BORО-графия Нью-Йорка: Windsor Terrace

История далекая и близкая
№42 (600)

Изначально территории крохотного бруклинского района Виндзор Террас принадлежали индейцам племени Канарси. В начале XVIII века территория будущего Виндзор Террас была продана за бесценок голландским иммигрантам, а десятки индейцев племени отправились на север, к территориям Ниагарского водопада.
В 1801 году первым частным владельцем Виндзор Террас стал голландский фермер Джон Вандербильт. Несмотря на огромное состояние, доставшееся ему от отца, Вандербильт не мыслил жизнь без сельского хозяйства и активного в нем участия. Он мог работать на поле по 14 часов в день вместе с чернорабочими, причем многие рабочие даже не знали, что с ними работает хозяин здешних угодий. На вопросы о своей знаменитой фамилии хозяин района отвечал просто: «В Америке живут тысячи голландцев с именем Джон Вандербильт. Кто-то из них ворочает большими деньгами, а кто-то выращивает кукурузу. Я отношусь ко второй категории...»
Вандербильт избегал пышных собраний и редко общался с местными богачами. Из своего гигантского состояния он не потратил ни копейки. В конце жизни он признался, что самую большую радость в жизни ему доставляла изнурительная работа под палящим солнцем.
После смерти Вандербильта в 1849 году земли перешли к торговцу недвижимостью Уильяму Беллу, который был полной противоположностью своему предшественнику. Прекрасно разбирался в искусстве, архитектуре, поддерживал отношения исключительно с влиятельными бизнесменами и чиновниками.
Для начала Белл приказал уничтожить все поля и фермы, находившиеся на его территории. Когда район превратился в большой участок вскопанной земли, где не было ни одного растения, Белл вместе с европейскими архитекторами стал разрабатывать план строительства маленького городка с элитным жильем.
Именно Белл назвал район Виндзор Террас – в честь маленькой деревушки, находившейся недалеко от этих мест. Аристократическое название, по мнению Белла, должно было поднять популярность будущего района.  
Уже в 1852 году здесь появляются 46 роскошных двухэтажных домов, выполненных в викторианском стиле. Любопытно, что с каждым потенциальным жильцом Белл проводил предварительное собеседование. Предпочтение отдавалось коренным англичанам и ирландцам. Голландцев же Белл пренебрежительно называл «прирожденными фермерами», считая, что они не достойны жить в столь престижном районе.
Однако имя Вандербильта Белл все-таки увековечил в названии первой улицы (Vanderbilt Street). Кстати, первая авеню  - Greenwood Avenue - также названа в честь Вандербильта: Гринвудом назывался его родной город в Нидерландах.
Белл потратил огромные деньги, чтобы выложить дороги Виндзор Террас цельными камнями. По его задумке, их дизайн должен был напоминать средневековый Лондон с широкими улицами и тротуарами. Причем контроль над строительством дорог осуществляли специально приглашенные итальянские архитекторы - в то время римские дороги считались лучшими в мире.
В 1876 году в Виндзор Террас открывается первая школа (ныне – Public School 154). Примечательно, что в первые годы на ее дверях висела большая вывеска: «Здесь все равны». Это было сделано после того, как несколько родителей пожаловались в учебную часть, что их дети чувствуют себя ущербными в одном классе с более обеспеченными сверстниками. Уже в те годы ученикам строго запрещалось проносить в школу деньги и украшения, одеваться в дорогую одежду.
В начале XX века в Виндзор Террас переезжают тысячи иммигрантов из Ирландии и Англии. Каждый иммигрант из этих стран должен был обязан подписать бумагу, в которой обязался проявлять сдержанность и уважение к своему северному соседу. Район в шутку называли «единственным местом на земле, где возможны братские отношения между ирландцем и англичанином».
Именно здесь впервые в Бруклине появились смешанные  ирландско-английские пивные пабы. Их интерьер часто украшал английский флаг на фоне которого располагался листок клевера (знаменитый символ Ирландии).
Кстати, в 1920-х годах от такого символа дружбы пришлось отказаться. Несколько членов Ирландской республиканской армии (IRA), въехавших в Нью-Йорк по поддельным документам, сжигали ирландские бары, симпатизирующие англичанам.
В 40 – 60-х годах XX века нью-йоркские чиновники потребовали, чтобы Виндзор Террас был на четверть застроен большими билдингами. Этому воспротивились местные жители, желающие сохранить уникальную архитектуру района. Они собирались на большие демонстрации, чтобы препятствовать рабочим и строительной технике. В 1952 году мэр Нью-Йорка Винсент Импеллитери объявляет о том, что Виндзор Террас сохранит свой привычный вид и лишь некоторые здания района будут перестроены. Жители праздновали победу, а цены на жилье тут же стремительно взлетели вверх.
В 1975 году Виндзор Террас прославил кинорежиссер Сидни Люмет, снявший здесь замечательный фильм «Собачий полдень» (Dog Day Afternoon). Главную роль в картине сыграл 35-летний Аль Пачино. Он великолепно вжился в образ грабителя, ворвавшегося в банк по адресу 279 Prospect Park West. Обязательно посмотрите этот фильм, а потом побывайте на месте съемок. Увидите, что за более чем три десятилетия район практически не изменился.
Самыми известными уроженцами Виндзор Террас считаются Пит Хаммил и Фрэнк МакКорт. Они не знакомы друг с другом, однако оба стали известными американскими журналистами и писателями. Хаммил в данный момент работает в журнале The New Yorker, а Мак Корт занимается написанием художественных романов.
Обойти Виндзор Террас вдоль и поперек можно за 3– 4 часа. Гарантирую, что во время пеших прогулок вы забудете, что находитесь в Бруклине. Район буквально завораживает своими безлюдными улицами с роскошной архитектурой и массивными деревьями. На сегодняшний день это одно из самых безопасных и престижных для проживания мест не только в Бруклине, но и во всем Нью-Йорке.