Над Грузией звуЧит: "Я не боюсь!"

В мире
№45 (603)

Еще ни одну полночь, кроме новогодней, в Грузии не встречали так радостно, как наступление 2 ноября. Многотысячная толпа перед парламентом в один голос отсчитала секунды, остававшиеся до начала новых суток, и люди стали поздравлять друг друга и всю страну с началом знаменательного дня. Не было лишь праздничного обращения президента к народу – Михаил Саакашвили вовсе не разделяет чувства тех, кто собрался в центре столицы. Зато были тысячи людей, прильнувших к экранам телевизоров, и традиционный фейерверк им заменили другие огни – гигантской автоколонны, въезжавшей в Тбилиси. Это впечатляющее зрелище, рожденное действительностью, вряд ли смог сорганизовать даже самый талантливый постановщик. К городу стремилась лавина огней - легковушки и автобусы, грузовики и минивэны с жителями всех регионов страны шли в четыре ряда.  Огромная "огненная змея" протянулась на 20 километров, когда ее "голова" въезжала на проспект Руставели, "хвост" еще оставался возле древней грузинской столицы Мцхета. И то была лишь первая автоколонна, спешившая  на самый грандиозный антиправительственный митинг после "революции роз".
А для меня этот день начался с бытовых сценок. Пенсионеры, традиционно  собирающиеся в садике напротив, на этот раз сидели недолго – что-то возбужденно обсудили и поспешили к выходу, оповещая всех: "Идем на митинг!" Сосед, с утра поехавший на привокзальную "базробу" – рынок, на котором кормится и одевается половина города, – вернулся ни с чем: "Все заперто, продавцы на митинг ушли"...  А сынишка знакомого вместо занятий топал из магазина с огромным хачапури: "И  наша школа, и все остальные рядом с проспектом Руставели – закрыты. Так что я с папой и   мамой на митинг пойду"...
И я тоже отправился к зданию парламента – по перекрытым для транспорта улицам, мимо групп полицейских, обгоняя десятки торжественно шествовавших туда же тбилисских семей. А там, на главном проспекте города, оказался в таком море людей, какого не видел после антисоветского митинга в печально известном апреле 1989 года и после "революции роз" 2004-го. Да нет, народа  пришло еще больше, не менее 80 тысяч. В следующие дни, правда, собиралось уже не так много, но по вечерам, когда начинают выступать поддержавшие оппозицию популярные певцы, счет снова идет на десятки тысяч.  
Наученные опытом прошлых лет скептики предсказывали, что и нынешняя  акция протеста закончится очередной "цветной" революцией. Но десять оппозиционных партий, объединившихся в Национальный совет, утверждали, что не собираются скидывать власть силой. К зданию парламента люди собирались под лозунгом "Я не боюсь!". Ничего не скажешь, организаторы акции выбрали его безошибочно: вряд ли что-нибудь может объединить грузин лучше, чем возможность доказать, что им не страшен никто, а тем более - власть, немало сделавшая, чтобы ее боялись. Но уже на митинге появился другой девиз: "Грузия без президента!". Он отражал главную цель оппозиции – изменить форму государственного устройства на парламентскую республику.  Причем сделать это  мирным путем, по постановлению самого парламента. Но для этого надо победить на выборах, а именно с выборами и сложилась проблема.  По Конституции, они должны были пройти весной будущего года, однако парламентарии перенесли их на осень, внеся соответствующую поправку в основной закон государства. Оппозиция же заявляет, что народ избирал своих "слуг", которыми теперь очень недоволен, на 4 года и те не имели права сами себе продлевать срок этого "служения". Тем более что за дополнительные полгода пребывания у власти послушных ему парламентариев Саакашвили может успеть немало: начать преследование поднявшей голову оппозиции, дать обнищавшим людям очередные "пропиаренные" подачки, обнаружить внешнего врага, на которого можно оттянуть внимание общества, провести новые неожиданные реформы, распродать иностранцам то, что еще не продано... Словом, ковать железо надо, пока оно горячо. То есть пока стоят в едином строю партии с разными платформами, пока десятки тысяч недовольных властью смогли собраться в столице, пока не стих накал успешно проведенных в регионах митингов. Кроме того, весной в памяти народной будет свежа очередная трудная зима, "играющая" отнюдь не на руку власти. Освобождение политзаключенных и изменения в выборной системе заканчивали краткий список требований. Но после того как президент страны больше двух суток вообще никак не реагировал на митинг, родилось новое требование, ставшее теперь главным, – немедленная отставка Саакашвили.
