РОССИЯ ПРЕДВЫБОРНАЯ? какая ж она «ПРЕДВЫБОРНАЯ»?!

В мире
№42 (600)

Так начал свое интервью «Русскому базару» всемирно известный правозащитник Сергей Ковалев в ответ на просьбу рассказать о политической ситуации в России в канун очередных парламентских выборов.

С.К.: - Выборов в этой стране нет. И не будет. До тех пор, пока мы, ее граждане, соглашаемся с существующей ситуацией.
Какие же это «выборы»? Скажем так: доля их фальсификации в «метрополии» не слишком велика, а вот за ее пределами... Например, в Чеченской республике. Начиная с декабря 1995-го все пять президентских и парламентских выборов, за исключением январских 1997 года, когда был избран чеченский парламент, президент Масхадов и проведен референдум по принятию Конституции, - стопроцентная фальсификация. Знаю об этом не по рассказам, а по долгу председателя Комиссии по правам человека при президенте России. В чеченских селениях народ вообще не желал идти на выборы. Старики уговорили: «Что ж вы делаете? Не знаете, что ждет село? Зачистка. Чем она закончится?»
Селяне послушались, пошли. А бюллетеней в избирательных участках не оказалось - они уже давно лежали в урнах.
В «метрополии» работает так называемый «административный ресурс» и Закон о выборах, в который Госдума по предложению фракции «Единая Россия» заблаговременно внесла ряд «удачных» поправок:
 - отменен «порог явки». Пришли на участок всего два-три избирателя - и выборы считаются состоявшимися;
 - из бюллетеня исключена графа «против всех». Отменена мажоритарная система. Голосование проводится только по спискам федеральных партий. Это означает, что избирателей лишили возможности проголосовать за лично известных им кандидатов, которым они доверяют;
 - достаточно решения избиркома, чтобы снять с выборов любую партию.
Вся эта ситуация превращает выборы в имитацию. У нас вообще имитируется большинство конституционных норм. Страна официально называется «Российской Федерацией». Какая же это федерация? Существует ли хоть одно федеративное государство, в котором глава регионального органа самоуправления избирался бы по рекомендации президента Федерации (фактически назначался бы или увольнялся им).
КОРР: - Хорош бы был президент Федеративного государства США Джордж Буш, вздумай он рекомендовать правительству штата Калифорния уволить губернатора Шварценеггера и заменить его своим ставленником!
С.К.: - Назовите парламент хоть одного субъекта Российской Федерации, который бы осмелился отклонить кандидатуру на пост губернатора, предложенную Путиным. Да он распустит такой парламент единым росчерком пера: самовольничают тут!.. Такую единоличную власть предоставили Президенту инициированные им реформы о законодательных органах субъектов Федерации. Раньше это право принадлежало исключительно Госдуме.
В Конституции жестко записан принцип разделения властей. Но разве наш безгранично раболепный парламент - самостоятельная ветвь власти? А правосудие? Нет у нас ни независимой парламентской власти (законодательной), ни независимой власти судебной. Последнее легко доказуемо на примере многих судебных процессов. Михаила Ходарковского, например, осужденного за то, что он работал в строгом соответствии с действовавшим законом. Этому закону в новой редакции придали обратную силу, что абсолютно немыслимо в цивилизованном государстве, и сделали неугодного власти олигарха, попытавшегося вмешаться в политику, преступником.
Государство не может претендовать на статус демократического, если власть законодательная и власть судебная полностью подчинены власти исполнительной. Конкретно Путину и его команде из КГБ.
Почему же так случилось, что обе эти власти утратили предписанную им конституционную независимость? Да потому, что фальсифицирована главная демократическая процедура – свободное изъявление народа – ВЫБОРЫ. Власть узурпирована президентской группой, так как фактически проходящие в Думу политические партии подчинены исполнительной власти. Демократических же партий в парламенте нет. Не ЛДПР же! Сегодня в Думе правит бал одна политическая партия – «Единая Россия», покорно выполняющая волю нашего авторитарного режима.
КОРР: - А «Справедливая Россия» Сергея Миронова?
