Не давайте детям спиЧки

В мире
№44 (602)

В начале этой недели стало известно, что господин Аль-Барадеи, руководитель международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), заступился за Сирию, обвинив Израиль в «поспешной атаке на ядерный объект» в этой стране, а также за Иран, заявив, что у него нет данных об активной разработке Ираном ядерного оружия. Аль-Барадеи заявил, что прежде, чем разрушать сирийский объект, Израилю следовало бы проконсультироваться по этому вопросу со специалистами агентства. Руководство Ирана же, по его мнению, очень раздражает конфронтационная риторика, на его ядерные амбиции следует отвечать средствами дипломатии. Тем более что, как пояснил Аль-Барадеи, у него нет данных об активной разработке Ираном ядерного оружия.
Похожие случаи нередки, например, в школах. Стоит преподавателю раз-другой снисходительно отнестись к выходкам малолетнего хулигана, как тот, почувствовав его слабость, совершенно перестает с ним считаться. Кончается тем, что учитель, для того чтобы хоть как-то сохранить лицо, начинает всячески выгораживать нарушителя. В данном случае господин Аль-Барадеи, как мне кажется, повел себя именно таким образом.
О чем было консультироваться Израилю со специалистами МАГАТЭ? Если руководитель этой организации, как сообщают информагентства, сам назвал эту вещь «ядерным объектом», если Сирия, подписавшая договор о нераспространении ядерного оружия, строит этот объект, никого официально не уведомив о его строительстве, то позволительно задать господину Аль-Барадеи два вопроса. Во-первых, откуда ему стало известно, что этот объект ядерный? А во-вторых, не нарушила ли Сирия те обязательства, которые она приняла на себя подписанием договора?
Я понимаю, что эти вопросы – риторические. Но понимает ли руководство Сирии, в какую нехорошую историю оно попало? И понимает ли руководитель МАГАТЭ, что теперь ему придется что-то предпринимать для того, чтобы вышеупомянутый договор остался полноценным международно-правовым документом, а не простой бумагой, на котором написано много букв?
Но и без оговорки господина Аль-Барадеи многие уже сами догадались, что за объект разбомбил Израиль. Постепенно стало выясняться, что снимки строительства, сделанные со спутников, изучаются «там, где надо», начиная с 2003 года. По динамике строительства получалось, что сооружение, очень похожее по своим архитектурным особенностям на северокорейский реактор, было заложено примерно в 2001 году. Когда же пустое, то есть не заполненное никаким технологическим оборудованием здание было перекрыто бетонной кровлей, у наблюдателей отпали последние сомнения: именно так возводились реакторы старого типа (как, например, у Северной Кореи) – сначала строилось здание, оно перекрывалось и лишь затем сооружался собственно реактор. Во всех более поздних конструкциях крыша над смонтированным реактором сооружалась в последнюю очередь.
Я думаю, что руководитель МАГАТЭ был все же знаком с этими спутниковыми фотографиями, если не официально, то в приватных беседах их ему явно демонстрировали. Отсюда и оговорка.
Есть и еще один интересный факт: те снимки, которые были сделаны из космоса уже после разрушения таинственного сирийского объекта, показали, что на его месте нет не только развалин, на нем нет вообще ничего. Ровное место. Остатки объекта убрали так, чтобы ни из космоса, ни на месте, в случае международной инспекции, нельзя было бы увидеть ничего, что могло свидетельствовать о характере объекта.
«Этот объект исчез так быстро, что, по-видимому, они что-то пытаются скрыть», - сказал президент Института науки и международной безопасности (Institute for Science and International Security), проанализировавший спутниковые снимки, на которых были видны тракторы или бульдозеры, а атакже следы их работы на земле в том месте, где, в соответствии с фотографиями, полученными до израильской воздушной атаки, стояло здание. Кроме того, на снимках видны глубокие траншеи в тех местах, где, возможно, находились трубопроводы, пролегавшие от насосной станции к предполагаемому ядерному реактору.
