Бени Бегин и бедуины

В мире
№6 (877)

 

Пока еврейское население страны возмущается той щедростью, которую государство Израиль готово проявить к бедуинам Негева в связи с застаревшей проблемой бедуинских поселений, облагодетельствованные бедуины собираются под знамена борьбы 

 
 Решив выяснить, что происходит сегодня в стане бедуинов и чего следует ожидать от них в ближайшее время, если будет реализована программа Бени Бегина, которая принималась буквально на последних метрах дистанции нынешнего правительства, я обратилась к Ибрагиму Аль-Вакили, председателю регионального Совета непризнанных деревень Негева.


- Ибрагим, ваша организация часто выступает с довольно провокационными заявлениями. Так, в июне прошлого года вы заявляли, что водная политика Израиля дискриминационна, поскольку компания “Мекорот” отказывает коренным жителям Негева в доступе к воде. Но всем понятно, что централизованного водоснабжения нет только в незаконных деревнях, а в законных населенных пунктах все в порядке, и воды там не меньше, чем у евреев. Привести все в порядок - “будет вам и белка, будет и свисток”, - именно к этому стремится израильское правительство. А вы снова против... 


- История с непризнанными поселениями - это моя история. Я родился в деревне Бельмаша, там же родились мой отец и мой дед. Три поколения считают, что это наша земля, и мы никуда отсюда не уйдем. В большинстве наших деревень нет школ, нет постоянного водоснабжения, проблемы с электричеством... Но люди все равно никуда не собираются уходить отсюда, держатся за свои земли. Поэтому прежде всего нас не устраивает сам тот факт, что программа принимается правительством, но при этом с теми, чью судьбу она решает, никто всерьез не советовался. 


- Вы готовы подписаться под этим утверждением? А вот министр Бени Бегин в материале, опубликованном в газете “Маарив”, утверждает обратное: будто он лично встретился с тремястами бедуинами и обсудил с ними данный вопрос. Разве это не так? 


- Бени Бегин действительно приезжал к нам, и встречали его здесь со всеми почестями. У нас принято уважать гостей, тем более гостей, представляющих правительство Израиля. 

Мы с уважением относимся к властям и уважаем их. Но Бени Бегин хотя и отведал бедуинский кофе, не прислушался к нашему требованию узаконить непризнанные деревни.

Он выслушал лишь немногих из нас и не задумался над тем, что ему говорила принимавшая сторона. Ему важна только политическая задача - создать впечатление, что найдено решение, записать в актив правительства еще одно достижение. Поэтому мы с полным правом утверждаем, что его программа разработана без учета нашего мнения и не отвечает чаяниям бедуинов. 

В Негеве сегодня 45 непризнанных поселений. Они расположены на тех землях, на которые претендует Государство Израиль для того чтобы отобрать их у нас и использовать в своих целях - для развития региона, строительства дорог и так далее. Но большая часть этих земель - это наша земля, она всегда была нашей, еще до создания Государства Израиль. Так что мы коренные жители Негева и никуда с этих земель не уйдем. У многих бедуинов имеются на руках документы, полученные от израильского Земельного управления в 1972 году, когда Государство Израиль попыталось навести какой-то порядок. Тогда некоторые бедуины успели получить документы на землю, но сейчас им приходится заново доказывать свои права. 

В судах находится более тысячи двухсот исков на признание собственности на землю, но дела эти не двигаются десятилетиями, государство утверждает, что наши документы поддельные. 

- Но ведь надо наконец решить проблему бедуинских поселений. И теперь, когда такая попытка сделана, в ответ слышны угрозы типа “будем воевать всеми доступными способами”. Может быть, бедуины вообще не хотят, чтобы государство бралось за эту тему?


- Конечно же, бедуины хотят, чтобы проблема наконец решилась, поэтому мы приветствуем тот факт, что государство попыталось заняться поиском вариантов. 


У нас два основных возражения: мы не согласны на насильственные действия со стороны государства и на переселение бедуинов в те пункты, которые будут определены государством. 


Кроме того, принятое решение касается прежде всего тех селений, которые уже существуют. Мы же считаем, что необходимо признать те деревни в Негеве, которые до сих пор не признаны. 


- Но большинство экспертов признают, что предложения Бегина очень щедры, и все те, кто подал иски, получат хорошие компенсации. Среди вашей общины отнюдь не все богаты, кто-то определенно с нетерпением ждет выплаты этих компенсаций... 


- Я считаю, что государство просто пытается соблазнить бедуинов деньгами. Думаю, эти попытки не пройдут. Мы не хотим уходить с наших земель, и нынешняя программа ничего не решит.


- Ибрагим, вы прекрасно знаете, что часть непризнанных деревень возникла в последние двадцать лет, и ни о каких столетиях владения землей здесь речь идти не может...


- Многие поселения расширяются, это правда, есть естественный прирост населения, но бедуины не собираются сниматься с насиженных мест и перебираться на другие, поскольку так захотело Государство Израиль.

Мы такие же граждане этой страны, наши дети служат в ЦАХАЛе, и мы требуем, чтобы с нашими правами считались. Постоянное пренебрежение правами коренных жителей Негева ведет к тому, что люди разочаровываются в государстве, а это очень серьезный момент. 


- В ваших речах звучала мысль о том, что бедуины все больше солидаризируются с палестинцами. Вы это имеете в виду?


- Хотя мы разные и имеются существенные различия между бедуинами и палестинцами, мы все исконные жители этих земель, и нас не устраивает непризнание наших прав. 

- Министр Бегин говорит, что один из мотивов принятия программы - забота о молодом поколении, которое должно жить и развиваться по стандартам 21 века, имея в своем повседневном быту воду, газ, электричество и, конечно, образовательные услуги на необходимом уровне. Бедуинская общественность в этом не заинтересована? 

- Как я уже неоднократно повторял, бедуины заинтересованы в решении ключевой проблемы - признания непризнанных деревень. И мы хотим, чтобы евреи поняли: наши земли - не для продажи. Все остальное будет исходить из этого подхода, получается, что бедуины не согласятся покинуть даже самый захудалый палаточный лагерь?
 

- Почему же? Есть несколько деревень, где люди действительно находятся в очень плохих экологических условиях и готовы переселиться. Но компромисса надо достигать за столом переговоров, а не по указке начальника. 


- Несколько деревень - это сколько? 

- Две-три из сорока пяти. Может быть, чуть больше, но все решат реальные переговоры. 


- Так чего же от вас ждать? 

- Сейчас мы приняли решение о ненасильственных формах протеста. Мы организуем демонстрации, вполне возможно, придется перекрыть дороги. Придут демонстранты-бедуины и к кнессету. Варианты решения нашей проблемы есть, но программа, предложенная сейчас, не пройдет. 

 “Новости недели”