Ничье старичье

Культура
№45 (603)

Спектакль Театра имени Соломона Михоэлса из Филадельфии с успехом прошел в Клубе Интересных встреч Kings Bay Y в Бруклине.
Тема – вечная, нестареющая. Стареют люди. И становятся слабыми, беспомощными - точно такими, какими были их детки, которых они в муках родили много лет тому назад и кормили с ложечки, одевали, выхаживали во время болезней, которым покупали все самое лучшее - чтобы было не хуже, чем у других детей... Отказывая себе во всем. Дети растут-растут и вырастают. Если до этого у всех все было примерно одинаково, то дальше - кому как повезет.
К сожалению, у очень многих случается так, как увидела это автор пьесы  «Поговори со мною, мама!» Нора Файнберг, и так, как преподнесли зрителям артисты из Филадельфии, сыграв драму на таком ровном дыхании, словно это не семейная трагедия, а обыкновенная история. Это и отсутствие каких либо голосовых фортиссимо в монологах главной героини, и ее покорное принятие плохо завуалированных предательств  дочери и сына, тех, кого она родила, выходила, вырастила, и ее умение найти оправдание не только их бессердечию, но и унаследованию этого не делающего чести качества  их детьми, ее внуками, тоже в свое время получившими немалую долю бабушкиного тепла и забот...
Все остальное – лирика. Есть суровая действительность иммиграционного быта. Тяжкий ежедневный труд под девизом: Успеть! Не отстать! Не упустить! Мы видим таких людей каждый день, отнюдь не преступников, не подлецов, не убийц... Успешных в той или иной степени специалистов. Пусть кинет в них камень тот, кому все эти дома и «Ниссаны» достались легко, кто не убирал  чужих квартир и не начинал свою трудовую биографию в новой стране с круглосуточного кар-сервиса. И когда все это позади, так хочется насладиться заслуженными радостями. Вот только в этот ставший реальностью мираж не вписываются старые родители. И появляется страшное, особенно в нашей иммигрантской лексике, словосочетание: «Nursing Home». Именно услышав эти слова, вскрикнула единственный раз за весь спектакль  главная героиня – Мама. И угасла вместе с последней надеждинкой дожить свой век не в чужих стенах, а в доме, где за стеной слышно дыхание детей и внуков, что успокаивает самую страшную боль, что продлило бы жизнь и сделало старость спокойной...
Сделало бы старость гордой... Я объясню: так уж случилось, что в течение  последних десяти лет моей иммиграции я каждый день встречаюсь с сотнями пожилых людей. У кого-то из них жизнь полегче, кому-то живется трудней. Многое зависит от количества болезней, от квартирного рента, от потери супруга...  Но есть один единственный  показатель качества старости, который  неизменен. Это отношения с детьми. Если там все в порядке, то у моих пожилых друзей и выражение лица всегда спокойное. А если к тому же ещё и с зятьями и невестками есть   взаимопонимание, то у тещ и свекровей лица светятся именно гордостью. Но есть и другие. Я узнаю их и не задаю лишних вопросов, зная, какое выражение лица у беды под названием неблагодарность детей. Только не представляйте их себе монстрами. Обыкновенные люди среднего возраста – такие же, как и герои спектакля «Поговори со мною, Мама!» Нина и Анатолий. Люди способные на переживания и сомнения. И пусть Нина внешне более эмоциональна и суетлива, больше проливает слез (увы, крокодиловых) но и молчащий, казалось бы, уверенный в своей эгоистической правоте Анатолий – тоже не законченный прохиндей. Его молчание или скупые реплики о том, что в его доме нет места старой маме, – сильное средство, найденное и автором пьесы, и режиссером-постановщиком Анной Лось, вложившей больше смысла в движения актера (непрерывное метание по сцене), чем в его слова - жесткие до жестокости.
Естественно и убедительно, можно сказать - с натуры, сыграли представителей третьего поколения русскоязычной иммиграции дети-подростки. Юные актеры в какой-то степени изображают самих себя. И, может быть, только поэтому эти два подростка, даст Б-г,  вырастут иными, не пожелав уподобляться сыгранным в юности героям.
У спектакля много удач, но, как и полагается, есть недостатки. А посмотреть его надо бы всем-всем. Потому что у всех-всех когда-то была или еще есть (счастливая!) мама.
...Какая нестареющая тема. Лучше бы она состарилась и умерла навсегда.
Главные роли в спектакле исполнили Лариса Цыжовкина, Максим Головкин,  Лина Сапельникова, Катя Турмина, Фелон Кидер.
Фото автора