигрантов. Выдержки из этого документа говорят больше, чем почти все, сказанное во внутреннем дворе резиденции премьер-министра. Итак...
41% новых репатриантов из бывшего СССР, живущих в Израиле в течение 17 лет,  получают не более 5.000 шекелей (1.2 тыс. долларов) в месяц. Только 13% коренных израильтян имеют такую же мизерную зарплату. Лишь 20 процентов семей репатриантов зарабатывают более 10.000 шекелей в месяц, среди старожилов таких 45%. Безработица среди «русских» составляет 13% по сравнению с 9% по стране в целом. 
Но вот что поразительно и чрезвычайно важно: лишь 10% респондентов заявили, что они не уверены в правильности своего выбора, связанного с репатриацией в Израиль, учитывая их нынешний опыт пребывания в стране. И каждый третий ни разу не задумывался над тем, чтобы покинуть свою новую родину из-за тех или иных бытовых или социальных трудностей. Из этого следует, что еще не однажды настоящие или будущие глава правительства и «русские» министры будут собирать за праздничным столом журналистов эмигрантских СМИ, чтобы в очередной раз признаться общине в горячей любви и лебединой верности. Оптимизм, не покидай «русских»!