Власть утверждает: претензии к выборам инспирировал олигарх Бадри Патаркацишвили, который открыто заявил, что в свое время спонсировал "революцию роз", а теперь дает деньги на борьбу с ее результатами. Оппозиция отвечает: если в 4-миллионной стране 2 миллиона 800 тысяч человек как неимущие получили разовые пособия на оплату электричества и газа, это – свидетельство  глубочайшего кризиса. И Патаркацишвили просто помогает возмущенному народу. Власть заявляет: диалог невозможен, когда оппозиция ведет монолог, то есть выдвигает ультиматум. Оппозиционеры отвечают: месяц назад мы приходили в приемную президента по его же приглашению, но у него не нашлось времени для встречи. После таких перепалок несколько консультаций, проведенных под грохот митинга, результата не дали. Власть согласна обсуждать только изменения в избирательном законодательстве, понятия "политзаключенные" для нее вообще не существует, а перенос выборов она называет несерьезным. Утверждая, что это волнует лишь оппозиционных политиков, а не "несколько тысяч митингующих, поддавшихся на провокацию и не представляющих всю страну". Но при этом власть сама пыталась помешать митингу откровенными  провокациями. Почти во всех городах предпринимателям угрожали арестами, если они будут финансировать участие земляков в митинге, возбуждали уголовные дела против  чиновников, замеченных в сочувствии к оппозиции, отбирали документы и ключи у водителей маршруток, собиравшихся ехать в Тбилиси, и прокалывали шины их машин, "неустановленные лица" и люди в масках избивали инакомыслящих... А вблизи парламента вдруг начался ремонт тротуаров, но члены НПО "Женщины против насилия" собрали все камни и плитки - их насторожил призыв мэра города "на акции 2 ноября не кидаться камнями". Ну а когда гигантская автоколонна из Западной Грузии ехала на митинг, в одном из тоннелей ее встретили "ежи", смонтированные из крупных гвоздей. "Они останутся для потомков таким же символом нынешней власти, как остатки Берлинской стены стали символом "социалистического лагеря", - заявил один лидеров оппозиции, бывший госминистр Георгий Хаиндрава.  – Чтобы их изготовить, нужно немало времени и материалов, и очевидно, Саакашвили таким образом решает проблему безработицы".
Но шутки - шутками, а страсти накалились. Особенно после того, как президент на третьи сутки митинга все-таки появился на телеэкранах. Он отверг требования оппозиции, заявил, что собирается торжественно отмечать свое повторное избрание, а единственной своей ошибкой считает то, что раньше не разъяснил народу, почему перенесены выборы. Сейчас он дал такое разъяснение. Предстоящей весной пройдут президентские выборы в России, на саммите НАТО будут обсуждаться важные шаги  по нежелательному для Москвы вступлению Грузии в этот блок, а в ООН решится судьба Косова. И эти три события, оказывается, породят внешнюю опасность, исходящую от России. "Россия  уже два раза  начинала в Чечне войну, совпадающую с выборами, а в третий раз она может прибегнуть к маленькой войне против Грузии, - заявил Саакашвили. - К тому же есть опасность, что после решения о независимости Косова Россия может признать Абхазию и Южную Осетию. Все это требует сильной власти в Грузии". Ну а гигантский митинг, по его мнению, – неудачная имитация "революции роз" и  "акция темных политических сил, за которыми стоит Россия со своими  интересами... "Я президент мятежной нации, которая бросила вызов России. И Москва пытается всеми методами подавить наш революционный дух в пример другим", - объявил глава государства. Узнав, что они – темная российская сила, митингующие окончательно возненавидели своего президента и заявили, что у него два пути – лечь в психиатрическую больницу или бежать за границу. А сами перешли к акциям гражданского неповиновения. Несколько лидеров объявили бессрочную голодовку, живые цепи окружают здания парламента и госучреждений, создавая "коридоры позора" для идущих на работу, звучат угрозы перекрыть магистрали.  Власти заявляют, что когда эти акции перейдут "определенные  границы",  будут приняты соответствующие меры. И по Тбилиси ходят слухи, что уже освобождаются камеры в одной из городских тюрем, а полицейские получили спецсредства для разгона.
 ...Я видел, как грозным спецназовцам, пока сидящим в автобусах, студентки раздавали белые повязки – символ мирных намерений митингующих. И сразу вспомнил "революцию роз" - такие же девушки дарили цветы солдатам из "шеварднадзевского" оцепления. Тогда против народа силу не применили. Но нынешняя власть не привыкла идти на компромиссы, тем более с "несерьезным" митингом. Однако и вышедшим на улицы людям отступать некуда. Так что под девизом "Я не боюсь!" действуют сейчас обе стороны. И никто не берется предсказать, что может произойти в центре Тбилиси к тому времени, когда будет напечатан этот материал. Митинг-то объявлен бессрочным.