С.К.: - «Кремлевское изделие». Ее оппозиционность липовая, она поддерживает Путина. Чудовищно! Раньше эта партия с выхухолью на эмблеме называлась «Жизнь». Как сказал один остряк, «была бы только выхухоль, а остальное похухоль».
Нынешняя российская власть, как известно, родом из КГБ. Офицеры, генералы КГБ - одна компания. Из «альма-матер» она пришла во власть государственную с собственной концепцией государственного строительства и управления: власть надо сделать фактически абсолютной, т.е. с абсолютными возможностями. И сделали. И гордятся своими успехами в построении властной вертикали сверху донизу. Спрашивается, что ж это за вертикаль такая в федеративном-то государстве? Объясняют: власть на местах должна быть сменяемой, переназначаемой сверху донизу (добавлю от себя: зависимой от власти федеральной, то есть от президента и его окружения).
И выборы перестали быть выборами. Смена власти путем демократической процедуры – прозрачного, открытого состязания политических оппонентов полностью исключена. Так выполняются главные цели команды из КГБ. Остается лишь поддерживать стабильность. Что и делается имитацией выборов.
Имитации эти довольно успешны, потому что осуществляются в определенных границах, И, что важно, в той степени правдоподобия, в которой политический истеблишмент зарубежных стран постесняется или сочтет не в своих интересах подвергнуть критике ситуацию с демократией в России. И критика, если она возникнет, будет вялой и вежливой (сказал бы, ласковой, даже нежной и ни к чему не обязывающей).
КОРР: - В Законе о партиях, как вы рассказали, немало новшеств, Как отразились они на избирательном законодательстве?
С.К.: - Запрещено образование предвыборных партийных блоков, даже блоков партий с общественными движениями или группой людей. Сохранилась лишь возможность слияния партий.
В федеральных выборах могут участвовать только федеральные партии, насчитывающие не менее 50.000 членов и имеющие отделения (филиалы) более чем в половине регионов Федерации.
Узаконить порог обязательной численности партии, гарантирующей ей участие в выборах, - нонсенс с точки зрения Запада. Допустим, Кремль решил снять с выборов неугодную ему федеральную партию. Что проще?! Устраивается проверка ее численности. Для этого следует получить от людей подтверждение их членства. Но избиратели не очень-то афишируют перед провинциальным начальством свое членство в партии оппозиционной. Кроме того, проверяющие всегда могут заявить о своих сомнениях в действительном количестве членов партии. Чтобы оправдать их, достаточно «сунуть» в списки «казачков», которые, естественно, отрекутся от своего членства или окажутся «мертвыми душами».
Неконтролируемые манипуляции для снятия партии с выборов, поверьте, воистину неограниченны. Например, чудовищный закон об экстремизме.
Что такое «экстремизм», как юридическое понятие? Бьюсь об заклад, что логически непротиворечивое, юридически строгое определение экстремизма дать невозможно, ибо это за пределами того, что может быть сформулировано.
Вообще-то под экстремизмом подразумевается крайнее проявление чего-нибудь. Но ни в одном законодательстве цивилизованного государства не существует такого юридического понятия. Это слово употребляется в быту, литературе, но только не в юриспруденции. Нельзя определить границы, за которыми экстремизм начинается и заканчивается.
Мое отношение к сегодняшней власти - хуже некуда. Считаю ее нелегитимной, преступной. Легитимная (законная) власть в демократическом государстве - это власть, возникшая в результате демократической процедуры, т.е. выборов, так как единственным источником власти в демократическом государстве является народ. В российском же случае это принципиальное исходное положение игнорировано. Я категорически отказываюсь признать легитимной власть не просто нарушающую Конституцию, но и фальсифицирующую ее. Почему же я, по конституционной декларации гражданин свободной страны, лишен права ненавидеть то, что мне ненавистно? Это что - экстремизм («крайнее проявление чего-то») или мое законное право?
Уверяю, наше послушное правосудие сочтет мои политические воззрения «экстремизмом». Что из этого следует? Уголовные неприятности – мое личное дело, но я член некой партии, занимающей определенное место в общественной жизни. А от члена партии, уличенного в экстремизме, такая партия должна немедленно избавиться, в противном случае ее саму обвинят в экстремизме и снимут с выборов.
