В защиту “б...”

Мир страстей человеческих
№3 (874)

 

Давид  Михаэли
 
Знаменитый режиссер и борец за нравственность вплоть до применения огнестрельного оружия предложил карать за употребление мата в печати, эфире и литературе.
Очень полезное начинание, еще раз свидетельствующее о недюжинном интеллекте Станислава Сергеевича Говорухина. Особенно занятно - насчет отказа признавать национальными провинившиеся фильмы. 
Скажем, “Любовь” Тодоровского-младшего наверняка оказалась бы в числе первых кандидатов на “денационализацию”, либо режиссер вынужден был бы пожертвовать одной из самых эффектных сцен - когда русский парень, заступаясь за еврейскую семью, отборным русским матом кроет распоясавшегося погромщика. 
Штраф пришлось бы платить, например, Анатолию Рыбакову - за “Детей Арбата” или Израилю Меттеру - за “Пятый угол”, потому что там употребляется - правда, кажется, всего один раз - слово на “б”. Но неважно, кем и по какому поводу: раз закон говорит, что нельзя, значит нельзя... 
Кстати, будет ли этот закон действовать ретроактивно и в частности - применительно к книгам? Их ведь все-таки кое-кто и сейчас читает, и даже некоторые юные граждане, ставящие тем самым под угрозу свою нравственность... 
Конечно, с Бабеля (за “Гапу Гужву”) или с Солженицына (за “Один день Ивана Денисовича”) штраф не взыщешь - так хоть подчистить...
Кстати, я бы, в процессе практического воплощения полезной идеи предложил заранее договориться о списке слов, попадающих под запрет. Он, разумеется, совсем невелик и всем, кажется, известен. Но я бы рекомендовал одно слово из него исключить, а именно - то самое, на букву “б”. Хотя бы потому, что это существительное от глагола “блудить” изначально и нецензурным-то не считалось.  Летописи полны им, да и речь того же Петра Великого...
Эквивалентной же замены ему, кажется, нет: “проститутка” - это, конечно, родственно, но все же не совсем то самое, ибо все-таки не все обязательно - за деньги, а “падшая женщина” - слишком высокопарно. Текст с такой заменой может выглядеть похожим на обратный перевод на русский с иностранного, особенно учитывая широкое употребление этого краткого словечка в качестве этакой эмоциональной добавки.
С другой стороны, однако, именно в виду последнего обстоятельства рекомендуемые автором законопроекта штрафы могли бы оказаться для пополнения российского бюджета “штукой посильнее “Фауста”, то есть нефти с газом, учитывая то известное обстоятельство, что “мы матом не ругаемся, мы на нем разговариваем”. 
Особенно, если пойти дальше и карать за мат не только в предлагаемых сферах, а вообще. В этом смысле и только в этом - борьба с нецензурной бранью в России - занятие, пожалуй, перспективное и эффективное. В остальном - эффект будет примерно такой же, как, например, в памятной кампании против пьянства - другого российского порока. Порубили виноградники, в том числе отборные, а Россия - как пила, так и пьет. 
И материться будет, даже если все слова “на “пэ”, на “бэ”, на “ха”, на “же”, выражаясь культурно, повычищать из всего информпространства, а также литературы, включая классику и народное творчество. Потому что топор - не подходящий инструмент борьбы за нравственность. 
Рубануть можно - а как глянешь потом на результат, так и сказать нечего будет, кроме как “Ох ты, б...!” Ну, в общем, вы поняли.
 “Новости недели”