Правнуки Монте-Кристо

В мире
№44 (602)

Меньше чем за сутки из двух европейских тюрем (Бельгии и Германии) совершены дерзкие побеги. В первом случае бежать удалось двоим заключенным, во втором – одному, точнее сказать, одной. При всей несхожести личности преступников и способов прорыва их на свободу оба эти инцидента имеют общую черту: побеги удались вследствие явно некомпетентных действий охраны.
Вечером минувшего воскресенья из мужской тюрьмы строгого режима в бельгийском городке Иттре в 40 км от Брюсселя бежал отбывавший там срок за вооруженный разбой 27-летний уголовник-рецидивист Нордин Бен Аллаль по кличке «Король беглецов». Совершал побеги при каждой из четырех своих отсидок, последний раз в августе 2004 года: тогда он умудрился спрыгнуть с 9-метровой стены тюрьмы в Арденнских горах, остался не просто жив, но и настолько здоров, что ранил двух полицейских, пытавшихся его задержать, завладел их машиной и скрылся (любопытно, что внешне Бен Аллаль совсем не походит на Геракла или Шварценеггера в его лучшие годы: щуплый, невысокого росточка, жилистый, правда). Искали его год, но в конце концов поймали и направили отбывать оставшийся срок плюс «добавку» за побег в особо охраняемую тюрьму в Иттре.
Обстоятельства нынешнего его исчезновения наверняка войдут в новейшую историю пенитенциарной системы Бельгии, а может, и не только ее одной.
Около половины шестого вечера воскресенья, 28 октября, четыре сообщника Бен Аллаля на свободе совершили вооруженный налет на находящийся неподалеку от тюрьмы в Иттре завод, располагавший вертолетом. Связав четверых механиков и захватив пилота, два бандита затащили его в кабину вертолета, под угрозой убийства приказали поднять его в воздух и взять курс на тюрьму. Через несколько минут вертолет оказался в нужной точке и начал снижение во внутренний тюремный двор, где именно в это время гуляли заключенные. Но приземление оказалось настолько жестким, что машина опрокинулась и загорелась. При этом пострадал стоявший поблизости зек.
Что сделали находившиеся во дворе надзиратели? Они бросились...  оказывать помощь пострадавшему. Пользуясь возникшей суматохой, Бен Аллаль, которому один из выбравшихся из горящего вертолета сообщников бросил пистолет, вместе с ними и напарником по побегу из числа заключенных захватил в заложники одного из надзирателей и под его прикрытием вынудил охрану пропустить всю четверку за тюремный периметр. Как только они там оказались, к ним подкатил автомобиль с «мигалкой». Оттолкнув заложника, преступники попрыгали в машину и умчались.
Что делали при этом вооруженные охранники на караульных вышках? Знамо что: кричали, как того требует инструкция, «стой, стрелять буду!» и жали на кнопку общей тревоги. Машину спустя некоторое время нашли в лесополосе в 5 км от тюрьмы.
Как сообщил прессе прокурор региона Жан-Клод Эльсландер, «видимо, там беглецов ждала другая машина, в которую они пересели и скрылись в неизвестном направлении». Неизвестны также и приметы захватчиков вертолета и участников освобождения Бен Аллаля – все они были в масках. На момент сдачи этого номера «Русского базара» в печать бельгийская полиция не располагала какими-либо сведениями о местонахождении беглецов и их сообщников. 
В отличие от «короля» с солидным бандитским стажем 18-летняя беглянка из молодежного женского исправительного дома в нижнесаксонском регионе Ганновер – заурядная магазинная воровка. Но способ, каким она оказалась на свободе, не уступает «королевскому» по степени наглости.
Утром в понедельник, 29 октября, из исправдома в Нойштадте-на-Рюбенберге освобождалась 19-летняя мошенница. Как уже вечером того же дня сообщила полиция, охрана на выходе обратила внимание, что чемодан на колесиках, который вывозила отбывшая свой двухнедельный срок девица, выглядел тяжелым. Но проверить его содержимое джентльменам на вахте, видимо, не позволило воспитание.
Лишь во второй половине дня надзиратели в корпусе обнаружили, что камера 18-летней воровки пуста. Как и бельгийская полиция в случае с Бен Аллалем,  так и полиция Нижней Саксонии пока не знает местонахождения ни беглянки, ни ее пособницы. Абсурдность этого побега, помимо ротозейства охраны, еще и в том, что до  окончания всего-то месячного срока «правнучке Монте-Кристо» оставалось досиживать аж 10 дней.
Конечно, сейчас и в Бельгии, и в Германии министерства юстиции, в чьем ведении находятся места лишения свободы, проведут служебные проверки, выявят и примерно накажут «стрелочников», издадут грозные приказы, направленные на «недопущение впредь», «усиление бдительности» и прочая, прочая, прочая.
Однако есть в этих обеих историях еще одно общее: средства массовой информации, сообщившие о побегах Бен Аллаля и юной нижнесаксонской воровки, как-то очень уж слаженно стали, если не оправдывать, то во всяком случае, сочувствовать беглым зекам.
К примеру, телеканал Euronews в течение всего понедельника в каждом из дневных ежечасных выпусков новостей крутил один и тот же сюжет: сестра Бен Аллаля на неплохом французском жалуется бельгийской тележурналистке на то, каким издевательствам со стороны охраны подвергался ее брат в тюрьме Иттре.
«Вы представляете, - вещала она с трагическим выражением лица, - стоило ему о чем-нибудь попросить охрану, как его поднимали на смех, говоря: «Что? Ты еще чего-то требуешь после того, что ты натворил?!».
Понимаете, они ему «тыкали», оскорбляя его человеческое достоинство. Вот он и не выдержал такого хамского с ним обращения».
Тут телекамера отъезжала и на экране возникало личико интервьюерши с соболезнующе-понимающей гримаской.
В Германии до открытого сочувствия не дошло, но многие корреспонденции о «чемоданной» беглянке завершались комментарием, из которого следовало, что по законам Федеративной Республики побег из исправдома не карается дополнительным наказанием, поэтому нарушительнице режима после поимки грозит лишь отбытие  оставшегося 10-дневного срока, а вывезшую ее пособницу вообще ждет всего-навсего профилактическая беседа. И в общем контексте все это звучало почти что как «ну ничего же страшного не произошло, подумаешь, пошалили девчонки».
Конечно, в любом народе, а не только в русском, бытует какая-то труднообъяснимая жалость к «сидельцам». Но странно, когда и средства массовой информации поддаются подобным тенденциям.
Германия