КОРР: - Поговорим об административном ресурсе. Что это такое? Как он работает?
С.К.: - Президент Путин -единственный общефедеральный кандидат в предвыборном списке «Единой России». Все региональные списки возглавляют, как мы уже с вами выяснили, назначенные им главы региональных органов власти. За какую партию будут голосовать чиновники их администрации? А члены семьи? Вот и одна из опор административного ресурса.
Да, голосование у нас тайное, но российский гражданин, корни которого там, в Советском Союзе, опасается этой «тайности». Как бы не узнало начальство, за кого он! И в кабину не пойдет. Вот вам еще один административный ресурс.
На чьей стороне окажутся члены избирательных комиссий, сформированные, как правило, из служащих учреждений, находящихся в зданиях, где эти комиссии располагаются? Назову вам еще сотню таких «ресурсов».
Понятие «административный ресурс» придумал, ей-богу, не я. Если вы в какой-нибудь европейской стране спросите, что это такое, вас примут за инопланетянина. У нас же давление на избирателя вполне допустимо, к нему охотно и достаточно активно прибегает власть.
КОРР: - Как же Путин, не являясь членом «Единой России», возглавил ее избирательный список?
С.К.: - Это не противоречит избирательному закону. Прямо скажем, странному. В нем говорится, что партия может включить в свой избирательный список любого гражданина. Вот единороссы и включили в свой список «любого гражданина» – президента. Однако он не хочет стать ее членом. Думается, пока не хочет. Кроме того, Путин обещал, что после президентских выборов в марте 2008 г., возможно, станет премьером, но при условии, что президентом изберут человека ответственного и порядочного.
КОРР: - Почему самые авторитетные демократические партии России «Яблоко» и СПС не могут объединиться на время выборов? Помнится, одно время они были близки к этому.
С.К.: - «Яблоко» и СПС партии разные. Хотя их экономические программы, при многих различиях, все-таки относительно близки - рыночные, либеральные. Могли ли эти партии объединиться? Могли. Хотя и не без ущерба для каждой из них. Самое же главное, они не могли бы иметь общую политическую программу и единую политическую позицию.
У «Яблока» - жесткая, принципиальная позиция, а СПС заигрывает с властью. Виляет. Существуют, чего греха таить, амбициозные причины: кто на каких местах окажется в объединенном списке? А списки-то большие! Люди работали в этих партиях, чем-то жертвовали. Отношения Явлинского и Белых - еще не такая контраверза, но есть и рядовые члены партий. Посмотрите, что делается в «Другой России» Гарри Каспарова...
КОРР: - На что они и другие новоявленные мелкие оппозиционные партии вообще рассчитывают?
С.К.: - На президентские выборы. Какова их стратегия? Заявляют себя как непримиримая оппозиция. Приветствую это. Думаю, «марши несогласных» уже сыграли определенную роль. Марш кончается, начинается митинг. И на этом митинге громогласно заявляют: «Мы выиграем президентские выборы в 2008-м!» Врать-то зачем?
Высочайше одобренные кандидатуры президента - Геращенко, Касьянов. Кто они такие? Многолетние очень успешные советские номенклатурщики. Богатые, раздувшиеся. И это «непримиримая оппозиция»?! Или Владимир Буковский. Он обладает заслуженной репутацией, согласен баллотироваться. Но по Конституции не может быть кандидатом в президенты, так как не живет в России более 10 лет, хотя и остается гражданином России. (У нас нет механизма выхода из гражданства) Представим себе на минутку, - Буковский стал президентом. Что ему полагается сделать в первую очередь? Положив руку на Конституцию, заявить, что клянется ее соблюдать и будет ее гарантом. Но он же 10 лет назад отказался от гражданства!
Возможно, у Каспарова и есть какие-то шансы... Весьма сомнительные.
КОРР: - Вы на втором месте в избирательном списке «Яблока», возглавляемого Григорием Алексеевичем Явлинским. Как вы считаете, увеличивает ли это электоральные шансы партии?
