БУЛОЧКИ с котлетами

В мире
№44 (602)

Если кто и произошел от обезьяны, то только политики. Нет, это не шутка. Профессор Чикагского университета Дарио Местрипьери, специализирующийся на изучении поведения приматов, считает, что макаки резус ведут себя точно так же, как большинство политиков. В стае строгая иерархия. Ради "карьеры"  используется хорошо знакомый нам набор - подкуп, силовое давление, интриги и даже секс, который и у макак служит инструментом для достижения "политических" целей.
Вожак обезьяньей стаи держит остальных в черном теле опять же с помощью террора, угроз и изощренных интриг. Есть тут и свои любимчики, и козлы отпущения. Случаются и "революции", заканчивающиеся полной сменой "правящей элиты". Но стоит появиться чужакам, как вся стая немедленно сплачивается. Все становятся патриотами, готовыми биться под мудрым руководством вожака до последней капли крови.
Но человек в любом случае гораздо изощренней любой обезьяны. Макакам никогда не придет в голову устраивать чемпионаты по поеданию бананов. Их бы явно озадачило первенство мира по поеданию гамбургеров, который прошел недавно в городе Чаттануга, расположенном в штате Теннесси. Победил калифорниец Джой Честнат, установивший новый мировой рекорд. За восемь минут он съел 103 булочки с котлетами.
Результат мог быть и выше. Но предыдущий рекордсмен японец Такеру Кобаяси повредил летом челюсть во время соревнований в Нью-Йорке по скоростному поеданию хот-догов и поэтому не составил конкуренции Честнату. Победитель получил 10000 долларов в качестве призовых. А какой нанес себе вред, выяснится через энное количество лет. Однако уже сегодня ясно, что этих денег на лечение точно не хватит. Но кто задумывается об этом в 23 года?
Политики в таких соревнованиях не участвуют. И в то же время не имеют ничего против них. Сколько человек существует, столько и требует "хлеба и зрелищ". Иначе бы давно свихнулся от работы. Речь, понятно, идет только о "цивилизованном" человеке. Хотя совсем рядом живут и "нецивилизованные". Главное бюджетно-контрольное управление страны, создавшее в 2003 году TSC - Центр мониторинга террористической деятельности, выдало недавно список из 755 тысяч имен.
До 11 сентября 2001 года в этом списке значились всего лишь 20 человек, подозреваемых в организации терроризма и пособничестве ему. Пару месяцев спустя реестр "распух" до 150 тысяч, а сейчас, благодаря усилиям Terrorist Screening Center, приближается  почти к миллиону. Правда, как сообщает газета USA Today, у многих "борцов" за исламское видение мира много "партийных" кличек и подпольных имен, поэтому реально в этом списке не более 300 тысяч человек. 53000 были задержаны. Кого-то отдали под суд, а кого-то отпустили с миром, закрыв доступ для въезда в США.
Правозащитники выражают недовольство, считая, что такого количества пособников терроризма просто не может быть, потому что не может быть никогда. Правозащитникам, конечно, видней. Правда, Тегеран утверждает, что может бросить в бой миллионы смертников. Заместитель командующего морским флотом Корпуса стражей исламской революции генерал Али Фахдави говорит, что "шахиды" исламистской милиции "Басидж", насчитывающей около 10 миллионов человек, готовы повторить подвиг 13-летнего Мухаммеда, бросившегося со связкой гранат под иракский танк. «В районе Персидского залива и стратегически важного Ормузского пролива даже небольшая подобная операция приведет к большим последствиям», - уверен генерал.
Воинственные речи и угрозы раздаются из Тегерана теперь все чаще. Иран болезненно воспринял новые американские санкции, введенные  против компаний и "общественных" организаций, тесно связанных с Корпусом стражей исламской революции. Иранское министерство иностранных дел устами своего пресс-секретаря Мохаммада Али Хоссейни объявило, что «санкции незаконны и поэтому не сработают».
Командующий "стражами" Мохаммад Али Джаафари предупредил, что Иран нанесет «еще более решительный ответный удар», если Соединенные Штаты рискнут бомбить его ядерные объекты.
Словесная война выплеснулась далеко за пределы Америки и Ирана.
Пекин и Москва выступают против санкций, а Владимир Путин сравнил администрацию Джорджа Буша с «бегающими и размахивающими бритвой сумасшедшими». Китайское министерство иностранных дел распространило заявление, в котором говорится, что карательные меры «лишь осложнят ситуацию». Кондолиза Райс вновь продемонстрировала миролюбие, отметив, что Вашингтон не отказывается от дипломатических шагов, но вынужден «принимать меры по сдерживанию угрожающего поведения иранцев». Но ее заместитель Николас Бернс сдержанность проявлять не стал. «Российское правительство должно прекратить продавать оружие Ирану, а китайское – наращивать инвестиции в Исламскую республику», – заявил он в интервью телерадиокорпорации Би-би-си.
Израильский министр иностранных дел Ципи Ливни отправилась в Пекин, чтобы уговорить Китай изменить свою политику в отношении Ирана. Надежд на успех у нее практически никаких. Китаю нужны энергоносители. Россия не в состоянии обеспечить его все возрастающие нужды, а Саудовская Аравия и страны Персидского залива работают на Америку и Европу. Раньше Пекин делал ставку на Ирак. Теперь остался только Иран. И ссориться с ним из-за какого-то там Израиля Китай не будет.
