И вновь “узбекский след"?

В мире
№44 (602)

Что ни день, то новость: из Германии пришло сообщение о том, что в начале сентября этого года там были задержаны члены исламистской террористической группировки, планировавшие нападение на посольство Израиля в Берлине.
Хотя и известно, что вновь обращенные, как говорят католики, пытаются быть святее Папы Римского, все же удивляет необычайная террористическая активность молодых немцев, принявших ислам. Как оказалось, по делу о подготовке нападения на израильское посольство были задержаны двое немцев, недавно ставших мусульманами, и один бывший гражданин Турции. За заговорщиками давно следили, и арестовали их буквально перед запланированной ими акцией. Наблюдение включало в себя прослушивание их телефонных переговоров и проверку личных компьютеров.
Как выяснилось из наблюдения, террористы планировали совершить несколько акций одиннадцатого сентября, в ознаменование шестой годовщины с момента воздушной атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке. Кроме израильского посольства, их целями также были случайные прохожие в людном месте, где они планировали взорвать заминированный автомобиль. Доказательства? Это найденные полицией четвертого сентября на вилле, находящейся в небольшой деревне, двенадцать емкостей с жидким веществом, используемым для изготовления взрывчатки. Это перехваченные телефонные беседы заговорщиков: «если мы добьемся успеха, совершив нападения 11 сентября и в тот же час, – они все сойдут с ума», «это хорошая тактика – в тот момент, когда все выходят, мы сможем войти, а затем – бум», «да, это бы здорово, большинство людей погибнут от осколков».
Несмотря на все эти людоедские подробности, ставшие уже почти привычными, меня заинтересовало в сообщениях из Германии другое: здесь, как и в раскрытой недавно подготовке к теракту в Рамштайне, опять обнаружился «узбекский след». Выяснилось, что глава группы Гофир Салимов, имевший связи с «Талибаном», пойман не был и, как сообщил еженедельник «Штерн», бежал в Иран.
Я много лет жил в Узбекистане, и знакомое звучание имени – Гофир Салимов – заставило меня взяться за поиски в интернете. И действительно, именно это имя фигурирует в «списке лиц, арестованных и осужденных по политическим и религиозным мотивам в Узбекистане (декабрь 1997 г – декабрь 2003 г)», выложенном на сайте организации «Мемориал» (www.memo.ru). В этом списке указано: «Салимов Гофир Ташпулатович, 1978 г.р., проживал по адресу: Ташкентская область, Паркентский район, пос. Паркент, ул.Турсунова, дом 8. Объявлен в розыск 28 марта 2000 г. по ст.159 ч.4 УК РУ». Статья 159 - посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан – в массовом порядке применялась к противникам президента Узбекистана Ислама Каримова не только в 1999 – 2000 годах, но и позже. Это аналог знаменитой пятьдесят восьмой статьи, по которой в Советском Союзе судили «врагов народа».
Мог ли борец с конкретным правителем конкретного государства стать международным террористом?
Прежде всего я хочу со всей ответственностью заявить, что названный в сообщении из Германии Гофир Салимов может оказаться совсем не Салимовым Гофиром Ташпулатовичем, объявленным в Узбекистане в розыск. Но может оказаться и им.
Для того чтобы понять, что происходило в Узбекистане несколько лет назад, да и сейчас еще происходит, надо вернуться в первые годы независимости этой бывшей республики СССР. Вызванные экономическим упадком Советского Союза трудности здесь еще более усугубились после того, как оказались разорванными экономические связи между странами, еще недавно связанными в единый механизм.
Особенно ощутимыми эти трудности оказались в перенаселенной Ферганской долине, где и при советах существовала так называемая скрытая безработица, когда люди были вроде бы при деле, но получали чисто символическую плату, - будь то трудодни в колхозах или тарифная ставка на заводах, которые работали лишь в сезоны сбора и переработки хлопка. Именно в Ферганской долине появились первые исламские организации, объяснявшие все беды народа властью неверных.
После того как Узбекистан был объявлен независимым, в Наманганской области, расположенной в Ферганской долине, был фактически установлен исламский порядок: вооруженные формирования «Адолат» (Справедливость) выполняли функции милиции. Они устанавливали шариатское законодательство, на свой лад боролись с преступностью, занимались экспроприацией «неправедно нажитого» имущества. Приехав в декабре 1991 года в Наманган, Ислам Каримов был поставлен в такое унизительное положение, что, по-видимому, только восточная хитрость помогла ему не только избежать опасности, но и отомстить обидчикам.
Во время митинга мулла начал читать суры Корана, и Каримов, как и все, вынужден был стать на колени. Для того чтобы иметь возможность покинуть город, ему пришлось пообещать собравшимся сделать Узбекистан исламской республикой, вот только, посетовал Каримов, ему нужна поддержка жителей Ферганской долины для того, чтобы ввести президентскую форму правления. Поддержка была обещана, Каримов стал президентом. Но даже бывший первый секретарь Центрального Комитета коммунистической партии Узбекистана, казалось бы, привыкший служить народу, не смог простить пережитого в Намангане унижения. А вы бы, читатель, простили?
В этом месте я позволю себе небольшое отступление от основного повествования. Когда я слышу или читаю о том, что вот, дескать, кто-то не выдержал мучений, пыток или просто сломался, попав в трудную ситуацию, что надо было плюнуть в лицо врагу и гордо принять мученическую смерть, я, простите, не верю тем, кто это утверждает. Я не верю тем, кто априори смотрит свысока на тех, кто сдался, кто утверждает, что уж он-то этого бы не сделал, что он все вытерпел бы и перенес. Я просто не знаю, что бы я сделал, будучи поставлен в такие условия. Наверно, именно для таких случаев оставляют в стволе последний патрон.
Как бы то ни было, Каримов объявил исламистам беспощадную войну. В этой войне были взрывы в Ташкенте и других городах, перестрелки на улицах, вторжения тысяч вооруженных исламистов из одной среднеазиатской страны в другую. Почитайте Алексея Толстого, и вы увидите, что и в гражданскую войну события увлекали не только вооруженных людей, но и множество им сопутствующих. После событий в Узбекистане тысячи людей оказались в Афганистане и других мусульманских странах. И вполне может быть, что бежавший из Германии главарь террористов Гофир Салимов действительно жил когда-то в поселке Паркент.
Это, конечно, драма. Но личная драма одного человека, когда он становится террористом, оборачивается трагедией для многих.
И еще: организация «Мемориал» многое делает для того, чтобы случаи нарушения прав человека становились известными. В Узбекистане таких случаев не счесть. Однако если становится известно, что человек, чьи права нарушили, отвечает человечеству тем же самым, его имя должно быть вычеркнуто из списка потерпевших.