СК: - Думаю, скорее, убивает их. Но некоторое количество избирателей, приветствующих этот мой шаг, на выборы придет, хотя ранее и собиралось проигнорировать их. Загвоздка в том, что немало людей, одураченных официальной пропагандой, продолжает считать меня «изменником Родины» за то, что якобы защищаю чеченских бандитов. Я же как правозащитник добиваюсь истины и наказания виновных за их преступления – чеченцы ли они, русские ли. Явлинскому, пригласившему меня возглавить правозащитную группу «Яблока», что безусловно позиционирует меня как правозащитника и жестко заявляет позицию партии, я так и ответил: моя фамилия в тройке лидеров «Яблока» вряд ли улучшит ее шансы, скорее, уменьшит их.
Григорий Алексеевич напомнил, о том, о чём мы с ним давно говорили: выборы - не самое главное, хотя и важное. Самое главное - позиция! Пожалуй, у «Яблока» не было более смелого и ясного хода, чтобы продемонстрировать свою жесткую оппозицию власти. Однако, сомневаюсь что это принесет «Яблоку» семь процентов голосов, необходимых для прохождения в Думу. И тем не менее призываю избирателей прийти на выборы. Голоса избирателей, находящихся в прямой оппозиции к власти, несомненно, пропадут, но не пропадает их гражданский шаг, гражданская позиция.
КОРР: - Что вы можете обещать своим избирателям?
С.К.: - Безответственно уверять, что с их помощью мы победим. Скорее всего, партия «Яблоко» не наберет необходимых семи процентов (пяти–шести миллионов голосов) и ей объявят, что избиратели сделали это в отместку за ее оппозицию власти. Для меня же участие в этих выборах – гражданский поступок, возможность публично говорить правду. А для избирателей - тоже шаг гражданский, хотя им и не узнать, сколько в действительности людей проголосовало против нынешней кремлевской группы.
Когда говорят о демократии, о волеизъявлении народа, это слова не прямые. Есть ли, например, в Америке демократия? Есть, конечно! А попробуйте-ка поговорить о ней со средним американцем. Да он ничего в ней не понимает! Однако если в обществе есть необходимая критическая масса людей, понимающих, что демократия - вовсе не лозунги, а скрупулезная демократическая процедура, то общество начинает развиваться в соответствии с демократическими понятиями. Если такой массы нет, значит и не состоится гражданское общество, т.е. общество, наделенное правом контролировать власть.
Российское же общество с далеких дореволюционных времен реагировало на власть только одним из двух способов: либо рабской покорностью, либо бунтом, который, как сказал Пушкин, «бессмысленен и беспощаден». Сейчас нам не предлагается ни то, ни другое: вот вам периодические выборы. Но мы-то понимаем: выборы - это или покорность или бунт. Это твое право показать источнику власти свою власть: доверяешь ли ты ей, одобряешь или нет.
Как это ни парадоксально, выборы, с одной стороны, отрицают раболепность и бунт, с другой - синтезируют их, ибо выборы - это конституционированная революция раз в четыре года. Иди к урнам и решай: оставить эту власть, или пошла она вон. Вон? К этому мы не привыкли: у нас другая историческая память. У нас народ голосует за действующую власть. Разве не так было в 1996-м во время выборов Ельцина на второй президентский срок?
Рейтинг Бориса Николаевича в ту пору колебался от пяти до десяти процентов. Думаете, велик был страх возвращения коммунистов? Отнюдь. Избиратели относились к Ельцину с насмешкой, неодобрением, жалостью. А когда пришли к урнам выбирать президента, сказали: какой-никакой, а президент. Власть! И оставили. Такова наша традиция, отвратительная, но наша, чрезвычайно важный электоральный фактор, который используется на выборах. Думаю, не так-то много избирателей будет голосовать за партию Путина, большинство проголосует за партию президента. Кто бы им ни был.

Беседовали корреспонденты «РБ» в Москве
Майя Немировская и Владислав Шницер


Комментарии (Всего: 8)

Отличный собеседник! Великолепное интервью!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Неоднократно возвращался к беседе с Ковалёвым. В существующем предвыборном положении в стране он прав. Только опять, при всех его заслугах и ошибках, всё это интервью похоже (простите за выражение) на какой-то щенячий скулёж.