Часто бывает так, что, потянув за ниточку, можно распутать весь клубок. Буквально на днях появились сообщения, из которых совершенно однозначно следовало, что президент Сирии Асад лично курировал атомную сделку этой страны с Северной Кореей. В распоряжении американских и израильских спецслужб имеются документы канцелярии сирийского президента, показывающие, как именно она финансировалась. На некоторых документах имеются записи, сделанные собственноручно Асадом, предписывающие, что не следует требовать плату за поставленную в Северную Корею пшеницу. Так вот оно что: за ядерные технологии, от которых Ким Чен Ир вынужден был в конце концов отказаться, Асад расплачивался зерном. За пять лет в Северную Корею было отгружено не менее 500 тысяч тонн пшеницы.
Удивительно, но факт: люди хорошие нередко не могут найти подобных себе, но все прочие видят друг друга за версту. Представители двух правящих династий – коммунистической и восточной, причем обе они относятся к сатрапскому типу, не только нашли друг друга на противоположных концах света, но и взаимодействуют с упорством и целеустремленностью, достойными лучшего применения.
Загнанный в угол Ким, превративший страну, доставшуюся ему в наследство от отца, в концлагерь, где люди рождаются, живут и умирают, так и не узнав, что где-то есть другая жизнь, Ким, обобравший свой народ до нитки для превращения Северной Кореи в подобие ссохшегося ежа, все жизненные соки которого ушли в колючки, решил украсить свое творение еще и неконвенционным оружием. И проиграл, подобно шулеру, играющему краплёными картами.
Когда Ким почувствовал, что бить будут долго и больно, он решил распродать уже наработанное собратьям по клубу маргиналов. Покупатель нашелся. За 500 тысяч тонн пшеницы Асад-младший купил краплёную колоду. И тоже попался. Что, впрочем, неудивительно. Многие, как в самой Сирии, так и за ее пределами, считают, что Асад-старший, не в пример младшему, более соответствовал занимаемой должности.
Но довольно о Сирии. Ведь господин Аль-Барадеи высказался также и по поводу Ирана. Я должен огорчить читателя, в этой статье мне приходится говорить лишь о промахах и ни слова не упоминать о достижениях.
Действительно, если коснуться отсутствия доказательств иранской ядерной активности, то здесь Аль-Барадеи напоминает персонажа, который шагает «в ногу», в то время как все остальные идут вразброд: не успел глава агентства сделать свое заявление об отсутствии у него доказательств, свидетельствующих об иранской программе создания оружия массового поражения, как его опроверг министр обороны Франции, сообщивший о том, что имеющаяся у него информация свидетельствует об обратном. До французского министра о том же сообщалось из многих других источников.
Здесь я хочу сказать вот что: многие ревнители всяческих прав народов часто заявляют: почему одним государствам можно иметь ядерные технологии, а другим – нет. Почему кто-то может взять на себя право судить об этом, а другие не могут? На это у меня ответ есть. Почему малым детям не дают спички? Почему, родители или старшие братья, заметив, что малое чадо чиркает спичку о коробок и может вот-вот поджечь дом, дают расшалившемуся дитяти подзатыльник, отбирают у него опасную игрушку и еще некоторое время после этого следят за ним: не продолжит ли он свои игры, обличающие его в пиромании?
Не упрекайте меня в том, что я подразделяю народы по степени их разумности. Я этого не делаю. Я разделяю по этому признаку правителей. При достаточном усердии эти люди способны любой народ привести в соответствие со своими параноидальными воззрениями. Просто диву даешься, когда вспоминаешь, что сделал Гитлер с народом учителей, ставшим сжигателем книг, Сталин – с «народом-богоносцем», разрушившим церкви, Пол Пот – с носителями древнего пиетета перед таким явлением, как жизнь человека, начавшими убивать соотечественников орудием, служившим самой жизни, – мотыгой. И это – ужасно.
Я не знаю противоядия против этого явления. По-моему, единственным эффективным средством является древняя житейская традиция, когда старший в семье – будь то отец, мать или старший брат, дает по рукам зарвавшемуся шалуну, чьи повадки показывают опасную возможность превращения обычного озорника в поджигателя собственного дома. И призываю всех подумать над этим. Иначе через несколько лет всем нам, тем, кто уцелеет в пожаре, придется горько сожалеть о том, что мы в свое время снисходительно отнеслись к невинным, как нам казалось, шалостям.
А господин Аль-Барадеи, как мне кажется, не годится на роль строгого, но справедливого наставника. Шаловливые дети его не слушаются.