У Махмуда Ахмадинеджада такие же порядки, как и в обезьяньей стае, где силовое давление, подкуп и интриги – обычное дело. После встречи с Владимиром Путиным он вдруг объявил об отставке председателя Высшего совета национальной безопасности Али Лариджани. Британский еженедельник The Sunday Telegraph воспринял это как готовность Ирана пойти на военную конфронтацию с Западом. «Это может показаться самоубийством, - пишет газета. – Но Ахмадинеджад готов сжечь за собой мосты ради атомной бомбы и потому уже не остановится». Ей вторит The New York Times: «Теперь, по всей видимости, путь к какому-либо мирному урегулированию отрезан. Лариджани был одним из немногих, кто пытался сдержать Ахмадинеджада».
Визит Владимира Путина в Тегеран оставил много вопросов. С одной стороны, контракты о завершении строительства атомного реактора в Бушере так и не были подписаны, хотя Али Лариджани и вел интенсивные переговоры с министром атомной энергетики России Сергеем Кириленко. В последний момент Ахмадинеджад не принял условий о совместном российско-иранском контроле за отработанными топливными стержнями на Бушерской АЭС. Поэтому "наработки" Лариджани больше не нужны. С другой стороны, Кремль обещает завершить строительство атомной электростанции и всячески торпедирует антииранские санкции. Вот и Сергей Лавров засобирался в Тегеран. Видимо, Москву устраивает тактика Лариджани: довести ядерные разработки до порога, но не переступать его. Зачем это России? Только ли для того, чтобы досадить Вашингтону?
А Ахмадинеджад, скорее всего, решил действовать по двум направлениям: обогащать уран до критического момента, а затем, чтобы остановить войну, пойти на уступки. Но попутно форсировать производство оружейного плутония, которое и проще, и дешевле. Если нищая Сирия смогла построить с помощью Северной Кореи небольшой реактор, то у Ирана таких возможностей несоизмеримо больше. Но сначала нужно убрать с дороги тех, кто не верит в успех. Начав с Лариджани, Ахмадинеджад на этом не остановится.
Косвенно это подтвердил и его визит в Армению, который он неожиданно прервал и срочно вернулся в Тегеран. Информационное агентство Mehr сообщило, что в отставку уходит и министр иностранных дел Манучер Моттаки. Причем сообщили об этом члены комиссии по иностранным делам и обороне иранского парламента. Похоже, преждевременная утечка информации отсрочила уход Моттаки, но надолго ли?
В Ереване Махмуд Ахмадинеджад прочитал лекцию о правах человека в местном университете, где ему вручили диплом "почетного доктора наук" и памятную золотую медаль. На Капитолийском холме это восприняли как пощечину. Ведь накануне Конгресс принял историческое решение считать резню армян в Османской империи геноцидом, что привело к напряженности и в без того не безоблачных американо-турецких отношениях. В ответ Анкара проигнорировала призыв Вашингтона отказаться от вторжения в северный Ирак, откуда курды совершают периодические набеги на турецкую территорию.
И все-таки Ахмадинеджад, несмотря на всю свою браваду, нервничает. Поддержка Франции заметно усилила американо-британский альянс. И если сентябрьская ремарка французского министра иностранных дел Бернара Кушнера о том, что  «необходимо быть готовым к самому худшему, в том числе к войне», могла сойти за пропагандистский трюк, то выступление Николя Саркози на 62-й генеральной ассамблее ООН сомнений не оставила: в этом вопросе Париж полностью поддерживает Вашингтон.
А теперь вот и французский министр обороны Эрве Морен во время своего визита в страны Персидского залива заявил, что у него нет никаких сомнений насчет иранского "мирного" атома: «Иран работает над созданием ядерного оружия, все остальные утверждения – обман». Это заявление последовало вслед за уверениями директора МАГАТЭ Мохаммеда эль-Барадеи о том, что пока нет никаких подтверждений о разработке Ираном оружия массового поражения. Тегеран отреагировал болезненно: французское правительство просто копирует Белый дом, взяв на вооружение «манеру действий еще более жесткую, провокационную и непоследовательную, чем Вашингтон».
Порой не хватает целой жизни, чтобы понять то, что вовсе и не нужно понимать. Проблемы нынче не только у Махмуда Ахмадинеджада. У Джорджа Буша их не меньше. Бюджетный комитет Палаты представителей подсчитал стоимость военных операций в Ираке и Афганистане. По его оценкам, к 2017 году расходы  составят 2,4 триллиона долларов. Война уже съела триллион. Борьба с террором и боевые действия в Афганистане обошлись в 600 миллиардов. Еще 450 миллиардов ушли в Ирак. На 2008 финансовый год Белый дом уже запросил дополнительно 160 миллиардов.
Демократы не без удовольствия цитируют Буша, который обещал, что «вся операция в Ираке обойдется в 50 миллиардов долларов». Но деньги все равно придется выделять: солдат должен быть сыт, одет и обут. Другое дело, что средства поступают в основном «из внешних источников». А это значит, что Америка все глубже влезает в долги.
Но откуда такие огромные расходы? По данным исследовательской службы Конгресса, на одного убитого в среднем приходится 14 раненых. На сегодняшний день ранено порядка 60 тысяч военнослужащих. И знаете, какие затраты на их лечение? Вы не поверите – от 200 до 300 миллиардов (!) долларов. А это вам не булочки с котлетами.
Счастье обезьян, что они не дошли еще до товарно-денежных отношений.