Правозащитники сами по себе, каждая продемократическая партия сама по себе.
А что сделал сам лично Сергей Ковалёв для объединения всех этих партий!?
Как г-н Ковалёв относится к большинству известных демократов 91-х годов, обаготившихся моментально и либо ушедших в тень, либо поддерживающих единороссов?Где они все - Гайдары, Чубайсы, Бурбулисы ? У кормушки г-н Ковалёв.
Резумируя всё вышесказанное хочется отметить, что интервью, уважаемые Майя и Владислав, у Вас не получилось, не открыл он Вам своё личико. И Вас обыграл Сергей Ковалёв...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Ковалеву давно бы уже стоило навестить Ельцина. Глядишь, земля бы стала чище...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Второй любимый тезис правозаshitников - с 1996 годв в Чечне "начался мирный процесс", а тиран Путин в 1999 непонятно зачем возобновил войну. Вот кое-какиа статистика (http://demoscope.ru/weekly/2005/0211/analit02.php): "По данным МВД России, в 1995 году были похищены и переправлены в Чечню 1289 человек, в 1996 году - 427 человек, в 1997 году - 1140 человек, в 1998 году - 1415 человек. Только в одном Ставропольском крае, непосредственно граничащем с Чеченской Республикой, в 1998 году было похищено около 200 человек. В 1999 году в базе данных органов внутренних дел похищенных и разыскиваемых лиц по всему Северному Кавказу числилось около 3200 человек. Среди них 2500 военнослужащих, 71 сотрудник внутренних дел, около 40 иностранцев, 50 государственных служащих, 30 предпринимателей".

Почему-то об правах ЭТИХ людей правозаshitники не кричали. И даже не шептали.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
"Явлинский принял крайне странное решение поставить номером два партсписка еще одну фигуру из недавнего прошлого – правозащитника Сергея Ковалева, прогремевшего во время первой чеченской войны своими антироссийскими выступлениями, напоминавшими по риторике и лексикону статьи ярого французского русофоба Глюксмана". Это совсем свежее мнение Явлинского, связанное с предстоящими выборами о Ковалёве, я привёл в подтверждение того, что зачастую правозащитники начиная выступать в защиту чего-либо, запаздывают специально, не вскрывая первопричин происшедшего, в данном случае причин начала войны.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Уважаемые Майя Немировская и Владислав Шницер! Оценивать деятельность того или иного правозащитника следует не только из сказанного им самим в беседе с Вами. По-видимому определённая корректность не позволила Вам задать вопрос о его правозащитной деятельности в самом начале всех чеченских войн.
Помните как всё начиналось? Фальшивые авизовки, позволившие украсть миллиарды, грабежи железнодорожных составов, массовые похищения рабов и т.д.
Что-то я не припоминаю в то время обдичительных выступлений Вашего собеседника.
По-видимому Оля, не всегда был прав Сергей Ковалёв. Не всегда.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Сергей Ковалёв, как всегда, прав. Надеюсь, люди(хотя бы часть)его услышат.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
"Я же как правозащитник добиваюсь истины и наказания виновных за их преступления – чеченцы ли они, русские ли"

Да ну? Как известно, в начале 90-х сотни тысч русских (украинцев, белорусов, евреев, ...) были вышвырнуты из маленьких, но гордых южных республик - это в лучшем случае. А то и - убиты. Может ли привести уважаемый правозаshitник хотя бы ОДИН пример, когда он добился наказания за подобное преступление? Не помню решительно. Зато помню, как в конце 1994 года, сидя в дворце Дудаева в Грозном, он брезгливо говорил о русских пленных, которых ему чеченцы подогнали под светлые правозащитные очи - "какие они жалкие, грязные...". И ещё Россию обвиняют в недостатке толерантности! Да в любой нормальной (т.е. НЕ толерантной к врагам) стране подобного субъекта разорвали бы на куски простые граждане, и прокуратуре бы не понадобилось утруждаться. В том и беда русского народа, что он был слишком толерантен сначала к выродкам Романовым, потом к Ленину, Янкелю Свердлову, Зиновьеву-Апфельбауму, Сталину-Джугашвили, Ельцину-Алкоголику.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *